Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

О перепачканных нечистотами той выгребной идеологической ямы, которая называется иудаизмом Безнравственная иудейская мерзость на русской сцене Враг человечества - Тавистокский институт ХАБАД в Белом Доме. Самыми влиятельными людьми в Белом Доме станут хабадники: дочь и зять Трампа
Новости

Д. Рид - „Спор о Сионе", Сионистское государство

Революция распространилась на пол‑Европы, услужливо открытой для неё западными союзниками; подобно змее, готовящейся к нападению, она высунула ядовитое жало дальше, к южным берегам Европы, через Средиземное море, в маленькую страну, именовавшуюся Палестиной. Деньги, снаряжение, транспорт и конвой были даны Западом; но революция поставила главное, что было необходимо для создания сионистского государства: народ для вторжения в него и оружие, обеспечившее верную победу.

Запад дал своё согласие, но в конечном итоге сионистское государство было детищем революции, осуществившей тем самым левитскую доктрину «возвращения». Её вторжение в Европу и Аравию явились единственными «территориальными приобретениями» победителей во Второй мировой войне, в начале которой западные «премьеры‑диктаторы» вторично в наши дни публично отказались от всяких завоеваний.

Результатом этих двух вторжений стали два постоянных взрывчатых заряда новой войны – в разделённой Европе и разделённой надвое Палестине – которую в любой момент могут спровоцировать те, кто ожидает от третьей мировой войны своих собственных выгод.

Как помнит читатель, накануне Второй мировой войны сионизм в Палестине находился при последнем издыхании: английский же парламент пришёл в 1933 году, убедившись на основании двадцатилетнего опыта, что реализация «еврейского национального очага» невозможна, к решению отказаться от невыполнимого «мандата» и убраться из Палестины после того, как будет обеспечено парламентарно‑демократическое представительство всех партий в стране – арабов, евреев и всех прочих.

Мы помним также, что радикальное изменение этой политики наступило, когда Черчилль после своего прихода к власти в 1940 году частным порядком известил Хаима Вейцмана, что он «полностью согласен» с сионистскими амбициями «создать после войны… в Палестине государстоо с тремя или четырьмя миллионами евреев»; об этом сообщает в своих записках сам Вейцман, и это его свидетельство до сих пор ещё никем не было оспорено.

Черчилль извесген тем, что он никогда не уставал выражать своё глубокое уважение парламентарной системе правления, однако в данном случае, будучи одним из ведущих политиков военного времени, он скрыто и совершенно произвольно игнорировал решения, принятые британской Палатой общин после детального обсуждения и дебатов. После этого читатель сопровождал д‑ра Вейцмана в его поездках по Америке и помнит, как старания Черчилля «вооружить евреев», против чего энергично выступали все британские власти на местах, получили оттуда поддержку, благодаря «давлению» со стороны Вейцмана и его подручных.

Таково было состояние вынашивавшегося западными политиками сионистского государства, до которого мы дошли в нашем описании событий. В течение всего 1944 года, как сам Черчилль свидетельствует в своих мемуарах военного времени, он неизменно продолжал способствовать сионистским амбициям. «Хорошо известно моё твёрдое решение не нарушать обещаний сионистам, данных декларацией Бальфура и уточнённых моим собственным последующим заявлением, как министра колонии в 1921 году. Никакие изменения в этой политике не могут иметь места без полного её обсуждения в кабинете» (запись от 29 июня 1944 г.).

Однако, изменение этой политики после полного её обсуждения в британском кабинете и в парламенте имело место в 1933 году. Черчилль попросту игнорировал важнейшие политические решения парламента и правительства, восстановив прежние, отменённые ими, и повторив странные слова другого министра колоний, уже цитированного нами Леопольда Эмери, также заявлявшего, что изменения в политике данного вопроса не могут иметь места.

Далее в записях Черчилля следует: «Нет сомнений в том, что это преступление» – преследования евреев в Венгрии после её оккупации немцами в конце последней войны – «представляет собой наибольшее и страшнейшее из когда‑либо совершённых преступлений во всей истории человечества… все замешанные в этом преступлении, включая тех, кто лишь выполнял приказы, участвуя в резне, будут преданы смертной казни, как только они попадут к нам в руки и будет доказано их участие в убийствах… Необходимо опубликовать официальное заявление, что все связанные с этим преступлением будут нами пойманы и казнены» (II июля 1944 г.).

