Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

ХАБАД в Белом Доме. Самыми влиятельными людьми в Белом Доме станут хабадники: дочь и зять Трампа Сталинские евреи Ссылки на холокост — это трюк, цель которого — лишить законных оснований любую критику иудеев Novus ordo seclorum
Новости

А. Фурсов - Поле боя — Украина (окончание)

Начало смотри здесь.

Первое. Украина — это абсолютно нежизнеспособное, искусственное образование, которое могло нормально функционировать только в Советском Союзе (в рамках Советского Союза). Будучи единственным, кроме России и Белоруссии, постсоветским государством, которое могло встать на ноги, Украина на ноги не встала.

Я вам хочу напомнить, что Украинская ССР была в Советском Союзе чем-то очень важным. Кто помнит (если помнит): где находится павильон Украины на ВДНХ? В центре ВДНХ. Он сейчас запущен, но он находится в центре ВДНХ. То есть всячески подчёркивалось значение Украины. И Украина могла существовать только в рамках СССР. Вне СССР Украина к развитию не способна.

Что её держало на плаву? Советское наследие, которое двадцать лет проедали, и можно лишний раз подивиться, какое же это было наследие, если украинские олигархи тупо (значительно тупее, чем российские олигархи) проедали это наследие, и его хватило на двадцать лет.

Но, как говорили в Древнем Риме, Nihil dat fortuna mancipio («Судьба ничего не даёт навечно») — и в 2013 году это наследие было проедено. Тем более, что Янукович его проедал очень и очень активно.

Украина оказалась на краю пропасти. Оказалось, что спасти её может Россия на этот раз, но это то, что не устраивало категорически США. Это первая часть.

Вторая вещь. После первого Майдана, как я уже сказал, западные кукловоды полагали, что — всё: люди типа Ющенко и Тимошенко могут решить все проблемы. Оказалось — не смогли они решить. К власти пришёл Янукович. Он играл почти во все игры. Играл очень непоследовательно. Он играл и с американцами, и с Россией, и, в конце концов, доигрался.

Нужно сказать, что вот эти двадцать лет поставить в плюс Западу: Запад очень активно работал на Украине: с помощью некоммерческих организаций различных, неправительственных организаций. Там работа велась, ну, просто совершенно, так сказать, фантастическая. Там десятки некоммерческих организаций западных работали. У нас... Вот кто может назвать, у нас какие-нибудь есть неправительственные организации, которые активно работают во внешнеполитической сфере?

Ответ из зала: «Русский мир».

Андрей Фурсов: «Русский мир». Когда появился?

Ответ из зала: Не так давно.

Андрей Фурсов: Не так давно. Эффективность... Ещё какие организации? Есть какие-нибудь?

Ответ из зала: «Россотрудничество».

Андрей Фурсов: «Россотрудничество» есть, у которых мало денег.

Ответ из зала: Затулинский институт.

Андрей Фурсов: Затулинский институт — это институт. Есть ещё Фонд Горчакова, но это всё недавно и это организации, у которых нет такого средства.

Американцы вбухивали туда огромные средства. Кроме того, все эти годы на Украине существовало бандеровское подполье, которое функционировало, у которого была связь с американской разведкой, с западно-германской.

Причём Украина географически — это не Прибалтика. Это в Прибалтике... Кстати, кто знает, когда в Прибалтике убили последнего «Лесного брата»?

Ответ из зала: В шестидесятый год.

Андрей Фурсов: Нет. В 1974-м. Но, понимаете, в Прибалтике, там спрятаться особо негде, а вот на Украине есть, где спрятаться, поэтому там бандеровское подполье существовало всегда. Запад это всегда использовал (работал с этим). Разумеется (подчёркиваю), у украинских событий декабря, января, февраля есть серьёзные внутренние причины.

Причины: обнищание населения, недовольство вот этим, так сказать, жлобско-олигархическим режимом Януковича. Сейчас мы что видим? Ну, ушла семья Януковича, вместо неё пришла семья Тимошенко. То есть одни олигархи сменили других. Олигархов пытались посадить в качестве начальников в городах востока.

Я неслучайно привёл эту фразу Маркса, Энгельса по поводу Европейской революции 48-го года. Теперь мы знаем, какую роль в революциях играет глупость и как негодяи умеют её использовать. Действительно, использовали.

