Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

А. Леонидов. Анатомия масонства Novus ordo seclorum Клан Барухов – короли иудеев 29 признаков того, что элиты трансформируют общество в абсолютно управляемую тюрьму
Новости

Генри форд - парадоксальный антисемит, который поддерживал мировой сионизм

В 1970-е годы компания Форд выпустила автомобиль Пинто, который был спроектирован с дефектами. Если Пинто сталкивался с другим автомобилем под определённым углом, то бензин из бензобака Пинто попадал в его пассажирский салон и воспламенялся. Те, кто находился в Пинто, сгорали заживо. Когда стали поступать сообщения об авариях, инженеры Форда нашли причину дефекта и предложили вариант исправления. Для этого требовалось вернуть на заводы сотни тысяч машин и переделать конструкцию бензобака.

Экономисты Форда, используя статистику аварий, подсчитали, сколько примерно таких катастроф произойдёт за все годы эксплуатации Пинто, и сколько людей сгорит заживо. Они подсчитали, в какую сумму обойдутся выплаты по страховкам и искам пострадавших. Они также подсчитали, что затраты на переделку всех Пинто в несколько раз превысят затраты по искам. Соответственно, Форд решил, что экономически выгоднее сжечь людей, чем переделывать автомобили, и спрятал все документы.



Поскольку Пинто продолжали гореть факелами на дорогах, судам постепенно удалось восстановить истину. Они наказали Форд огромными штрафами. Теперь в аналогичных ситуациях Форд и другие компании сравнивают убытки от переделки с убытками от потенциальных штрафов. Только резко увеличив денежную стоимость человека в счётной книге Форда, до него удалось довести мысль о ценности человеческой жизни.

Дмитрий Неведимов "РЕЛИГИЯ ДЕНЕГ".

 

 

Генри Форд — Американский антисемитизм и классовая борьба

Нэнси Рассел
15 ноября 2003 г.

Перевод данной статьи, опубликованной на английской странице МСВС 18 апреля 2001 года, воспроизводит только начальный ее раздел, где дается общая оценка связей Г. Форда с американским и международным антисемитским движением.

Нейл Болдуин, Генри Форд и евреи: конвейер ненависти [Henry Ford and the Jews: the Mass Production of Hate by Neil Baldwin]. Public Affairs. New York. 2001.

Книга Нейла Болдуина Генри Форд и евреи весьма поучительна. Она дает документальное подтверждение ведущей роли Форда в раздувании антисемитизма в США и во всем мире.

Генри Форд, названный изданием Automotive News "человеком тысячелетия", а журналом Forbes Magazine — бизнесменом столетия, продолжает оставаться американской иконой: образцом изобретательности, предприимчивости и успеха. В настоящее время масс-медиа из кожи вон лезут в попытках канонизировать семью Форда в связи со столетием основания "Форд мотор компани", самой крупной в мире промышленной корпорации, находящейся под семейным контролем.

Причиной, подвигшей Болдуина к написанию своей книги, стало нелепое, если не лицемерное, спонсирование компанией "Форд" съемок телевизионного фильма Список Шиндлера. В глазах автора книги это участие компании подчеркнуло степень, в которой значение антисемитизма Генри Форда удалось к настоящему времени затемнить.

Получившаяся в итоге книга рассматривает целый ряд вопросов: истоки взглядов Форда, степень его влияния, мошеннический характер его заступничества за евреев в 1927 году, а также долгую связь автомобильного магната с ярыми антисемитами. Автор стремится показать, что Форд так и не пришел к раскаянию и остался ответственным за публикацию и распространение ряда наиболее агрессивных антисемитских трактатов двадцатого века.

Вклад Форда в подъем антисемитизма во всем мире, согласно Болдуину, состоит в основном в его пропагандистской кампании 1920-22 годов, за которой последовал более ловкий патронаж антисемитских сил. Автор описывает, как этот промышленник истратил огромные суммы на публикацию и распространение Протоколов сионистских мудрецов и проведение двухлетней кампании по антисемитской агитации в Dearborn Independent, его личной газете, начиная с 20 мая 1920 года. Эти трактаты, собранные и опубликованные под названием Международное еврейство (The International Jew), имели широкое хождение и были переведены на ряд языков.

Воздействие его начинания было весьма значительным. В то время Генри Форд был одним из самых успешных бизнесменов мира, обладая совокупным богатством в размере, превышавшем миллиард долларов. В 1920 году он был единственным владельцем крупнейшей из когда-либо созданных на тот момент промышленных империй, контролировавшей около 60% американского автомобильного рынка. Форд обладал в то же время репутацией человека из народа и инициатора введения зарплаты в размере 5 долларов в день. Престиж автомобильного магната добавил доверия и к поддерживавшемуся им американскому антисемитизму. Болдуин указывает на то, что публикации Форда были важнейшим источником воздействия на юных сторонников нацизма в Германии.

Влияние Форда на Гитлера было зафиксировано фотографией американского промышленника, висевшей в рамке на стене кабинета Гитлера. В 1921-22 годах, когда Гитлер постепенно брал под контроль нацистскую партию, в Германии циркулировали десятки тысяч копий антисемитских трактатов Форда. В книге Майн Кампф содержатся отрывки, которые на поверку были взяты из фордовской газеты Dearborn Independent.

Вот что пишет Гитлер по поводу единственного американца, упомянутого им в собственной биографии: "Каждый год дает им (евреям) все больше и больше контроля над производителями 120-миллионной нации; лишь один великий человек, Форд, вызывает у них ненависть тем, что сохраняет полную независимость".

Генри форд - парадоксальный антисемит, который поддерживал мировой сионизмФорд пришел в восторг, когда получил от Гитлера на 75-летие специальную награду, Большой крест Немецкого орла высшей степени. Это произошло 30 июля 1938 года — четыре месяца спустя после аншлюса Австрии и начала массового террора против венских евреев, — на праздничном обеде, где присутствовало свыше 1500 именитых детройтцев. Это была высшая награда Рейха, которой мог быть награжден гражданин другой страны, и немецкий консул совершил поездку в Детройт, чтобы лично повесить золотой крест со свастикой на грудь Форду.

Согласно материалам, обнаруженным Болдуином, на протяжении всей своей жизни Форд поощрял циркуляцию и перепечатку атак против евреев, хотя публично и отрицал это.

Вклад Форда в распространение антисемитизма не ограничивался печатными публикациями. Он активно работал над созданием сообщества сходных по взглядам лиц. Изначально сгруппированные вокруг Dearborn Independent, эти люди образовали ведущую силу в эволюции американского антисемитизма того периода и объединили в своих рядах множество профашистских фигур. Болдуин подробно излагает, как Форд поддерживал (идеологически и(или финансово) множество студентов-антисемитов.

