Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Еврей Каганович плохо знал евреев. Сталин его поправлял Обращение русских ученых к евреям России Novus ordo seclorum Ответ на „еврейский вопрос”
Новости

Что там либералы про американскую эффективность талдычат?

Речь пойдет не о конкретных случаях обмана выявленных на просторах западного бизнеса, а о самих этих просторах, являющих нам идеалы честности и прозрачности.

Будем рассматривать бизнес США до 2007 года, чтобы исключить кризисные цифры последующих 5 лет и, не дай Бог, не бросить тень на этот “идеал”.

Американская бухгалтерия

Вся современная система американского бухучета создана с одной целью – закамуфлировать государственную политику тотальной фальсификации корпоративной отчетности. Если бы это было явно продемонстрировано всем, то нынешний кризис случился бы на 30 лет раньше, и мы уже давно забыли бы про то, что когда-то существовала такая страна, как забыли про Месопотамию. Т.е. фальсификация отчётности – это не самодеятельность отдельных компаний. Это – национальная политика и данная политика является одним из элементов инструментария колониального налогообложения Штатами планеты. Поэтому бухгалтеров уже с первого дня обучения под гипнозом учат воспринимать черное как белое, и плодить фальсификат так, что они даже не понимают, что пишут липу, поскольку их восприятие реальности безнадёжно искорёжено.

Запомните – ни одна крупная компания в США не может себе позволить не фальсифицировать отчетность, поскольку показатели статей её балансов немедленно начнут вызывающе расходиться с показателями балансов других корпораций. Если в хоре фальшивят все, то можно убедить слушателей, что это постмодернистский музыкальный эксперимент (постиндустриальная экономика). Но если кто-то один начинает петь чистым тенором, то становится понятно, что всем остальным хористам просто медведь уши оттоптал. Поэтому дирижер должен строго следить, чтобы певцы со слухом жевали во время пения вяленую дыню или грызли сухари.

Если взять полный баланс какой-нибудь крупной компании за 2006 и проанализировать его с помощью безупречной американской методики чтения балансов, то, можно поспорить – он сойдется так же чудесно, как и прежде. С бухгалтерской точки зрения, по факту обанкроченная на сегодняшний день компания должна быть жива, здорова и находиться в блестящей форме, а новость о её банкротстве должна быть злостной инсинуацией или результатом настигшего мир ужасающего кризиса.

Дело в том, что формальная корректность бухгалтерской отчётности в американских корпорациях не отменяет того факта, что сама система бухучета в США, включая формальные требования к его ведению, построена таким образом, чтобы генерировать тотальный фальсификат. Фальсификат не в том смысле, что бухгалтер пишет в отчёт проводки, которых не было, а в том, что вся в совокупности реальность в принципе неадекватно отражается в балансах. И это не местная самодеятельность, а национальная политика.


Более того – это жизненная необходимость для всей экономики США. Соответственно, в создание правил фальсифицирования реальности, саму фальсификацию, и проверку правильности фальсифицирования вовлечены абсолютно все, от бухгалтера Матрёны Джонсовны и её патрона Голдмана Саксовича, до председателей ФРС, Казначейства, и администрации Белого Дома. И, если мы будем сквозь буквальные строчки баланса просматривать реальность, то она будет разительно отличаться от бухгалтерского благолепия.

Такая массовая фальсификация финансовой документации корпораций и банков пошла еще в начале 70-х. А к концу 80-х это явление приобрело тотальный характер. Так что наши соотечественники, попав в США, даже не заметили разницы с поздним, перестроечным СССР – там были такие же приписки, как и на советских предприятиях. Только у нас приписывали расходы, а там приписывали прибыли. У нас воровались деньги из выручки и недоплачивали государству, а в США воровали деньги кредиторов и инвесторов.