Здесь Черчилль, вслед за Рузвельтом и Иденом, прямо связывает казнь виновных только с преступлением против евреев, предавая полному забвению всех остальных пострадавших, как это фактически и произошло впоследствии. В предыдущей главе нами было, однако, показано, что евреи были не только в числе жертв, но и в числе их мучителей.

Далее: «Я намерен как можно скорее удовлетворить просьбу д‑ра Вейцмана о создании еврейских вооружённых сил, о чём он писал в своём письме от 4 июля» (12 июля 1944 г.). «Мне нравится, что евреи намерены сами расправиться с убийцами их соотечественников в центральной Европе, и я думаю, что это вызовет также большое удовлетворение и Соединённых Штатах. Желанием евреев как будто является воевать против немцев повсюду. У них счёты с одними только немцами» (26 июля 1944 г.). Если Черчилль, как свидетельствует Вейцман, согласился создать «государство с тремя или четырьмя миллионами евреев в Палестине», то ему должно было быть ясно, что у сионистов будут гораздо большие счёты с населением Аравии, и что «еврейские вооружённые силы наверняка будут более предназначаться для нападения на этих ни в чём неповинных людей, чем на немцев».

Последнее известное нам замечание Черчилля по этому вопросу было сделано после окончания войны в Европе: «Весь палестинский вопрос должен быть разрешён на мирной конференции… Я не согласен с тем, чтобы мы одни взяли на себя ответственность за разрешение этой весьма сложной истории, в то время как американцы будут сидеть сзади и критиковать. Не кажется ли Вам, что нам следует попросить их заняться этим делом?… Я не вижу ни малейших преимуществ, которые Англия могла бы когда‑либо получить в этой болезненной и неблагодарной задаче. Теперь очередь других заняться этим делом (6 июля 1945 г.).

Эти замечания (в сочетании с шутливым предложением Рузвельта в разговоре со Сталиным отправить «шесть миллионов американских евреев» королю Ибн‑Сауду) показывают скрытые мысли наших премьеров‑диктаторов, столь послушно выполнявших сионистские требования.

Черчиллю хотелось свалить эту неразрешимую проблему на американцев: Рузвельт был бы рад свалить её ещё на кого‑нибудь другого. Как показывают оба их высказывания, великие вожди оказались в этом деле в роли клоуна, тщетно пытающегося отделаться от липучки для мух. В своём служебном меморандуме Черчилль писал, что он не видит «ни малейших преимуществ» для Англии «в этой болезненной и неблагодарной задаче». Однако в своих публичных выступлениях перед внимательными ушами сионистов он продолжал (и продолжает до настоящего момента, когда пишется эта книга) столь безудержно восхищаться сионистской авантюрой, что это – как будет показано ниже – вызывало удивление даже еврейских критиков.

В тот день, когда Черчилль диктовал вышеприведённый меморандум, его пожелания насчёт «разрешения палестинского вопроса на мирной конфереции» были настолько лишены всякого значения, что можно предполагать с его стороны одну лишь иронию.

Вопрос давно уже был разрешён, поскольку у сионистов было оружие, а людей, чтобы им пользоваться, им поставлял Запад контрабандой из восточно‑европейских районов революции (об этом говорилось в предыдущей главе) под аплодисменты обеих главных политических партий, как в Англии, так и в Америке, готовых приветствовать любой акт агрессии, вторжения или преследования, совершённый этими переселенцами с помощью полученного ими оружия.

Особенно наглядно это было видно на примере социалистической партии в Англии – стране, которая к тому времени несла главную ответственность за судьбу Палестины. Рабочая партия – как она называла себя – делала в Англии вид защитницы бедных, беззащитных и угнетённых; она родилась под лозунгом пенсий по старости, пособий по безработице, бесплатной медицинской помощи и общей заботы о всех нищих, несчастных и обездоленных. Под конец войны эта партия видела перед собой шанс возглавить правительство с помощью солидного большинства в парламенте.

Подобно консервативной партии (как и обеим партиям в США) она по‑видимому считала даже в этот момент свою победу недостаточно верной и сочла полезным заручиться поддержкой Сиона.