Насколько можно заключить из того, как развивались события, алчность правящего клана была использована как вообще и как конкретно из событийной ситуации. День «Д» и час «Ч» наступил 21 февраля. Поскольку я в науке, а не в спецслужбах, у меня не прямые данные, а косвенные, но они подтверждаются и другим анализом.

К 18:00 21 февраля половина Майдана была уже освобождена. И ещё чуть-чуть — всё бы на этом и закончилось. Но вы знаете, между восемнадцатью и двадцатью...

Мне рассказали люди, которые шли, двигались и гнали (толпа — три тысячи человек) вот этих Майданутых (их было пятнадцать тысяч), а за ними шёл Беркут. И вдруг они рассказывают — Беркут остановился. «Мы движемся дальше, а Беркут остановился». Они получили приказ остановиться.

Что произошло между восемнадцатью и двадцатью часами?

Мы можем восстанавливать события. Моя версия такова. Я её ни в коем случае никому не навязываю. Именно в этот момент Янукович решил, что он победил и что можно начать договариваться. Тем более, что ему американцы объяснили, что они знают, где спрятан его миллиард.

И здесь Янукович решил сыграть в такую тупую деревенскую игру. Он решил обмануть американцев, не понимая, что они его сами обманут, потому что не будут придерживаться договорённостей. Ну и, кроме того, «Рим предателям не платит».

Вот в этот момент, когда была упущена возможность зачистки Майдана, всё пошло в другом направлении. Я тогда говорил (21-22-го) о том, что эта ситуационный проигрыш России, потому что, если за два десятилетия единственная прорусская сила, которую мы создали, — это сила с лицом Януковича, то плохи наши дела.

Чем занимался Черномырдин? Он с украинскими олигархами пел песни, играл на баяне. По-видимому, это его кармическое занятие, это у него хорошо получается. Зурабов вообще непонятно, чем занимался. Но в любом случае, они занимались газовыми гешефтами, общались с олигархами.

Западные спецслужбы, неправительственные организации, они работали и с олигархами, и с интеллигенцией, и с массами. И смотрите, какая вещь: Киев — негалицийский город, но киевская интеллигенция на 90% — сторонники Галицийского проекта. Значит, хорошо поработали западные спецслужбы.

Собственно они и должны были так работать. Другое дело, мы так не работали. Мы разговаривали с олигархами вместо того, чтобы заниматься другими вещами. И, повторяю, если наша единственная прорусская сила, которая была на высоком политическом уровне, это вот этот вот человек по фамилии Янукович — ну, это проигрыш.

Разумеется, проигрыш одной партии — это не проигрыш в матче. И более того, действия российских властей по Крыму показали, что проиграв партию, можно выиграть матч. 17-18-го матч был выигран, но с другой стороны, этот матч — только по Крыму. Есть ещё Восточная и Юго-Восточная Украина.

Теперь давайте посмотрим. Что Запад хотел? Каков был план? Что нужно было Западу в этой ситуации? То есть, давайте подумаем, как западные люди это планировали? Это очень правильный подход.

Летом этого года, когда я был в Лондоне (я читал английские газеты), была замечательная передовица в «Файнэншел-таймс» (Financial Times). Эта передовица обрушилась на преподавателей экономики в английских ВУЗах, и они сказали, что если ты хочешь подготовить экономиста, не надо ему вбивать в голову, что пишут экономисты. Научите его думать, как думают экономисты.

Кстати, такая же вещь: нам нужно научить людей думать, как думают политики. У нас политология сводится к тому, что люди должны знать политологические теории. Ну, политологические теории, они очень далеки от реальности, они собственно и создаются для того, чтобы скрыть то, что думают политики. Это такая криптоматика.

Программа минимум: создание Западом славянского неонацистского бандеровского рейха. Это постоянное давление на Россию, провоцирование различными способами, и если Россия реагирует — говорить о том, что «огромная тоталитарная Россия давит свободную Украину». Это та же схема, что была в Югославии: «бедные албанцы — жертвы злых сербов».

Программа максимум та же, что и в 1930-е годы при создании немецкого нацистского рейха: создание силы, которая, в случае необходимости для Запада, возьмёт на себя решающую часть войны с Россией.