Эрнест Либольд (Ernest Liebold), правая рука Форда, был пожизненным и ярым антисемитом. Он занимался всеми текущими деловыми вопросами компании между 1911 и 1927 годами. "Либольд гордился этим проектом (серией изданий под общим названием Международное еврейство) в той же мере, как и тем, что он добрался до вершины иерархии... Либольд был инициатором серии публикаций на эту тему и был антисемитом в смысле желания устранить всех евреев", — отмечает Болдуин.

Либольд руководил Госпиталем имени Генри Форда (из которого были уволены все врачи-евреи), железными дорогами Толедо и Айронтона, газетой Dearborn Independent, а также отвечал за использование наличных средств Форда, обычно составлявших 1 миллион долларов, которые были распределены по нескольким полностью подчиненным лично Форду фондам.

Генри форд - парадоксальный антисемит, который поддерживал мировой сионизмСерия публикаций Международное еврейство была подготовлена Уильямом Дж. Кэмероном (William J. Cameron), специально введенным для этого в редколлегию Dearborn Independent. В дальнейшем Кэмерон основал Англо-Саксонскую федерацию Америки, христианское антисемитское движение.

Некоторое время получал содержание и Борис Брасоль (Boris Brasol), молодой российский царист, бывший одной из ведущих фигур в черносотенном движении в России. Его первая статья в Dearborn Independent называлась "Большевистская угроза России". Она была опубликована в апреле 1919 года. Именно Б. Брасоль перевел Протоколы на английский язык и обратил на них внимание Форда. В 1918 году он работал в качестве информатора военной разведки США, а в 1930-е годы сделался агентом нацистов.

Двумя ведущими пронацистскими американцами 1930-х годов были приятели Форда Отец Кафлин (Father Coughlin) и Джеральд К. Смит (Gerald K. Smith), в отношении которых было распространено подозрение, что они регулярно получали от Форда финансовую помощь. Близкими друзьями Форда был также Чарльз Линдберг с семьей.

P. S. Вот сообщение из американских газет о поддержке Фордом Гитлера:

 

Фонд Форда, благотворительное прикрытие ЦРУ

В период с 1947 по 1966 гг. Фонд Форда сыграл ключевую роль в системе американского вмешательства в Европе, спонсируя журналы, научные программы и левые некоммунистические организации. Самая крупная благотворительная организация в мире на самом деле служила надежным щитом финансовым операциям и контактам ЦРУ. Все еще упрощалось тем, что обе организации формировались и управлялись одними и теми же людьми. Первая часть данного расследования посвящена культурному аспекту атлантического вмешательства.

Фонд Форда был создан в 1936 году Генри Фордом (Henry Ford). Будучи активным антисемитом, он опубликовал статью Международное еврейство [1]. Форд был легендарной фигурой автомобильной промышленности. Он поддержал все тоталитарные проекты XX века: до 1933 года он финансировал германских национал-социалистов, был награжден в 1938 году канцлером Гитлером большим крестом Ордена германского орла и владел большей частью капитала химического концерна «IG Fаrben», производившего газ «Циклон-Б». В 30-е гг. он также построил первые автомобильные заводы для Сталина в Горьком, а в 50-60-е гг. производил в СССР транспортные средства, предназначенные для северо-вьетнамской армии.

Но фонд начал по-настоящему развиваться лишь после смерти Генри Форда в апреле 1947 года. В распоряжение фонда переходит большая часть предприятий Форда на общую сумму в 70 миллионов долларов. Именно так фонд стал самой крупной благотворительной организацией. Как заявляет новый председатель правления Генри Форд II, «1949-1950-й гг. стали переломными в истории Фонда Форда».

Этот переломный период в истории фонда совпал с моментом, когда Соединенные Штаты становятся мировой державой первого плана. В Вашингтоне бывший посол США в СССР Джордж Кеннан (George F. Kennan) пытается убедить своих соотечественников, что коммунизм представляет большую опасность, чем нацизм в свое время. Он также считает необходимым заставить Трумэна отказаться от разоружения, сохранив военную машину Соединенных Штатов, чтобы быть в любой момент готовыми к новому столкновению.

Ему также удается убедить заместителя министра обороны Джона Макклоя (John J. McCloy) не распускать секретные службы, созданные во время Второй мировой войны, а приспособить их к новым условиям. Он разрабатывает теоретическую основу для создания сети « stay-behind », изначально состоявшую из нацистских агентов и фашистов, оставшихся за линией фронта в момент капитуляции Рейха и которых потом англичане и американцы направили на борьбу с коммунистическим влиянием в Европе.

Группе промышленников, собранных вокруг юриста Роуэна Гэйтера мл. (H. Rowan Gaither Jr) также удается предотвратить ликвидацию научно-исследовательской службы Министерства обороны, которую они приватизируют и называют «Rand Corporation» («Rand» является сокращением от Research and Development ).

Следуя логике своего времени, Кеннан создает секретную службу государственного аппарата на основе National Security Act, утвержденного Конгрессом в 1947 году. Он также создает ЦРУ, Совет национальной безопасности и Общевойсковой штаб.

Все это сопровождается планом государственного вмешательства, за который выступает Джордж Маршалл (George C. Marshall) под предлогом восстановления Европейских государств. Реализация этого плана поручается Полу Хоффману (Paul G. Hoffman).

Соединенные Штаты и СССР отныне вступают в непримиримую войну, которая ведется не на полях сражения, чего они избегают, а в политической, научной и общественных сферах. Их достижения в различных областях, такие как, например, покорение космоса, являются лишь символическими победами. Американские фонды, первым среди которых является Фонд Форда, выступают в качестве «солдат» Вашингтона в этой «холодной войне». С увеличением количества средств, полученных Фондом Форда в 1947 году, растут и его амбиции. Чтобы заново определить свои цели, совет правления решает осенью 1948 года заказать «развернутое исследование (…) у компетентных и независимых экспертов, которое послужило бы ориентиром (…) для оптимального использования в общих интересах увеличившихся средств фонда».

Руководителем комиссии, созданной в этих целях, становится Роуэн Гэйтер мл., который только что создал «Rand Corporation» благодаря банковскому поручительству, предоставленному Фондом Форда. Гэйтер во время войны руководил MIT (Massachusetts Institute of Technologies), что позволило ему сблизиться с учеными Manhattan Project [2]. По рекомендациям этой комиссии совет правления переманивает руководителя Плана Маршалла Пола Хоффмана и назначает его на пост президента Фонда Форда. Официально к своим обязанностям он приступает 1 января 1951 года. По словам журналиста Волкера Бергхэма (Volker R. Berghahm), он сыграет «самую главную роль в деятельности Фонда Форда на международной арене» [3]. Таким образом, был задан тон деятельности фонда: параллельно с сетью «stay-behind» в политической области и Планом Маршалла в экономической, Фонд Форда займется культурным звеном в системе американского вмешательства в Европе. Тем временем, несмотря на видимость того, что фонд является лишь дополнительным элементом в системе, созданной Кеннаном в 1946-1948 гг., он также становится неким тылом. В правящей элите Соединенных Штатов, под предлогом Корейской войны, отец холодной войны был заменен на посту руководителя ультраправых грозным теоретиком Полом Нитце (Paul H.Nitze). К тому же внутриполитическую жизнь страны сотрясает «охота на ведьм», возглавляет которую сенатор Джозеф Маккарти (Joseph McCarthy). Большинство фондов, созданных вскоре после войны, тратили большую часть своего бюджета на национальные программы: с 1951 по 1960 Фонд Форда, таким образом, потратил 32,6 миллионов долларов на образовательные программы, 75 миллионов – на изучение экономики и менеджмента, около 300 миллионов – на больницы и на медицинские образовательные учреждения. Но некоторые сотрудники желали направить деятельность фонда в международное русло. Первая попытка была связана с «Free Russia Fund», президентом которого естественно стал отец холодной войны генерал Джордж Кеннан. Бюджет проекта составил 200 тысяч долларов. В июле 1951 года фонд также выделяет 1,4 миллиона долларов западноберлинскому «Free University», который был основан в 1948 году, тогда как самый старый берлинский университет, расположенный в советском секторе, был «сталинизирован».