Так она сделала главной целью своей внешней политики изгнание из далёкой, маленькой страны народа, который всегда был беднее, несчастнее и угнетеннее, чем даже английские рабочие в худшие годы промышленной революции.

Глава рабочей партии Клемент Эттли провозгласил в 1944 году новый ведущий лозунг британского социализма: «Давайте способствовать выезду арабов из Палестины и въезду в неё евреев. Мы хорошо вознаградим их за потерянную землю и позаботимся, чтобы их поселение где‑нибудь в ином месте было тщательно организовано и щедро финансируемо». 12 лет спустя почти миллион этих изгнанников, чьему «выезду» из Палестины «способствовали» бомбы и снаряды, всё ещё томились в лагерях соседних с Палестиной арабских стран (положение не изменилось и сейчас, через 40 лет после заявления Эттли – прим. перев. ), а британские социалисты, с каждой новой переменой событий всё громче требовали продолжения их несчастий.

Делая упомянутое заявление, британские социалисты прекрасно знали, что под предлогом войны против Германии сионисты накапливали вооружение для захвата Палестины силой.

Британский командующий на Ближнем Востоке, генерал Уэвелл (Wavell) задолго до того уведомил Черчилля, что «предоставленные самим себе, евреи разобьют арабов», лишённых всяких источников вооружения. Точку зрения генерала Уэвелла относительно сионистских планов разделяли все ответственные британские администраторы на местах, почему его особо не взлюбил доктор Вейцман.

Как было показано ранее, уже в первую мировую войну неблагосклонность Хаима Вейцмана могла стать опасной даже для весьма высокопоставленных лиц, и не исключено, что она же сыграла роль в последующем отозвании Уэвелла с Ближнего Востока и его назначении в Индию.

Официальная британская «История войны на Ближнем Востоке» характеризует генерала Уэвелла как «одного из величайших полководцев в военной истории», отмечая однако его усталость от взваленного на него бремени тяжёлой ответственности, усугублённой отсутствием доверия со стороны Черчилля, бомбардировавшего ближевосточного командующего «придирчивыми и излишними» телеграммами по поводу «мельчайших деталей». Отозвание Уэвелла было очередной жертвой сионизму, что не могло не отозваться на успехах Англии во время войны; это трудно доказатъ, но представляется весьма логическим предположением.

В 1944 году политическое убийство вновь выходит на сцену. Британский министр колоний, лорд Мойн, нёс в правительстве ответственность за развитие событий в Палестине; до него эту должность занимал лорд Ллойд, испытавший грубые нападки со стороны Черчилля за медлительность в «вооружении евреев» и скончавшийся в 1941 году.

Лорд Мойн был известен своим человеколюбием и, хотя он симпатизировал иудаизму, он считал подобно всем своим предшественникам, что сионистская авантюра в Палестине закончится катастрофой.

Желая помочь всем нуждающимся, он был склонен поэтому возродить идею наделения землёй в Уганде всех евреев, действительно нуждающихся в новом пристанище. Это человеколюбивое намерение вызвало смертельную ненависть против него сионистов, не желавших и слышать о каком либо отклонении от их заветных амбиций и цели этих амбиций – Палестины. По свидетельству Черчилля, лорд Мойн в 1943 году якобы изменил свои взгляды в этом вопросе, после чего Черчилль предложил Вейцману поехать в Каир, чтобы встретиться там с Мойном и убедиться в улучшении положения.

Свидание не состоялось, т. к. в ноябре 1944 года лорд Мойн был убит двумя сионистами из Палестины; так ещё один миротворец был убран с тернистого пути, усеянного костями многих других, пытавшихся установить мир в этой части света.

На некоторое время это событие нарушило поток черчиллевских меморандумов к его правительственным коллегам по вопросу о «вооружении евреев», и британские администраторы, ответственные за Палестину, вновь энергично выступили за ограничение еврейской иммиграции в страну. Ответом Черчилля (от 17 ноября 1944 г.) было, что это «будет лишь на руку экстремистам», после чего дальнейшим планам экстремистов перестало оказываться сопротивление, а численность их соплеменников в стране соответственно увеличилась.


Просмотров: 2618
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Тургенев, которого нет в школьных учебниках Различия между национал-социализмом и фашизмом Зачем евреи берут русские имена и фамилии? Осторожно Хабад! Источник антисемитизма - это Талмуд Пророчества о падении США