Американское бухгалтерское сословие умудрялось все последние десятилетия маскировать реальность бухгалтерскими крючками, уверяя, что с американскими корпорациями и банками все замечательно, К их горестному недоумению, все эти крючки сломались на простой вещи – реальности. Меньше, чем за полгода 2007, мы имели удовольствие наблюдать де-факто банкротство 7 из 15 ключевых финансовых институтов США, у которых тоже было всё замечательно с бухгалтерией. И, не иначе как идеальное состояние американской корпоративной бухгалтерии заставляло Полсона держать три дня без сна и ланча Конгресс, выбивая из строптивых конгрессменов – совсем пустяки – $700 млрд., чтобы залатать самые дикие дыры в корпоративных балансах, которые там появились по причине бухгалтерских талантов.

Прибыли предприятия

Прежде чем рассматривать бухгалтерский баланс США, следует немного разобраться с бухгалтерией на более простом и конкретном примере.

Чистая прибыль предприятия (Net savings)
– это валовой доход предприятия, за вычетом всех текущих расходов, т.е. потребления основного капитала, оплаты труда, аренды, выплаты процентов по кредитам, дивидендов и пр., а также налогов. Но текущая прибыль – это еще не показатель эффективности предприятия. Очевидно, что каждая компания для своего функционирования нуждается в развитии производственных активов. Т.е. оно должно закупать новое и ремонтировать старое оборудование и машины, строить и модернизировать цеха, инвестировать в инженерно-конструкторские разработки, приобретать лицензии и патенты, закупать компьютеры, мебель, и т.п., в ряде случаев поглощать смежников и конкурентов. Эти расходы идут по балансовой статье – Капитальные инвестиции.

Самоокупаемое предприятие – это предприятие, которое производит капитальные инвестиции из собственной прибыли. Заработало прибыль – вложило в развитие производства, на следующей итерации заработало еще больше прибыли, снова нарастило капитальные инвестиции, и т.д.

Если у предприятия есть все основания считать, что развиваясь быстрее, оно в будущем сможет получить гораздо больше прибылей, то вполне нормально, что оно берет кредиты на развитие производства, т.е. формирует часть своих капитальных инвестиций из заемного капитала. Когда оно завершит строительство, модернизирует оборудование и сформирует сбытовую систему, то заработает кучу прибыли, и отдаст из нее все кредиты. Это серьезное эффективное рыночное предприятие. Его реальная прибыль представляет собой разницу между (бухгалтерской) чистой прибылью и чистым приростом долгов.

Но, если проходит год, два, пять, десять, двадцать, а предприятие не только не начало выплачивать из прибылей взятые займы, но, напротив, с каждым годом только наращивает их, причем прирост текущих чистых займов в разы превышает текущую чистую прибыль, то необходимо признать – это предприятие вообще не является самоокупаемым. Его капитальные инвестиции были чрезвычайно неэффективны и не дают ожидаемого возврата в виде дополнительных прибылей. И теперь предприятие не может одновременно обслуживать свою кредиторскую задолженность и производить все необходимые для нормальной работы капитальные инвестиции.

Прекратив наращивать долги, данное предприятие либо не сможет поддерживать на адекватном уровне свои производственные мощности, либо будет вынуждено объявить дефолт по своим финансовым обязательствам. Т.е. данное предприятие является планово-убыточным: несмотря на неизменно показываемую по балансу текущую прибыль, у него нет реальной прибыли, а есть вполне осязаемые убытки.

Суть утверждения в том,
что корпоративный сектор США уже давно принял на себя прямых финансовых обязательств на большую сумму, чем имеет реальных активов с учётом идущей с июля 2007 их фронтальной переоценки.

Берем вот эти отчеты: http://www.bea.gov/national/nipaweb/Ni_FedBeaSna/Index.asp и считаем капитал и активы корпораций нарастающим итогом по фактическим финансовым с учетом дефлятора (или CPI, или еще какого-то показателя удешевления доллара во времени) с 1960 г. То есть, смотрим, например, таблицу Table S.5. Nonfinancial Corporate Business – Нефинансовый корпоративный бизнес.

Строка 24, Current account > Net saving – это чистая прибыль после налогообложения. Прирост чистой задолженности вычисляете следующим образом: В статье «Счет финансовых операций» (Financial account) берете стр. 58 Net incurrence of liabilities (чистый прирост финансовых обязательств) и вычитаете из него размер привлеченного акционерного капитала (стр. 68, Shares and other equity).