В ежегодном докладе 1951 года Генри Форд отметил необходимость «создания условий для мира». Целью данной программы должна была стать попытка уменьшить напряжение, обостренное невежеством, завистью и непониманием» и «усилить зрелость суждений и стабильность решений в США и за границей». Хоффман создает группу для продвижения идеи создания «условий для мира», в которую входят Роуэн Гэйтер (Rowan Gaither), бывший помощник Хоффмана по плану Маршалла (ECA) Мильтон Кац (Milton Katz) и Роберт Хатчинс (Robert M. Hutchins) из Чикагского университета. С 1 января 1952 года в группе участвует еще один консультант ECA Ричард Биссел мл. (Richard M. Bissell Jr.). К 15 июня 1952 года в международные программы Фонда Форда было вложено 13, 8 миллионов долларов, часть из которых пошла на финансирование национальных программ.

В марте 1952 года Ричард Биссел выпустил работу на 16 страницах под названием «Создать условия для мира», закреплявшую основные направления программы. Как говорилось в документе, цель программы заключалась в создании предпосылок, с помощью которых Западу, благодаря новому распределению военной силы, была бы предоставлена возможность вести справедливые и достойные переговоры с Востоком». Для успешного ведения переговоров необходимо было вначале «обсудить проблему разоружения», дабы вызвать «благосклонное отношение общества» к процессу. Биссел отвергает идею прямой конфронтации, но на самом деле не верит в возможность разоружения и в настоящий мир. Он скорее считает, что «американцы могут сосуществовать с русскими, не воюя с ними, несмотря на глубокие и устойчивые различия мировоззрений и интересов». Поэтому он скорее исповедует теорию, близкую к теории «мирного сосуществования», за которую выступал Хрущев после смерти Сталина в 1956 году.

Умеренность действий Биссела объясняется желанием точно соответствовать национальному уровню: он считает, что «в Соединенных Штатах в то время преобладали слишком напряженные и эмоциональные взгляды, близкие к тому, что можно назвать религиозной войной». Таким образом, он выступает против маккартизма, но советует быть осмотрительными, так как любое явное действие в деле разоружения могло бы быть плохо воспринято международным сообществом, не готовым к системе, в которой нет ни войны, ни мира. Биссел предлагает Фонду Форда публично не втягиваться в эту битву, а искать пути воплощения в реальность его идей, собирая средства для этого и контактируя со специалистами по международным отношениям. Именно в этих целях Хоффман разыскивает бывшего заместителя министра обороны Джона Макклоя (John J. McCloy), ставшего, тем временем, президентом Международного банка реконструкции и развития, впоследствии превратившегося во Всемирный Банк. Он примыкает к фонду с одним из своих коллег Шепардом Стоуном (Shepard Stone).

По словам Уолкера Бернана (Volker R. Berhahn), Фонд Форда изначально имел более дальновидные планы, чем простое развитие «противовеса маккартистскому антикоммунизму или ведение боя более ловкими средствами в рамках холодной войны. Целью фонда было создание, в условиях, когда Соединенные Штаты стали мировой державой, а общественное мнение еще не было готово к принятию будущих вызовов, общедоступной стратегии ведения демократической внешней политики, руководимой элитой Восточного берега, и обеспечение гарантий того, что элита не отступит, в случае возвращения популистской политики и политики изоляционизма».

С лета 1952 года Хоффман начинает работать с кандидатом в президенты Дуайтом Эйзенхауэром (Dwight D. Eisenhower) с расчетом на то, чтобы стать госсекретарем в новой администрации. Команда из Фонда Форда под руководством Шепарда Стоуна поспешно составляет программу кандидата в президенты от республиканцев, искусно щадя самолюбие демократов. Попытка союза не удается, и, когда Эйзенхауэр становится президентом, он назначает Джона Фостера Даллеса (John Foster Dulles) на пост госсекретаря. Его брат Ален Даллес (Allen Dulles) становится руководителем ЦРУ. Он занимает очень жесткую позицию в отношению СССР, развивая стратегию «отбрасывания» в отношении Центральной Европы. [4]. Эти назначения нанесли очередной удар по проектам Хоффмана (Hoffman), Кеннана (Kennan), Стоуна (Stone), Макклоя (McCloy) м Мильтона Каца (Milton Katz). Тем не менее, они продолжают увеличивать число контактов с либеральной интеллигенцией и специалистами по международным вопросам для того, чтобы вести более дипломатичную политику в отношении СССР. В ходе этих встреч возникла идея, что неприсоединившиеся страны могли бы стать хорошим плацдармом для пробных проектов фонда. Как следует из архивов корреспонденции между руководителями Фонда Форда, Джон Макклой в то время считал, что их работу по сложности можно было приравнять к руководству Германией и попытке создать европейское сообщество.

В итоговом отчете Макклоя и Стоуна было сказано, что совокупность переговоров, проведенных сотрудниками фонда, позволила его руководителям посчитать его «побуждающим руководителем» в деле пересмотра советско-американских отношений. В нем также говорилось, что Западная Европа должна стать ключевым регионом и что его институциональная база должна быть усилена. Фонд Форда «смог бы с пользой профинансировать создание одного или даже нескольких учреждений для изучения проблем европейского сообщества». Данный проект был назван «Программой условий для мира». В его рамках создается консультативный совет, председателем которого становится Макклой, а директором – Шепард Стоун. Одной из его целей является разработка методики, которая позволила бы «заручиться поддержкой европейских социалистов в деле поддержания международного мира». Фонд, таким образом, должен «рассмотреть идею объединения продвинутых социалистов из этих стран, имеющих авторитет в их собственных партиях, изучить проблему сосуществования, и предложить решения проблемы».