Кто-то скажет: «Ну, какой кошмар! Как это — воевать с Россией?» Дело в том, что бывают разные ситуации. Посмотрите: а в Европе кто может воевать с Россией? Румыны что ли могут воевать? Поляки сами не могут.

Им нужно было создание такого государства-бультерьера, которое готово было бы начать, по крайней мере, локальный конфликт, чтобы показать слабой России, что вот как могут развиваться события. Тех, кто готов в таких выводах увидеть сгущение красок, я отсылаю к истории отношений Запада и России.

Вся агрессия, которую Россия получала в течение последних двух-трёх столетий, вся шла с Запада. У России агрессии на Западе не было.

Было две вещи: это освободительный поход против Наполеона. Кстати, который, как и говорил Кутузов, надо было закончить в 1813-м году, «не выходя за наши границы, а там бы Франция, Англия — пусть бы они любили друг друга перверсивно и занимались бы друг другом». Это был один поход.

Второе: это в 1849 году Николай Первый (на мой взгляд, ошибочно, притом, что замечательный был царь). Это помощь в подавлении венгерского восстания Австро-Венгрии. Не надо было этого делать. Пусть бы венгры долбанули австрийцев, и пусть бы была такая, небольшая зона хаоса в Центральной Европе — нам было бы легче. Кроме этого, больше никаких действий на Западе Россия не вела. Мы говорим о 19-м веке сейчас.

Что касается ввода войск в Чехословакию, то ввод произошёл в соответствии с теми правилами, которые записаны в Декларациях Варшавского договора. Кстати, аналогичное правило записано в Уставе НАТО. В Уставе НАТО чёрным по белому написано: «Если для какого-то из государств НАТО возникает опасность в результате внутренних или внешних изменений — немедленно вводятся войска».

И когда это назвали (ввод наших войск) Доктриной Брежнева... Просто у нас пропагандисты слабые. Нужно было объяснить, что всё было произведено так же, как это записано в Варшавском договоре и в НАТО — как во всех таких организациях. Но я имел в виду девятнадцатый век.

Кстати, что касается двадцатого века, конечно, в 1968-м году советское руководство упустило уникальный совершенно шанс, потому, что оно уже было сытое, оно реагировало. Советское руководство в 68-м году, когда были майские волнения в Париже, оно вполне могло, использовав французскую коммунистическую партию, вынудить демонстрациями коммунистов и профсоюзников НАТОвцев войти в Париж.

Вот если бы НАТОвцы вошли в Париж, мы бы потом тридцать лет орали о том, как НАТОвцы задавили французских студентов и никаких бы разговоров не было бы о «Пражской весне». Но советское руководство решило реагировать на обстоятельства, потому что это было уже реагирующее руководство.

Так вот, как заметил Арнольд Тойнби, «политика Запада по отношению к России — это агрессия». Тойнби — не любитель России был. «Русская экспансия носит оборонительный характер» — писал Арнольд Тойнби. Конечной целью Североатлантических элит всегда была ликвидация России.

В этом отношении один из наиболее видных руководителей советской разведки, Леонид Владимирович Шебаршин, был, конечно же, прав, когда писал, что «Западу от России нужно одно: чтобы её не было». Не было стратегически. Тактически...

Скажем, в 91-м году Запад мог бы начать расчленение России, но в условиях уже поднимающегося Китая оказалось, что это нехорошо. Кроме того, решили давить Россию в течение, скажем, там, десяти лет. Но за это время Россия как-то успела всё-таки стать на ноги.

Бандеровская Украина, если ей суждено состояться в том виде, в котором задумывали заокеанские кукловоды, она должна была быть государством олигархическим, террористическим и антирусским. Антирусским — ясно совершенно почему, квазигосударством. Потому что, даже постсоветская Украина не была полностью независимым государством. То, что мы видим сейчас, — это уже просто внешнее управление.

И во вчерашней передаче Киселёв абсолютно верно сказал, что «визит директора ЦРУ в Киев и то, что по команде МВФ были уволены двенадцать тысяч социальных работников», то есть идёт сокращение жёсткое.

Дело в том, что все деньги, которые даёт МВФ, даются всегда под сокращение социальных программ. В свою очередь, это провоцирует недовольство населения. Правительству данной страны приходится ещё занимать и возникает порочный круг. Его хорошо очень описал в своей работе «Исповедь экономического убийцы» Джон Перкинс. Он очень хорошо это всё расписал.