Складываем, умножаем на кумулятивный CPI или дефлятор ВВП текущего года, получаем верхнюю оценку объема реальных капитальных инвестиций в постоянных долларах. Гарвардские мальчики, понимая, что такие цифры ни одному кредитору показывать нельзя, проявляют весь свой мошеннический талант в «Счете переоценки» (REVALUATION ACCOUNT), где мухлюют с изменением рыночной цены активов, складывают и вычитают, комбинируют с амортизацией и капитальными инвестициями, делят на Пи, возводят в степень e, прибавляют 666, и получают «Изменение чистой стоимости предприятия» (Change in net worth). Вот этот самый «Change in net worth», произведенный талантами всех мошенников США, и пытаются втюхать вместо реального положения дел, получающегося из анализа реального движения капиталов.

Однако, когда вы увидите финальные цифры, у вас выпадет глаз.
Скажем, акционерного капитала всех нефинансовых корпораций на конец 2006 едва набирается $2 триллиона, хотя BEA (Bureau of Economic Analysis) рапортует что его аж целых $13 триллионов. Чтобы было понятно: акционерный капитал – это собственные деньги корпораций и он формируется из капитализации прибыли, т.е. прибыли пущенной в развитие, продажи собственных акций и займа капитала. Можете поверить, что за всю историю США в развитие производства было пущено всего $2 триллиона акционерного капитала? А так оно и есть.

Ну, это ещё мелочи. А вот самое интересное с активами и пассивами.
И тех и других корпоративный сектор имел в 2006 на $84 триллиона каждого. Но если с пассивами все понятно – это номинальные финансовые обязательства, то с активами все гораздо веселее. На сегодняшний день все уже понимают, что заявка «Эта акция стоит $100» в норме никакого отношения к реальности не имеет. Во сколько там раз крякнулись акции Фрэдди Мэк? В 100 раз? В 1000?

Так вот, если мы посчитаем американские активы не по «рыночной стоимости», которая прямо завтра может уменьшиться в 20 раз, а по реальным вложениям, т.е. как выше, нарастающим итогом по фактическим финансовым потокам с поправкой на дефлятор ВВП, и, для верности, вычтем «меленькую приписочку» Statistical discrepancy в $2 с небольшим триллиона, то цифра активов будет совсем другой – порядка $6 триллионов. Вот так. По реально вложенным деньгам стоимость всех американских корпораций составляла $6 ($8 без статистики) триллионов тогдашних баксов, против $84 триллионов совокупных финансовых обязательств, из которых $32 триллиона – это прямые долги в виде кредитов, облигаций и депозитов, а из них более $11 триллионов составлял внешний долг.

Такие вот пироги с котятами.
На каждый доллар активов – $2 прямых долгов иностранцам, $3.50 – своим, и $8.50 уже совсем ни к чему не обязывающих «обязательств» по акциям и пр. Причем, все данные открыты, и повторить эти расчеты может любой выпускник бухгалтерского ПТУ в любой стране.

Можно прикинуть, какова должна быть средняя прибыльность американских корпораций, чтобы довести американскую экономику до таких показателей за 45 лет. Т.е. чтоб Вы поняли – американские корпорации за эти 45 лет сожрали, переварили и спустили в канализацию $78 триллионов иностранных и американских сбережений. На такую сумму они просубсидировали свое планово-убыточное производство. На глазок, тут можно разглядеть цифру порядка 7% убытков в год каждый год в среднем по экономике.

Т.е. если в счете текущих операций у Вас год за годом, десятилетие за десятилетием рисуется примерно одинаковая чистая прибыль в постоянных ценах, а в счете финансовых операций (Financial account) постоянно растет чистая задолженность (Net incurrence of liabilities - Shares and other equity), которая включает недолевые ценные бумаги, кредиты, страховые резервы, кредиторскую задолженность, налоговую задолженность, и прочие финансовые обязательства, кроме акций и прочих долевых ценных бумаг, то Ваше предприятие де-факто перманентно убыточно – оно вообще не может функционировать без нарастающих займов.