Программа, конечно, отображает личные амбиции. Программой заведует Совет по международным отношениям (CFR) [5]. Шепард Стоун становится ключевым элементом в реализации данной программы, являясь руководителем Отдела по европейским и международным делам Фонда Форда. Как бы там ни было, Фонд Форда является тем инструментом, который хочет использовать каждый министерский департамент. С 5 мая 1951 года Ганс Шпайер (Hans Speier) из «Rand Corporation» высылает меморандум Роуэну Гэйтеру (Rowan Gaither), в котором говорится, что Госдепартамент и Верховный гражданский комиссариат в Германии (HICOG) желают утаить факт оказания ими поддержки организациям Западной Германии для того, чтобы они не казались столь зависимыми от Вашингтона. Для этого они, совместно с ЦРУ, ищут окольные пути перевода денежных средств. 20 марта 1952 года Мильтон Кац распространяет среди управления фонда меморандум, в котором он напоминает об особой важности Европы с точки зрения американской дипломатии. Он считает, что Европа может быть рассмотрена «конструктивным образом лишь при условии ее членства в атлантическом сообществе». В этом контексте, следует содействовать в деле освобождения «крупных французских и итальянских профсоюзов от гнета коммунизма». После этого Кац говорит о серии проектов Фонда Форда, среди которых и «создание аналога CDE (Комитета экономического развития) континентальной Европы». Он завершает меморандум списком людей, способных подхватить деятельность фонда: Жан Моне (Jean Monnet), Оливер Франкс (Oliver Franks), Хью Гейтскелл (Hugh Gaitskell), Джэффри Краузер (Geoffrey Crowther), Роберт Марджолин (Robert Marjolin), Дирк Стиккер (Dirk Stikker) и Даг Хаммарскольд (Dag Hammarskjöld). В мае 1953 года Роуэн Гэйтер выпускает еще один меморандум, в котором он выдвигает новые принципы: фонд должен избегать «деятельности, основанной на дублировании или замене реальных действий правительства или других агентств». В конце концов, продолжает он, «одна из самых важных функций фонда (…) может заключаться в том, чтобы дополнять деятельность других структур и, в частности, помогать совершенствовать деятельность правительства». Взаимосвязь между правительством Соединенных Штатов и Фондом Форда находит здесь свой modus operandi (образ действия).

С окончанием эры маккартизма и началом эры мирного сосуществования споры в Вашингтоне утихают. Фонд Форда отныне представляется не в качестве альтернативы ЦРУ, а как его партнер. Ричард Биссел мл. к тому же покидает фонд, чтобы стать директором сети «stay-behind». В это время Фонд Форда участвует во многих крупных операциях ЦРУ.

Фонд сменяет ЦРУ в финансировании Конгресса за свободу культуры.

Он также поручает Дэвиду Лернеру (David Lerner) и самому видному деятелю Конгресса Раймону Арону (Raymond Aron) исследование, посвященное провалу договора Европейского сообщества в области обороны во Франции.

Фонд финансирует оркестр «Hungarica Philarmonica», состоящий из музыкантов, находящихся в изгнании из-за сталинского режима. ЦРУ хочет сделать из него символ свободного мира.

Он также является спонсором American Committee on United Europe (l’ACUE), фальшивкой ЦРУ, занимающейся содействием в деле строительства союзной Европы в соответствии интересам Вашингтона. ACUE возглавляет бывший руководитель секретных служб времен мировой войны, а его вице-президентом является основатель ЦРУ.

Как объясняет Гремион (Grémion) деятельность Фонда Форда в рамках Конгресса за свободу культуры становится возможной, благодаря близости сотрудников двух организаций. Как и Конгресс, Фонд Форда состоит из «либералов» (в американском понимании этого слова), то есть из левых, не принадлежащих к коммунистам. «Являясь инструментом неправительственной дипломатии, фонд имеет целью создать в области искусства благоприятный имидж американской культуры, отличающийся от массовой популярной культуры, которой ее часто уподобляют». При этом «Фонд Форда изначально позиционирует свою деятельность как благотворительную». В экономической области фонд «вписывается в реформистскую деятельность New Deal (Новый курс)», что вызывает благосклонность со стороны интеллигенции Конгресса, представленной в большинстве своем сторонниками планирования и Welfare State (Государства всеобщего благоденствия). Наконец, фонд ориентирован на развитие социальных наук: Роуэн Гейтер полагает, что однажды они позволят добиться столь же блестящих результатов в социальной области, что и инженерные науки в области технической. Фонд главным образом финансирует социальные науки, а затем уже гуманитарные и медицинские. Он в равной степени увеличивает количество университетских и академических обменов, а также создает новые образовательные учреждения. Фонд Форда является спонсором Центра европейской социологии Раймона Арона (Raymond Aron), организацию футурологов Бертрана де Жувенеля (Bertrand de Jouvenel). Его деятельность столь ненавязчива, что, судя по меморандуму, выпущенному Шепардом Стоуном после его поездки в Европу в 1954 году, Фонд Форда пользуется высоким уважением в Европе, «даже в ультралевых кругах Лейбористской партии Великобритании, германской SPD и среди многих представителей крайне левой интеллигенции во Франции». Фонд Форда испытывает взаимные чувства: Шепарда Стоуна очень привлекает высокая европейская культура, которую он противопоставляет американской популярной культуре. Он чувствует себя близким к интеллектуалам Конгресса, которые, критикуя коммунизм, «ставят на первое место личную свободу и свободное общество». Поэтому он финансирует журналы, близкие к Конгрессу, такие как Encounter, Preuves и Forum.

После продолжительных внутренних конфликтов Шепард Стоун становится в середине 1956 года руководителем целого ряда проектов фонда, касающихся Европы. Деятельность фонда расширяется. Стоун требует на европейскую программу дополнительных 5 миллионов долларов. Венгерские и польские революции, подавленные в 1956 году Советским Союзом, убеждают акционеров фонда согласиться с его требованиями. Эти деньги позволяют помочь беженцам из Венгрии и Польши и создать структуры для их приема. Фонд также организует образовательные программы для ученых из стран Варшавского договора, приглашая их в Соединенные Штаты и в Западную Европу. Здесь прослеживается игра в духе секретных служб: ЦРУ стремится завербовать агентов среди экономистов, исследователей в области общественных наук и экспертов, приглашенных Фондом Форда, в то время как КГБ думает отправить надежных людей для овладения знаниями американцев.

В то же время в Японии были запущены программы по продвижению английского языка, американского образования и контактов между Японией и Европой. Благотворительная дипломатия Фонда Форда, целью которой является распространение американской культуры и привлечение на свою сторону неприсоединившихся стран, принимает мировые масштабы. В Африке возникает угроза присоединения новых независимых стран к советскому лагерю, что побуждает Соединенные Штаты запустить многочисленные программы на континенте, в частности в Алжире. В Индии была налажена сельскохозяйственная программа на деньги европейских инвесторов, которых Шепард Стоун убедил создать фонды по модели Фонда Форда.