Олигархической Украина не может не быть по простой причине: олигархия с её коррупцией, неспособностью и нежеланием — это идеальная форма для внешнего управления и, понятно, что это устраивает и украинских олигархов, и Запад.

Ну и, наконец, последнее. Если марионеточной хунте в Киеве удастся удержаться, то по логике своей она должна будет проводить политику террора против юго-востока и востока Украины.

Другое дело, оказывается, что у неё сил для этого нет. Они всё время говорят о том, что, «вот, дедлайн» — и ничего не могут, потому что нет реальной силы. Кроме того, понятно совершенно, что вот этот «Правый сектор» — ну, это серьёзная угроза и для самого руководства Украины.

Что ещё будет означать бандеризация Украины, если она произойдёт?

Дело в том, что восток и юго-восток Украины — это промышленно развитые районы, это сектор модерна. Запад — это сельская зона. Ясно совершенно, что Евросоюзу ни «Южмаш», ни «Мотор Сич» — им это ничего не нужно. Это конкуренты, которые должны уйти. Атомная энергетика тоже украинская не нужна. Нужна зона, где складируются отходы.

Кстати, одна из версий, почему ликвидировали Сашко Билого (и эта версия меня очень убеждает), заключается в том, что нуждающаяся в деньгах Тимошенко (эта версия есть в Интернете) договорилась с европейцами, что Украина начнёт же сразу утилизировать атомные отходы.

Дело в том, что у Украины нет условий для утилизации. Значит, речь идёт о простом захоронении. И захоранивать они это собирались в зоне Чернобыля. То есть «там и так грязь — мы сейчас это всё туда захороним и всё это спрячем». И если человек — решительный... Ну, не Яценюк же и не Турчинов — не вот этим поручать.

Тимошенко договорилась с Ярошем, а Ярош поручил Сашко Билому. А Сашко Билый, у него такой вид брутальный, но он не дурак был. Он понимал, что человек, который это организует, его, скорее всего, ликвидируют, и поэтому он сразу повёл себя не совсем так, как ожидала от него Тимошенко. И там выхода не оставалось, кроме как его ликвидировать.

Насколько я знаю, поезд с ядерными отходами стоит сейчас на украинско-польской границе. Он не движется. Но ясно совершенно, что Украина нужна Европе и как вот такая свалка, куда можно всё это сбрасывать.

Меня удивляет вот в этом решении украинского руководства следующее: ведь дело в том, что умирать от радиации, становиться бесплодными будут не только дети низов, но и дети верхушки тоже, ведь их тоже зацепит. Вот это удивительно.

Как же ты превращаешь страну в свалку, в источник радиационного облучения, если ты сама здесь живёшь? Ты же собираешься быть президентом? Значит, четыре года, там, или пять лет ты собираешься здесь жить? Ну, этих четырёх-пяти лет вполне хватит.

Так вот, бандеризация Украины — это её демодернизация, это её футуро-архаизация. То есть, если вот эта хунта победит вообще на Украине (в чём есть у меня большие сомнения — если бы она победила), то Украина проваливается в такую, футуро-архаическую зону, которая будет покруче того, что описал Алексей Колентьев в своих романах боевой фантастики.

Очень важный урок всего украинского кризиса (и для меня урок позитивный): наши СМИ (по крайней мере, у нас в стране), они впервые не проиграли в условиях конфликта. Потому что, когда была война 08.08.08, было довольно немало наших СМИ, которые заняли антироссийскую позицию.

Сейчас антироссийскую позицию заняли только такие оголтелые совершенно структуры, какое-нибудь «Эхо Москвы» (и то не всё). Там есть разные люди. Там есть климактерические кликуши с одной стороны, там есть их начальник, который занял значительно более такую сдержанную позицию.

Была значительная группа людей, которых Президент назвал национал-предателями, которые выступали против. Но, тем не менее, наши СМИ в данном случае войну информационную по поводу Украину не проиграли, действовали очень грамотно.

Я вообще должен сказать, конечно, очень грамотно и в Крыму было всё организовано. Там с точки зрения международно-правовой подкопаться вообще не к чему — просто не к чему. То есть, всё было сделано грамотно.