Если Ваши долги растут по экспоненциальному закону – значит, Вы полностью рефинансируете свои займы вместе с процентами, т.е. к кредиторам Вы никогда не ходите с деньгами, а ходите только взять новые кредиты. Если прирост Вашей чистой задолженности 40 лет подряд в разы превосходит Вашу чистую прибыль – значит, Вы давно уже обанкротились, а Ваша «чистая прибыль» сделана ровно так же, как делается «чистый убыток» в России.

Здесь любое предприятие пытается правдами и неправдами увеличить текущие «бумажные» расходы, в частности завысить стоимость приобретаемых основных фондов и сократить по балансу срок их амортизации, т.е. списать как можно быстрее станки и здания, а потом продать их себе по новой через бомжатник. В США делается ровно наоборот – текущие «бумажные» расходы всеми возможными путями занижаются, в т.ч. занижается стоимость приобретаемых основных фондов и максимально увеличивается по балансу срок их амортизации, т.е. нефинансовые активы могут стоять на балансе даже тогда, когда они уже де-факто выкинуты, т.е. годами валяются в подвале раздолбанные на куски. Таким образом, возникает «чистая прибыль», на которую ведутся лохи акционеры и кредиторы.

Корпоративные операции на фондовом рынке

Корпоративные операции на фондовом рынке

Теперь остается только понять,
сколько и с какими целями корпорации приобретают акций.

Для этого мы проанализируем их операции по покупке и продаже акций третьих компаний, которые отражены в активе финансового счета баланса корпоративного сегмента.

Анализ исторических финансовых потоков и сравнение цен опять будем проводить в постоянных долларах 2007. В первую очередь взглянем, как эти операции коррелировали с динамикой индекса широкого рынка S&P 500:

Складывается ощущение,
что корпорации (синяя линия) осуществляют на фондовом рынке демпфирующую функцию по отношению к операциям прочих секторов (зелёная кривая). Т.е., именно корпорации создают финальный импульсный спрос на подходе к среднесрочным максимумам рынка, когда остальные сектора уже начинают сокращать приобретения. Они же продолжают откупать в продолжение всего времени фондовых обвалов, когда прочие участники массово распродают свои портфели. И корпорации же задерживаются с началом входа на рынок, когда он снова начинает среднесрочно расти на вложениях других секторов.

Чтобы было понятно, к каким результатам это приводит, посмотрим на следующий рисунок, где показано соотношение текущей рыночной цены акций на балансе корпораций и прочих секторов, и суммы фактических затрат на их приобретение:

Единица – это средний для всех секторов уровень прироста рыночной стоимости акций к фактическим вложениям по финансовым потокам. В 2007 он составлял $2.10 в рыночной цене акций на каждый когда-то фактически вложенный доллар. Зеленая кривая – это уровень прироста рыночной стоимости акций к фактическим вложениям для корпоративного сегмента. Синяя – для всех секторов, кроме корпораций. Красная кривая отражает расхождение в доходности вложений в акции для некорпоративного и корпоративного сегментов.

Легко видеть, что доходность вложений корпораций в акции составляет менее 75% от средней доходности по рынку, и в 2.2 раза меньше, чем доходность вложений всех остальных секторов экономики. Что это означает? В среднем по экономике, каждый доллар, фактически вложенный в американские акции за все время существования фондового рынка США, или вложенный американскими резидентами в зарубежные акции, оценивается в $2.10 – такова рыночная стоимость приобретенных на него акций.

Корпорации США за всю свою историю направили на приобретение акций американских же и зарубежных компаний $12,872.5 млрд. Логично предположить, что рыночная цена акций на балансе корпораций выросла минимум до $12,872.5 * 2.10 млрд, т.е. $27,032.3. Во всяком случае такой эффект получился бы, если бы управление инвестициями было доверено обезьяне с монеткой или генератору случайных чисел. Но по документам, рыночная стоимость акций на балансе всех американских корпораций составляет только $20,066.9 млрд. Т.е. на $6,965.4 млрд. или 26% меньше, чем наторговали бы тараканы, случайным образом бегающие по торговому терминалу.