На университетском уровне Фонд Форда финансирует в 1959 году оксфордский Колледж Святого Антония (St Antony’s College), специализирующийся на гуманитарных науках, также как и Европейский центр ядерных исследований (CERN) с 1956 года и институт датского ядерного физика Нильса Бора (Niels Bohr). Таким образом, Нильс Бор может с одобрения ЦРУ привести в Данию польские, советские и даже китайские научные делегации по официальной версии для ведения «научного диалога». В 1958 году Оксфорд получает субсидию в размере одного миллиона долларов, также как и Колледж Черчилля в Кембридже. Во Франции один миллион долларов в 1959 году перечисляют на счет Maison des sciences de l’homme(Дом наук о человеке) , возглавляемый Гастоном Берже (Gaston Berger), для создания исследовательского центра в области социальных наук, за который выступают такие представители университетских кругов, как Фернанд Бродель (Fernand Braudel).

В 1966-1967 гг. становится известно, что ЦРУ финансирует Конгресс за свободу культуры, что, как следствие, бросает тень на фонд Форда. Слухи о связи фонда и американских секретных служб распространяются. Так называемая « благотворительная деятельность» фонда в Европе начинает рассматриваться по-новому: может, речь идет о прекрасно спланированной операции по культурному вмешательству Соединенных Штатов?

История Фонда Форда не завершилась скандалом 1967 года. Вторая часть данного исследования посвящена деятельности фонда, которую он ведет с 1967 года по настоящее время: Pourquoi la Fondation Ford subventionne la contestation.

--------------------------------------------------------------------------------

[1] The International Jew - The World’s Foremost Problem

[2] Pierre Grémion, Intelligence de l’anticommunisme, Fayard, 1995.

[3] Volker R. Berhahn, America and the intellectual cold wars in Europe, Princeton University Press, 2001.

[4] Стратегия «отбрасывания» заключается в том, чтобы ослабить позиции Советского Союза в Центральной Европе. Она выступает против доктрины «сдерживания», стремящейся к сохранению неизменным существующего положения сил и к предотвращению советской экспансии в любом виде. Стратегия «отбрасывания» заменила доктрину «сдерживания» после распада СССР

[5] 6 мая 1953 года Совет организует при финансовом содействии Фонда Форда семинар, посвященный отношениям между США и СССР, в котором участвовали Джон Макклой (John J. McCloy), Джон Блумгарт (John Blumgart), банкир Генри Робертс (Henry L. Roberts), Роберт Эймори (Robert Amory) из ЦРУ, Роберт Боуи (Robert Bowie) из госдепартамента, МакДжордж Банди (McGeorge Bundy) из Гарварда, Мерл Фейнзод (Merle Fainsod) тоже из Гарварда, Джордж Франклин мл. (George S. Franklin Jr.) из CFR, Говард Джонсон (Howard Johnson) из Фонда Форда, Девере Джозефс (Devereux C. Josephs), Роберт Оппенхаймер (J. Robert Oppenheimer) из принстонского Insitute for Advanced Study, президент фонда Рокфеллера Дин Раск (Dean Rusk), Шепард Стоун (Shepard Stone) и президент университета Брауна Генри Вристон(Henry M. Wriston)

 

1944. Фашисты рекламируют автомобили Форда в Европе.


Почему Фонд Форда финансирует споры
Поль Лабарик*

2004

С момента своего создания Фонд Форда (The Ford Foundation) в своей деятельности не отходил от стратегических интересов Соединенных Штатов. Но если во время холодной войны он служил лишь прикрытием ЦРУ, в течение последних двадцати лет фонд стал независимым, разработав свою собственную методику вмешательства, так называемую «soft power»: встревать во внутренние споры своих соперников посредством финансирования одной стороны для того, чтобы сорвать планы другой, и даже для поддержания соперничества в чистом виде. Последним примером подобной деятельности стало финансирование Всемирного социального форума для того, чтобы в конечном итоге, ослабить его позиции.

«Методика "soft power" основывается на способности добиваться желаемых результатов посредством привлечения и убеждения остальных принять вашу сторону, что отличает ее от методики «hard power», основанной на использовании кнута и пряника экономического и военного могущества для того, чтобы все следовали вашей воле». Такое определение дал Джозеф Най мл. (Joseph S. Nye Jr) в газете International Herald Tribune, 10 января 2003. Тесная связь между Фондом Форда и ЦРУ была частично выявлена в ходе скандала, связанного с финансированием Конгресса за свободу культуры. Фонд был вынужден сменить стратегию в 80-е гг. Если в течение холодной войны фонд служил прикрытием финансовых операций Управления, о чем рассказывается в первой части расследования , то теперь он переориентировался на использование методики soft power. Фонд больше не оказывает поддержку традиционным союзникам, а отдает предпочтение противникам, которых он пытается привлечь и переманить на свою сторону.

Команда
Если в течение холодной войны сотрудники Фонда Форда и ЦРУ были взаимозаменяемы, то сегодня управляющие и директора фонда набираются в так называемых «либерально-левых» кругах, которые стремятся продвигать модель «рыночной демократии». Конечно, эти «либералы» не являются защитниками свободы, а скорее сторонниками ликвидации регулирования, ведь демократия не основывается на рынке. Но если бы эта концепция была бы лишена этой двусмысленности, то в ее продвижение не вкладывали бы столько средств.

Президент фонда Сьюзан Берресфорд (Susan Berresford) является членом исполнительного комитета «Chase Manhattan Bank». Она заседает в североамериканском комитете Трехсторонней комиссии Дэвида Рокфеллера (David Rockefeller) вместе со Збигневом Бжезинским (Zbigniew Brzezinski) и Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright). Вдобавок ко всему она является членом Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations), который в 2002 году получил дотацию в размере 100 тысяч долларов для «создания Council Task Force (консультативного совета) по терроризму». CRF, по сути, разрабатывает в недрах вашингтонской элиты внешнеполитическую стратегию США. В сентябре 2002 года на сайте CFR можно было найти рекламу «новой книги Совета». Кеннет Поллак (Kenneth Pollack) в книге, названной The Threatening Storm утверждал, что «вторжение является единственным реальным способом избавиться от иракской угрозы » [1].

В правление фонда входят: два бывших генеральных президента-директора компаний «Xerox» и «ALCOA», исполнительный вице-президент «Coca Cola», президент «Levi-Strauss & Co», руководитель «Reuters Holdings», главный участник лоббистского общества «Akin», «Gump», «Straus», «Hauser & Feld» и президент «Vassar College». В конце 90-х – начале 2000-ого года в фонде были представлены и другие компании: Time Warner, Chase Manhattan Bank, Ryder systems, CBS, AT & T, Adolph Coors Company, Dayton-Hudson, la Bank of England, J.P. Morgan, Marine Midland Bank, Southern California Edison, KRCX Radio, the Central Gas & Electric Cop. DuPont, Citicorp и New York stock Exchange. Еще недавно в работе фонда участвовал вице-президент «Texaco Inc.» Деваль Лордин Патрик (Deval Laurdine Patrick). Для друзей Джорджа Буша мл. в фонде зарезервировано несколько мест. В правлении также заседает жена президентского биографа Майкла Бешлосса (Michael Beschloss) Афсанех Машайети Бешлосс (Afsaneh Mashayethi Beschloss), которая в прошлом являлась одним из руководителей Всемирного Банка и одним из главных советников Carlyle Group по вопросам инвестиций.