Так вот, тем не менее, вот этот кризис, он продемонстрировал целый ряд двойных стандартов, на которые я хочу обратить внимание. Я просто отсматривал прессу тогда и хочу просто поделиться некоторыми, такими замечаниями.

Вот, например, в редакционной статье журнала «Нью стейтсмен» («New Statesman») утверждается, что «Путин нарушил суверенитет Украины». Как нарушил? «Послал войска в Крым». Этого не было. А как же назвать тогда действия американских дипломатов, которые организовывали свержение легитимного президента? То есть, это прямая ложь.

Дальше берём респектабельный «Экономист» («Economist») от 8 марта. Они упрекнули Путина в том, что «он стал более автократичным». Никаких аргументов не приводится. То есть, нежелание играть в навязанную Западом игру трактуется как автократичность. По этой логике самые большие демократы — те, кто лижет НАТОвский сапог.

Риторика статей по ситуации в России (о Путине) в марте — такой же лживый пафос, как по поводу Каддафи, а этот пафос мы видели в американском «Тайм» («Time») — номер от 17 марта, «Спектейтер» («Spectator») — журнал от 8 марта тоже. Некто О'Салливан пишет: «Путин сломал консенсус, сложившийся после окончания Холодной войны».

Ну, по-видимому, Путин считает, что этот консенсус, он так и должен был существовать. То есть обнаглевшее от безнаказанности НАТО, которое бомбило Югославию и, мало того, оно ещё разбрасывало по всей Югославии (наверное, вы видели фильм, сербы мне об этом давно рассказывали), причём над сербской частью, они, когда её бомбили, там уран распыляли.

Поэтому в Сербии очень много онкологии, народ просто, так сказать, мрёт. И кроме того они разбрасывали спермициды, которые приводят к мужскому бесплодию, чтобы сербов, как такую прорусскую силу в Европе уничтожить.

Дальше в этом же номере «Спектейтер» было приведено высказывание Обамы о том, что «Россия занимает позицию на неправильной стороне истории» («Russia is on the wrong side of history»).

То есть по логике Обамы выходит, правильная сторона — это те, кто ядерной бомбардировке подвергает Хиросиму и Нагасаки, нападает на Вьетнам, Югославию, Ирак, Ливию, убивает сотни тысяч людей — вот это правильная сторона.

Но самое сильное впечатление на меня произвела статья нашего Гарри Каспарова. Она в двух отношениях произвела впечатление. Во-первых, представление об этом человеке (его же принимают на Западе) — представление о том, что такое история. И, второе: что он предлагает Западу?

Статья называется так: «Отсеките олигархов — и они свалят Путина». Напечатана она была в серьёзной очень такой газете «Уолл Стрит Джорнал» («Wall Street Journal») 10 марта сего года.

Об интеллекте автора можно судить по следующему, Каспаров пишет: «Путин второй раз за последние шесть лет приказал войскам перейти международно признанную границу, и оккупировать чужую территорию». Ну, первый раз — он, наверное, имеет в виду 08.08.08, а второй раз — Крым.

Где Путин приказал нашим войскам перейти Крым? Где было такое решение? Мы не вводили свои войска в Крым.

«Путин принадлежит к эксклюзивному кругу вместе с Милошевичем, Саддамом Хусейном — лидерами, которые вторглись в соседние страны».

Милошевич никуда не вторгался. Милошевич занимался Косово. Косово — это часть Югославии была. Саддам Хусейн действительно вторгся в Кувейт — это была ловушка, но свергли-то они его совсем не за это. Его свергли не в 90-91-м годах.

Дальше Каспаров пишет: «В Ялте Сталин заставил слабого Рузвельта и бессильного Черчилля принять его позицию по польскому вопросу, а политика Путина по Крыму — это то же, что захват Гитлером Австрии и Судетской земли».

Вот если бы я от студента услышал такое на экзамене, я бы сразу поставил ему два балла и отправил бы на переэкзаменовку. Дело даже не в том, что ни Черчилль, ни Рузвельт слабыми не были. Дело в том, что Черчилль и Сталин (это цинично звучит), но они разменяли Польшу на Грецию: договорились, что СССР получает 90% доминирования в Польше, но 10% — в Греции, а Великобритания наоборот: 90% в Греции, 10% в Польше.