Нонсенс? Конечно, можно было что-то напутать и неправильно посчитать ожидаемый рост цены портфелей корпораций. Давайте проверим – посмотрим, как шли дела с биржевыми операциями у физических лиц. На приведенном ниже рисунке видно, что за 48 лет физические лица вывели с фондового рынка 99% из $2,155.2 млрд., которые были ими вложены в акции до 1959, но при этом рыночная стоимость их совокупного портфеля акций возросла в постоянных долларах в 5.5 раз до $11,965.7. Т.е. у физических лиц с эффективностью инвестиций и спекуляций на фондовом рынке никаких проблем не было. Люди покупали акции подешевле, и продавали их подороже, затем часть средств выводили с рынка, а часть снова вкладывали в акции, на очередном витке снижения цен.

Подтверждается наше первое впечатление,
что корпорации покупают и продают акции в самые неудачные моменты, как будто компенсируя активность физических лиц, которые, наоборот, торгуют на фондовом рынке вполне успешно. Причем, можно поспорить, что значительная часть успеха физических лиц приходится на довольно ограниченную группу фигурантов, которая имеет самое непосредственное отношение к управлению теми самыми американскими корпорациями, которые инвестируют хуже обезьян.

Так как же возможно,
что одни и те же люди, принимая инвестиционные решения как физические лица, и как руководители корпораций, выбирали в первом случае преимущественно прибыльные стратегии, а во втором – неизменно убыточные?

Главная фундаментальная причина заключается в следующем. Акции третьих компаний составляют значительную часть активов большинства американских корпораций. Резкое падение их котировок означает приличную дыру в корпоративном балансе, снижение чистого капитала вплоть до отрицательных величин, и возникновение текущего убытка от переоценки активов, согласно правилам GAAP (Общепринятые принципы бухгалтерского учёта – англ. Generally Accepted Accounting Principles).

Данные события, естественно, приводят к снижению привлекательности рассматриваемых корпораций для инвесторов, и немедленному падению их биржевых котировок. Теперь корпорации уже не могут выгодно привлечь новый акционерный капитал за счет дополнительной эмиссии, чтобы залатать возникшие кассовые дыры. С другой стороны, они не могут быстро продать и основной пакет падающих в цене акций – большая их часть выступает обеспечением банковских кредитов, ранее привлеченных корпорациями. Остается привлекать займы на долговом рынке.

Но, после того, как у компании обнаружились серьезные проблемы, а ее капитализация упала, стоимость заёмного капитала для нее резко возрастает, и его становится труднее получить. Более того – проценты по ранее взятым займам также увеличиваются, а по тем их них, которые обеспечены подешевевшими акциями, банки требуют внести дополнительный залог. Вот так процесс, начавшийся с падения котировок нескольких бумаг, перерастает в серьезнейшую проблему для сотен и тысяч корпораций.

Соответственно, корпорациям выгоднее действовать иначе. Как только намечается масштабное падение котировок акций, находящихся в их портфелях, корпорации не продают их, а, наоборот, начинают еще больше покупать, привлекая для этого дополнительный акционерный капитал (из $16,254.4 млрд. реально привлеченного за всю историю акционерного капитала, американские корпорации потратили $12,872.5 млрд. или 79% на покупку акций). Поскольку то же самое делает большинство корпоративных инвесторов, то рассматриваемые акции падают в цене гораздо меньше, чем должны бы. В итоге, размер активов корпораций не только не уменьшается, но, наоборот, растет, а текущие убытки оказываются меньше, чем могли бы быть. Корпоративные балансы сохраняют приличный вид, и, как результат, капитализация корпораций снижается не так сильно, а статус заёмщика не ухудшается.