В членский совет комитета по образованию, СМИ, искусству и культуре фонда Форда в конце 90-х входили президент «Vassar College», президент «Reuters Holdings PLC», бывший генеральный президент- директор «Xerox» и «Vernon Jordan», близкие к экс-президенту Соединенных Штатов Биллу Клинтону. Вице-президентом фонда, занимающимся СМИ, является Элисон Бернштайн (Alison Bernstein).

Проамериканская дипломатия
Борьба, которую сегодня ведет Фонд Форда, не связана более с коммунистической угрозой. Отныне речь идет о воспитании будущих руководителей стран в духе американской экономической мысли. Фонд также заботится о том, чтобы противники американской гегемонии не выходили за рамки простого поношения предвыборной кампании. Он также поддерживает оппозиционные движения вражеских режимов.

Так, фонд финансирует Организацию непредставленных народов и наций(ОННН) (UNPO), которая объединяет каренов Бирмы, индейцев Лакота, тутси Руанды, крымских татар, абхазцев, аборигенов Австралии, черкесов, огонисов Нигерии, тибетцев, чеченцев, особенно, близких к президенту Дудаеву [2].). Генеральным секретарем UNPO в 1995 году был голландец Майкл ван Валт (Michael van Walt), юридический советник далай-ламы. Остальные финансовые поступления осуществляются четырьмя скандинавскими странами, британской косметической сетью «Body Shop», «Церквями, имеющими опыт в предупреждении конфликтов» и фондом МакАртура. В 1991 году организация состояла из 18 членов, а в 1995 – уже из 43.

Фонд Форда также финансирует Национальный фонд в поддержку демократии National Endowment for Democracy (NED). В 1997 году две организации совместно финансируют издание учебника по праву для женщин исламских государств под названием Claiming our rights. Книга была написана группой мусульманских женщин, собранных по инициативе бывшего министра иранского шаха, ныне живущей в Вашингтоне, Махназ Афкани (Mahnaz Afkhani). Работа была переведена на арабский, бенгальский, малайский, персидский и узбекский языки. Она продавалась в Бангладеш, Иордании, Ливане, Малайзии и Узбекистане [3]. Узбекистан Ouzbékistan играет важную роль в Каспийском регионе, чья нефть является предметом споров между Москвой и Вашингтоном. Таким же образом фонд Форда поддерживает сторонников независимости Чечни и, совместно с Фондом Генриха Беля (Heinrich Böll) - Московский центр по правам человека [4].

Особого внимания требует и Африка. После открытия важных нефтяных месторождений Вашингтон пытался обеспечить зависимость Нигерии и Анголы от США. Фонд Форда сразу же предоставил финансовую поддержку «одному представителю нигерийской интеллигенции, наиболее благосклонно относящемуся к демократическому режиму» Клоду Эйку (Claude Ake) [5]. Он руководил Центром по продвижению общественных наук в Порт-Харкорт (Port-Harcourt). Он также был советником при ЮНЕСКО и Всемирном Банке. В 1990-е гг. он соглашается по просьбе своего друга Саро-Уива (Saro-Wiwa) стать одним из руководителей обширного исследования окружающей среды в дельте Нигера, проводимого по инициативе компании «Shell». Но он [подает в отставку] в ноябре 1995 года, протестуя против расправы над писателем и еще восемью борцами-огонисами, осужденными в ходе сфабрикованного судебного дела. Клод Эйк погибает в авиакатастрофе Боинга 727 7 ноября 1996 года.

Однако фонд Форда финансирует не только оппозицию. Тем более что в его административном совете заседает бывший президент Нигерии генерал Обасанджо (Obasanjo). Он также участвует в работе «Совета взаимодействия», членами которого являются Гельмут Шмидт (Helmut Schmidt), Валерии Жискар Д’Эстен (Valéry Giscard d’Estaing), Джеймс Каллаган (James Callaghan) и Михаил Горбачев. В 1998 году он запускает Форум африканских руководителей, где была разработана концепция «хорошего областного управления», закреплявшая предоставление МВФ финансовых средств [6]. Он возвращается к власти в марте 1999 года после того, как принял у себя Джимми Картера (Jimmy Carter). Как пишет издание Express, «он знает, какие надежды на него возлагают его американские друзья: доказать, в конечном итоге, что демократия по модели США возможна и в Африке» [7]. Генерал Обасанджо правил страной с 1976 по 1979 гг. За эти три года он стал богатым человеком, построил «тюрьму для политических узников на просторах Лагоса, на острове Кири-Кири. Именно он, как говорят его недоброжелатели, не только покушался на свободу прессы и профсоюзные права, но еще и отправил в тюрьму певца Фела (Fela), живого идола африканского бита, за антимилитаристские тексты песен». Лишь пребывание Обасанджо в тюрьме с 1995 по 1998 гг. при режиме Абача (Abacha) дает ему возможность вновь стать популярным.

Расправа над ООН
Фонд Форда, возглавляемый так называемыми «либералами», продвигает практически ту же американскую модель, основанную на гегемонии, что и неоконсерваторы, в данный момент находящиеся у власти, только в менее агрессивной и односторонней форме. Таким образом, он занимается пересмотром значения ООН и формирует более уравновешенную точку зрения на палестино-израильский конфликт. Фонд Форда также профинансировал создание «независимой рабочей группы» по просьбе Бутроса Бутроса-Гали (Boutros Boutros-Ghali) в конце 1993 года для написания доклада под названием Вторая половина века ООН. Доклад группы, сопредседателями которой были бывший премьер-министр Пакистана Моин Куреши (Moeen Qureshi) и бывший немецкий президент Ричард фон Вайцзекер (Richard Von Weizsäcker), был готов 19 июня 1995 года. В нем, в частности, предлагалось расширить Совет Безопасности до 23 членов, использовать новые источники финансирования путем, например, взыскания налогов, создать силы быстрого реагирования численностью в 100 тысяч человек, а также создать Экономический и Социальный советы. [8].

В 1996 году бывший генеральный секретарь ООН Брайан Уркухарт (Brian Urquhart) заявил, что процедура назначения генерального секретаря ООН должна быть реформирована. Тем временем, он стал консультантом в Фонде Форда [9].

Фонд Форда оплатил обучение Кофи Аннана в Соединенных Штатах в Массачусетском институте Технологий. Он продолжил учиться в Женевском институте международных исследований. С тех пор его считают приближенным Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright), а с момента его назначения на пост главы ООН – «человеком американцев» [10].