Поэтому Советский Союз перестал активно помогать греческим коммунистам. Англичане их разгромили, но зато мы решили свою польскую проблему, потому что Польша для нас важнее была, чем Греция. Но, по-видимому, вот, Каспарову об этом не сообщили.

Дальше Каспаров пишет. Я почему так говорю о Каспарове, поскольку он очень активно в нашей оппозиции присутствует, чтобы вот просто продемонстрировать интеллектуальный уровень этих людей.

«Если Путин победит, — пишет Каспаров, — то мир, возникший в 45-м году, рухнет». В середине 80-х годов Каспаров, как герой одного американского новеллиста («Рип Ван Винкль»): человек уснул, потом он проснулся, а Америка уже — не часть британской империи, а это свободная страна. То есть с тех пор выражение «Рип Ван Винкль» — это человек, который проснулся и обнаружил себя в другом мире.

Дело в том, что мир, возникший в 45-м году, рухнул в 89-м году, на Мальте, когда Горбачёв всё сдал. Даже журналисты запустили термин, он не прижился: «Мальтийская система», которая сменила Ялтинскую. Поэтому ни о каком нарушении Ялтинского мира речи быть не может.

Но вот есть нечто, действительно заслуживающее внимания.

Что советует Каспаров Западу? Он говорит о том, что «нужно давить на олигархов», — не на Путина, а давить на олигархов. И если давить на них, то они свершат переворот и свергнут Путина. То есть человек, гражданин России, подсказывает американскому Госдепу, что нужно делать для того, что сменить режим в России.

Вот если бы такой человек был гражданином США, сидел, например, в России или, не знаю, где-нибудь в Китае и говорил, что нужно сделать, чтобы свергнуть Обаму, я думаю, что у него очень серьёзные проблемы начались бы — очень серьёзные. Тем не менее, Каспаров совершенно спокойно (его никто не лишает гражданства) приезжает, уезжает.

Чем важны вот эти события февраля-марта? На мой взгляд, самое главное, суть:

— Впервые после 91-го года Запад (коллективный Запад), Соединённые Штаты Америки, устроили — хоть и в скрытой форме, но агрессию против русского мира. Потому что Украина — это территория русского мира. И они устроили агрессию далеко от себя. Украина не может быть зоной интересов Соединённых Штатов. Мексика может быть, даже Куба может быть. Они могут Кубу объявить. Но Украина — это очень далеко, так же, как Ирак далеко.

Это была агрессия впервые после 91-го года. Они решили, что они могут.

Мы впервые после 91-го года дали агрессору по зубам — очень жёстко. И, несмотря на весь вой и ор на Западе, не отступились, воссоединились с Крымом и, как сказал Президент на Красной площади: «Крым возвращается в родную гавань». Вопреки всему, вопреки всем крикам.

И в этом отношении, конечно, песня группы « Наутилус Помпилиус» «Гудбай, Америка!» приобретает некое символичное значение. Действительно: «Goodbye, America!»

Никогда больше тех отношений, при существовании этой власти в России, которые были в 90-е годы, и даже на первом сроке президентства Путина, и в медведевский период — таких отношений больше не будет.

Потому, что Запад этому руководству ничего не простит, а это руководство прекрасно всё видит по поведению Запада... Если у нашего руководства раньше могли быть сомнения: «Ну, мы — не Милошевич, мы — не Саддам Хусейн, мы — не Каддафи, с нами так не поступят». То совершенно понятно, что у Запада нет тормозов, и в решении своих проблем они совершенно пойдут до упора.

Притом, что замечательно воссоединение с Крымом, вся эта крымская виктория, которая действительно кладёт конец определённой эпохе, остаются всё равно несколько проблем.

Первая проблема, это противоречие между внешнеполитическим курсом на восстановление статуса великой державы и неолиберальным экономическим курсом правительства, условно, Медведева. Дело в том, что, то противостояние с Западом, которое у нас сейчас намечается на основе неолиберальной экономики, его не выдержать. Его можно выдержать только на основе мобилизационной экономики.

В то же время, мобилизационная экономика может быть только частью мобилизационной системы социальной. То есть, иными словами, те отношения с Западом, которые выстраиваются на определённый срок, они требуют очень серьёзных внутренних изменений.

Первое изменение — косметическое. Это политика — правовое подавление пятой колонны. Это первый же шаг, который должен быть сделан.