То есть, корпорациям критически важно, чтобы фондовый рынок рос или хотя бы не сильно обваливался. От этого зависит гораздо больше, чем просто прибыль или убыток от портфельных инвестиций – от этого зависит их устойчивость в целом. Ради этого они скупают акции на заведомо невыгодных, для себя, уровнях.

Т.е., широко распространенное мнение, что американские корпорации скупают акции с целью получения прибыли от игры на фондовом рынке – неверно. Главная цель корпораций – удержать фондовый рынок любой ценой и, по сути, все их портфельные инвестиции являются планово-убыточными. Причем финансируют они эти операции за счет привлечения дополнительного акционерного капитала, де-факто перекладывая свои потери на фондовом рынке на акционеров, хотя те и не подозревают об этом. Действительно, чтобы всплыл реальный накопленный убыток, корпорация должна разом лишиться возможности привлечения заёмного и акционерного капитала.

А это уже теория и фантастика – где это видано, чтобы солидной корпорации отказывали в деньгах? Такое случается раз в восемьдесят лет и, вообще, неправда.

Корпоративные операции на фондовом рынке

Из всего сказанного следует, что, руководствуясь здравым смыслом, разницу между справедливой, т.е. средней по рынку, ценой покупки акций, и фактическими затратами корпораций на их приобретение необходимо относить на затраты, следовательно уменьшать на эту величину заявленную прибыль корпораций. Всего этой разницы за 48 лет накопилось на $3,314.5 млрд. В действительности, в убыток следует отнести вообще все расходы корпораций на приобретение американских акций. На следующем рисунке показано, как накапливался реальный убыток корпораций от приобретения акций по завышенной цене:

Если кому-то последнее рассуждение кажется натянутым и непонятно, почему часть затрат американских корпораций на приобретение акций содержательно следует относить не на финансовые инвестиции, а на текущие расходы, я предлагаю обдумать простой пример из реальной российской жизни.

Пусть две компании, каждая заработав по 20 млн. руб. прибыли, покупают одно и то же производственное оборудование у производителя. Первая компания приобретает его по стандартному прайсу за 10 млн. руб., директор по снабжению второй покупает его за 15 млн., а разницу между стандартной и индивидуальной ценой получает в виде персонального отката от производителя. Обе компании теперь имеют по одинаковому комплекту оборудования, но у первой осталось 10 млн. руб. нераспределенной прибыли, а у второй – 5 млн. Бумага баланса, конечно, все стерпит, но любому вменяемому человеку понятно, что реальная прибыль второй компании в итоге оказалась на 5 млн. меньше, чем первой – 5 млн. прибыли были банально украдены и, по-хорошему, должны быть записаны в текущие расходы. А теперь вопрос – чем американские акции логически отличаются от российского оборудования?

Кстати, из приведенного примера можно вывести еще одну, хотя и не самую важную, причину убыточности портфельных инвестиций корпораций. Это банальная кража средств корпораций менеджментом, в форме злоупотребления служебным положением и использования инсайдерской информации. Как физические лица они совершают операции с акциями конкретных эмитентов в своих интересах. Как директора корпораций, они принимают решения, от лица управляемых ими корпораций, о покупке и продаже пакетов акций тех же самых эмитентов.

Понятно, что крупные портфельные операции корпораций оказывают существенное краткосрочное влияние на котировки торгуемых акций. Таким образом, директора, используя средства корпораций, могут временно двинуть котировки любых акций, в т.ч. тех, которые принадлежат им как физическим лицам, в нужную им сторону. Соответственно, принятие решений о покупке или продаже корпорациями тех или иных акций зачастую диктуется не целесообразностью для корпорации, а желанием менеджмента выгоднее продать или купить свои собственные пакеты акций. Логика, старая как мир – ради личной выгоды на рубль не жалко выкинуть сто рублей доверенных тебе денег.


Просмотров: 2363
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Тайное мировое правительство Чернобыльская авария это теракт Зачем евреи берут русские имена и фамилии? Американские эксперты подробно расписали сценарий разрушения России Полный список всех военных преступлений Соединённых Штатов Америки Цитаты из Талмуда о гоях