Что касается палестино-израильского конфликта, Фонд Форда финансирует Израильский информационный центр по правам человека на оккупированных территориях (Бетселем, ассоциация израильских юристов и членов парламента), который в 1990-е гг. выпускает многочисленные доклады, касающиеся интифады. Один из таких докладов наделал много шума в мае 1990-ого года: в нем говорилось, что с начала первой интифады на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа более 150 детей было убито вследствие обстрела израильтянами, которые не подвергались прямой угрозе [11] Международные отношения являются предметом пристального внимания Фонда, финансирующего многочисленные аналитические центры, деятельность которых посвящена международным вопросам. Французский институт международных отношений (Ifri), например, получил в мае 1995 года дотацию в размере 1,5 миллионов долларов, что позволило выкупить занимаемые институтом помещения. Данные средства были собраны при финансовом содействии порядка двадцати европейских, в том числе и французских предприятий, среди которых фигурировали Касса вкладов и депозитов (Caisse des depots et consignations), Alcatel, Daimler Benz, Danone, Renault, Schneider и UAP». Ifri возглавляется членом Трехсторонней комиссии и Группы Бильдеберга Groupe de Bilderberg Тьерри де Монбриалом (Thierry de Montbrial), выпускающим различные бюллетени, Тетради, ежеквартальный журнал Politique étrangère (Внешняя политика), а также ежегодный отчет Ramses. Он считает себя «активным участником межнационального гражданского общества [12].

В США: «Сочувствующий консерватизм»
В Соединенных Штатах Фонд Форда финансирует гуманитарные акции, целью которых является восполнение пробелов, оставленных политикой «государства всеобщего благоденствия». В качестве примера можно привести Институт, созданный Чарльзом Баллардом (Charles Ballard) и получивший в 1996 году два миллиона долларов. Институт занимается поиском отцов, покинувших своих детей, с целью вернуть их в семью [13]. Фонд также поддерживает организацию «Self Help», помогающей умственно отсталым людям купить жилье. Организация также занимается предоставлением небольших кредитов. Фонд оказывает финансовое содействие подобным организациям на всей территории США, следуя идеологии, близкой к «сочувствующему консерватизму». Речь в данном случае идет не о том, чтобы покрыть несостоятельность Государства всеобщего благоденствия, содержащегося на голодном пайке, а о том, чтобы его заменить, так как в обязанности государства не входит устранение социального неравенства, вызванного культурными различиями, неспособностью заставить себя выпутаться из положения и даже передающимся по наследству коэффициентом умственного развития этнических меньшинств. Все это более близко к теориям Чарльза Мюррея (Charles Murray), изложенным в книге Bell curve(здесь говорится о том, что чернокожие по своей природе обладают более низким уровнем интеллекта, чем люди с белым цветом кожи), чем к реальным действиям по уменьшению социального неравенства, присущего лишенной регулирования экономической системе.

Пресса
Стратегия Фонда Форда наиболее отчетливо видна в медийной сфере. Если в 1950-е и 1960-е гг. Фонд оказывал широкую поддержку левым анти-коммунистическим газетам, то начиная с 1980-х он главным образом финансирует критически настроенную альтернативную прессу. С тех пор начала прослеживаться явная близость Фонда Форда к Институту «Открытое общество» Джорджа Сороса (George Soros).

В 1999 году Джордж Сорос предоставил «Национальному институту» (Nation Institute) дотацию в размере 50 тысяч долларов для «поддержания проектов, направленных на улучшение качества радиопередачи «Radio Nation», еженедельных выпусков новостей общественного радио и программ-комментариев». Личный консультант Сороса в области политики Гамильтон Фиш III (Hamilton Fish III) является руководителем первого звена «Национального института», принадлежащего той же группе, что и еженедельник The Nation. Он также профинансировал «Citizens for Independent Public Broadcasting Group» (Общество граждан за независимое общественное вещание), «Fund for Investigative Journalism» (Фонд расследовательской журналистики), журнал American Prospect, «Center for Defense Information» (Центр защиты информации) и «Public Media Center de San Francisco» (Центр общественных СМИ Сан-Франциско) [14]. Его предложения по финансированию альтернативной группы «Indymedia» вызвали яростные дискуссии на форуме forums этого коллаборационистского информационного агентства. Цели, которые преследует Джордж Сорос, финансируя подобные структуры, на самом деле не столь бескорыстны. Его связи с американским истеблишментом, напротив, наводят на мысль, что он действует как тайный агент, чтобы изнутри подорвать эти источники критической мысли, и, в конечном итоге, подчинить их себе. Как пишет Герберт Шиллер (Herbert I. Schiller), «принцип «свободного распространения информации», жизненно важный для экспорта американской культуры, был придуман для того, чтобы придать требованиям промышленников статус универсальной добродетели. Нужно помнить, что самый агрессивный госсекретарь послевоенного времени Джон Фостер Даллес (John Foster Dulles) считал его решающим звеном во внешней политике Соединенных Штатов. Еще до окончания военных действий Пентагон предоставил в распоряжение редакторов и «акул пера» американской прессы военные самолеты, чтобы те могли внушить руководителям одиннадцати стран-союзниц, а также руководителям стран, оставшихся нейтральными, достоинства свободной прессы (то есть находящейся в частной собственности) и свободы обмена информацией». Уильям Бентон (William Benton), заместитель генерального секретаря в 1946 году заявил: «Свобода прессы и свобода обмена информацией в общем является частью нашей внешней политики». Другими словами, речь идет не о том, чтобы благоприятствовать распространению принципа свободы слова, но о создании конкурентной системы в прессе, которая позволила бы стороннему участнику занять привилегированное положение.

Фонд Форда следует этому принципу. Расследование, проведенное, Бобом Фельдманом, (Bob Feldman) выявило факт финансирования организацией многочисленных альтернативных средств массовой информации, таких как FAIR, журналы Progressive, Pacifica, Democracy Now !, а также IPA, Mother Jonesи Alternet [15]. Один из руководителей издания The Nation - член руководящего комитета Института Франклина и Элеоноры Рузвельт (Franklin and Eleanor Roosevelt Institutе –FERI) Катрина ванден Хевел (Katrina vanden Heuvel), являющаяся дочерью Уильяма ванден Хевеля (William vanden Heuvel), возглавлявшего комитет. Оба работали при Джоне Брадемасе (John Brademas), который был руководителем FERI до того, как был назначен Биллом Клинтоном (Bill Clinton) главой Национального фонда в поддержку демократии (National Endowment for Democracy). На этом посту он пробудет с 1993 по 2001 гг.

[16]. Подобные совпадения встречаются и в редакции издания Counterpunch, возглавляемого бывшим сотрудником The Nation Александром Кокберном (Alexander Cockburn). Одним из вице-президентов «Institute for the Advancement of Journalistic Clarity» (IJAC) является не кто иной, как Форд Рузвельт (Ford Roosevelt), советник «Franklin and Eleanor Roosevelt Institute». В 1947 году Элеонора Рузвельт была одной из главных фигур либералов – антикоммунистов, участвовавших в создании политической организации «неофициальных левых» «Americans for Democratic Action»COUNTERPUNCH’s FERI/Roosevelt Dynasty Connection ?», Bob Feldman, QuestionsQuestions, 27 ноября 2002.]]. Эти СМИ отзываются о политической жизни Соединенных Штатов не слишком любезно. Однако можно заметить, что они почти не публикуют статьи о роли фондов в «установлении согласия», также как и статьи с различными критическими анализами событий 11 сентября 2001 года.