Дальше должны подтягиваться вещи, связанные с экономикой, социальным строем. Потому что, пройдёт полгода, эйфория воссоединения с Крымом пройдёт, и осенью опять возникнут те проблемы, которые у нас есть в экономике. У нас по самым оптимистическим оценкам экономический рост 1%, а нам нужно минимум 5-6. Ясно, что именно недовольство населения экономической ситуацией могут использовать те люди, которые организовывали Болотную, и в условиях недовольства это можно будет обыграть. И, безусловно, будет разыгрываться союз либералов и ультранационалистов. Причём, будет быстро всё делаться «долой олигархов», «борьба против коррупции», и так далее.

А потом, в случае успеха, опять придёт какая-то группа олигархов, которая…

Революция, это то, что меняет социально-экономический строй. Ни одна из цветных «революций» не привела к изменению социально-экономического строя. Менялся режим на прозападный. Больше ничего. Это нужно очень хорошо понимать.

В случае перехода России к мобилизационной системе, североатлантическая верхушка и её агентура в Российской Федерации будут пытаться снести существующий режим, и, повторяю, это будет делаться под лозунгами борьбы с коррупцией и так далее.

С этой точки зрения, февральский Майдан в Киеве и откровения его героев заслуживают внимания. Смотрите: Тимошенко, выступая на Майдане, сказала, что события в Киеве, это пример для народов всех постсоветских государств в их борьбе против диктаторов.

А сын военного преступника Шухевича, Юрий Шухевич, который отсидел у нас в тюрьме, заявил: «Февральский Майдан — продолжение событий 1991 года, начало второй антисоветской революции (первая — в 1991-1993 годах), которая должна окончательно разрушить мечту о восстановлении Советского Союза».

То есть, понятно, что для них действительно Майдан, это было продолжение 91-93-го года. И то, что Россия так отреагировала жёстко на Майдан защитой Крыма, конечно, для них было новостью.

Вторая проблема тесно связана с первой и вытекает из неё. Речь идёт о пятой колонне, о тех, кого Путин назвал национал-предателями. В количественном плане, это небольшая группа населения, в которой свои места занимают представители власти, бизнеса, СМИ, богемы, научно-образовательных кадров.

Достаточно посмотреть, кто у нас кричал громче всех, что воссоединение с Крымом, это то же самое, что и то, что делал Гитлер с Австрией. При этом, эти люди успешно обходили тот вопрос, что Австрию Гитлеру подарили Великобритания и Франция. Что без их санкций он никогда бы не присоединил Австрию.

И Австрию Гитлеру разрешили присоединить по одной простой причине: у Гитлера не было валютных запасов, а у Австрии они были. То есть, подарив ему Австрию, ему подарили валютный запас для перевооружения. А затем ему подарили Чехословакию, потому что, ему нужен был военно-промышленный потенциал, которого у рейха не было. Ему нужен был выход на границу с Советским Союзом.

Украинский кризис продемонстрировал единство народов России и власти по такому очень важному вопросу, как собирание русского мира. Но этот кризис делает необходимым и неотложным решение нескольких задач у нас в стране. На мой взгляд, эти задачи следующие.

Первое. Подавление политико-правовыми мерами пятой колонны, отсечение их от СМИ и от источников финансирования. Прежде всего, от западных.

Второе. Это переход не просто к мобилизационной экономике, а переход к социальной системе мобилизационного типа, элементом которой станет мобилизационная экономика.

Третье. Необходимо переформатировать правовую сферу. Ликвидировать примат международного права над национальным. Кстати, такого примата нет ни у Великобритании, ни у США. Это то, что они успешно навязывают другим. Прекратить участие в откровенно антироссийских структурах, и тем более, их финансирование.

Четвёртое. Укрепить военный союз с Белоруссией, при всех объективных и субъективных сложностях этого процесса. Мне далеко не всё понравилось, что говорил Лукашенко о ситуации с Крымом. Правда, он сказал очень важную вещь. Что Белоруссия никогда не сделает ничего такого, что было бы во вред России. Это хорошо, и надо было бы сказать, на мой взгляд, побольше.

Пятое. Противодействовать противнику, агрессору не только по периметру границ, но и в любых точках мира, где это позволяют наши возможности: фиксировать степень его уязвимости. Нужно вести себя по отношению к Западу так же, как он ведёт себя по отношению к России, с момента её возникновения в 1991-м году.

Недавно Карен Шахназаров, режиссёр, выступая по телевидению, сказал очень правильную вещь — Запад никогда не прекращал холодную войну против России. Рухнул Советский Союз, всё продолжалось.

Кстати, Бжезинский очень честно сказал в одном из своих интервью, уже после окончания холодной войны. Сказал: «Не надо морочить себе голову. Мы воевали не с коммунизмом, а с Россией, как бы она ни называлась».

Если бы он сказал, с русским духом, то он практически повторил бы Черчилля, потому что, Черчилль в 1940-м году сказал следующее: «Мы воюем не с Гитлером, и даже не с национал-социализмом. Мы воюем с немецким духом, духом Шиллера, чтобы он никогда не возродился».

И вот та кастрация духовная, которой подвергли немцев после 45-го года, вот это то, что Запад хотел бы сделать с Россией после 91-го года.

И Александр Рар, в одном из своих интервью сказал — Александр Рар, это немецкий околополитик — он сказал, что западных политиков и журналистов многих очень удивляет: а почему Россия не кается? Россия потерпела поражение в холодной войне, значит, они должны каяться.

И он сказал ещё одну очень важную вещь, за что его критиковали на Западе. Он сказал, что для Запада победа над Советским Союзом в холодной войне не менее, а может быть и более важна, чем победа над Гитлером. Потому что, Гитлер был на самом деле, свой. А вот Россия — всегда чужая.

Таким образом, противодействовать противнику нужно не только по нашим границам, и не когда он вторгается. Нужно создавать проблемы противнику в его уязвимых местах.

Шестое. Необходимо развернуть мощное, широкомасштабное информационное контрнаступление против североатлантических верхушек в мировом информационном пространстве. Особенно активно там, где у них есть проблемы. В частности, мусульманский и испаноязычный мир.

Вот я очень активно сотрудничаю с испанской и арабской редакциями Russia Today. Я смотрю их передачи, они молодцы, они очень хорошо воздействуют. Что значит испаноязычная аудитория? Это ведь не только Латинская Америка и Испания. Это огромная испаноязычная аудитория в самих Соединённых Штатах. Нужно это использовать.

Седьмое — это перестройка общественного сознания на оборонный лад. Это не значит, что мы должны защищаться. Оборонный — это означает понимать, мы живём в военное время. И население, особенно молодое поколение, должны воспитываться так, чтобы быть готовыми отразить любую агрессию: военную, информационную, культурную, цивилизационную.

Я очень рад, что у нас восстанавливается ГТО и военно-патриотическое воспитание. Я помню, когда я был школьником: мы сдавали нормы БГТО — будь готов к труду и обороне, потом ГТО. Это был бег, что нам очень нравилось, метание гранаты, это здоровый подход.

Кстати, мы смогли войну выиграть, потому что, у нас был ОСОАВИАХИМ, у нас были спортивные организации в тридцатые годы. Мы действительно готовились. Хочешь мира — готовься к войне. Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути.

Вот такие изменения, которые произошли в феврале-марте, это конец эпохи поражений. Но нужно выходить из эпохи поражений не только по внешней линии, но и по внутренней. От времён ельцинщины осталось немало одиозных личностей. Кто-то уехал на Украину.

Есть вот такой журналист Киселёв, это однофамилец Дмитрия Киселёва, Евгений Киселёв. Вот он сейчас вещает на Украине уже много лет. Это человек Березовского и Гусинского, он вещает много лет на Украине, сейчас он говорит, что ему стыдно за то, что он русский. Ну, стыдно, ради Бога.

В этом отношении, нам не грех поучиться у Запада тому, как они работают в области информации. Их политика носит наступательный характер. Если ты реагируешь, если ты отстаёшь на шаг — ты проигрываешь. Кстати, вот в Крымской виктории мы выиграли потому, что наше руководство, прежде всего Президент, на шаг опережал противника. Он делал шаг, а они реагировали. То есть, он задавал повестку дня.
Всё, что я хотел сказать по украинскому вопросу.


Просмотров: 2827
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Американские эксперты подробно расписали сценарий разрушения России Цитаты российской элиты Жидобандеровский Хабад объявляет Путину «джихад» Масонская галерея России Начинается очищение государственного организма России Тайное мировое правительство