Глобализация и экономическая мысль
Создание Всемирного социального форума в Индии в конце 2003 года позволило оценить масштаб деятельности Фонда Форда. В докладе индийского исследователя Раджани Десаи (Rajani X. Desai), подготовленном для журнала Aspects of India’s Economy, сказано, что фонд профинансировал несколько собраний альтерглобалистов, например, собрания, намеченные в Бомбее. Распространение влияния фонда в Индии происходило за счет предоставления субсидий индийским неправительственным организациям, в частности, занимающимся сельским хозяйством. Поддержанные проекты, по мнению Раджани Десаи, могли спровоцировать зеленую революцию, что увеличило бы производство сельскохозяйственной продукции в Индии, а также обеспечило бы приход большого количества иностранных инвесторов на индийский рынок. Как бы то ни было, критика, исходившая от «гражданского общества» Индии в отношении Фонда Форда, в конечном итоге, подавила его желание предоставить в очередной раз финансовые средства Всемирному социальному форуму.

Тем не менее, финансирование Всемирного социального форума позволило Фонду Форда воздействовать на интеллектуальные дискуссии движения альтерглобалистов. Таким образом, мы увидели, как одни обвиняли МВФ и Всемирный банк в том, что они выступали за введение всемирного налога на финансовые сделки, который бы взимался и контролировался … МВФ; как они старались изо всех сил отделить спор об экономическом порядке от угрозы вторжения в Ирак; и как другие выступали против внешнего авантюризма Вашингтона после 11 сентября, настойчиво требуя устранения общественных движений, созданных мусульманами. Таким образом, можно предположить, что Фонд Форда финансировал Всемирный социальный форум не из-за того, что поддерживал его тезисы, а, наоборот, чтобы их опровергнуть. Некоторые даже вспомнили, что в 1960-е гг. фонд без особых стеснений предоставил American Enterprise Institute (AEI) финансовую помощь в размере 300 тысяч долларов. Сегодня данный аналитический центр, целью которого является дискредитирование политики перераспределения, переживает свое второе рождение, благодаря Лин Чейни (Lyne Cheney) и Ричарду Перлу (Richard Perle) [17].

Стратегию Фонда Форда можно назвать стратегией «отравленного подарка». Она состоит в том, чтобы вмешиваться во внутреннее соотношение сил тех, кто находится в оппозиции к США с целью поддержания конфликтов и соперничества, которые служили бы средством ослабления, либо для того, чтобы облегчить триумф слабого над сильным. Эта сложная схема не пришлась по вкусу неоконсерваторам, которые считают, что она в любой момент может начать работать на поддержку «антиамериканских» организаций. Что, кстати, и было доказано на примере всемирной конференции против расизма в Дурбане, в ходе которой ассоциации, финансируемые Фондом Форда, вместо того, чтобы сидеть и завидовать друг другу, сумели прийти к некому соглашению, чтобы помешать Израилю и США.

Для получения более подробной информации об истоках Фонда Форда, антисемитских настроениях его основателя Генри Форда, его связях с германским национал-социализмом канцлера Гитлера, а также о роли Фонда Форда в системе американского вмешательства в послевоенный период, можно обратиться к первой части данного расследования: La Fondation Ford, paravent philanthropique de la CIA.

--------------------------------------------------------------------------------

[1] Заметим, что Кеннет Поллак говорил о возможности вторжения при условии, если международное сообщество отвергло бы другие пути разрешения проблемы. Вот почему сегодня его книга используется демократами в ином смысле: для того, чтобы подчеркнуть, что Буш не должен был атаковать Ирак, не выполнив ряд условий.

[2] "Les peuples en mal d’État ont rendez-vous à La Haye";(Народы, лишенные государств, собираются в Гааге), Alain Frilet, Libération, 21 января 1995.

[3] «Manuel de droit pour musulmanes»;(Учебник по праву для мусульман), Michel Faure, L’Express, 16 января 1997.

[4] «À Moscou, la maison des droits de l’homme travaille dans le dénuement»(Московский центр по правам человека еле сводит концы с концами), Le Temps, 2 мая 1998.

[5] «Claude Ake, un intellectuel nigérian fervent démocrate»(«Клод Эйк, нигерийский интеллигент и убежденный демократ»), Michèle Maringues, Le Monde, 23 ноября 1996.

[6] "Obasanjo, président à remonter le temps", Stephen Smith, Libération, 2 марта 1999.

[7] «Le "sauveur" élu du Nigéria», Jean-Philippe Demetz, L’Express, 4 марта 1999.

[8] «Les 50 ans de l’ONU», François d’Alançon, La Croix, 16 октября 1995.

[9] «Les pays du Conseil de sécurité cherchent un laquais», Agnès Rotivel, La Croix, 24 сентября 1996.

[10] «Le va-tout de Kofi Annan», Vincent Hugueux, L’Express, 26 февраля 1998. Таким образом, Вашингтон видел в Аннане альтернативу неуправляемому Бутросу Бутросу-Гали

[11] «Selon une organisation internationale, plus de 150 enfants ont été tués par balle en Cisjordanie et à Gaza», Alain Frachon, Le Monde, 18 мая 1990.

[12] «L’Ifri fête ses 20 ans», Baudouin Bollaert, Le Figaro, 3 ноября 1999.

[13] «Le retour du père», Sylvie Kauffman, Le Monde, 26 августа 1996.

[14] «George Soros’ "Parallel Anti-War Media/Movement"», Bob Feldman, QuestionsQuestions, 27 декабря 2002.

[15] «"Alternative" media paymasters: Carlyle, Alcoa, Xerox, Coca Cola...?» , QuestionsQuestions, 1 октября 2002.

[16] «The Nation’s NED Connection», Bob Feldman, QuestionsQuestions, 19 октября 2002.

[17] «Comment la pensée devint unique», Susan George, Le Monde diplomatique, август 1996.

 

На заводе Ford пытали людей!

27 февраля 2006

Бывшие члены профсоюза аргентинского завода Ford подали на эту американскую компанию в суд, передает BBC. Причем, работающие в прошлом на Ford люди обвиняют автопроизводителя в довольно страшных преступлениях – якобы на заводах Ford в период с 1976 по 1983 года производились… пытки!

Бывшие сотрудники Ford утверждают, что руководство аргентинского подразделения компании передавало властям захватившим власть в результате переворота сведения об активных членах профсоюза. Кроме того, Ford позволял агентам спецслужб пытать людей в здании завода. Пострадавшие говорят, что их хватали, одевали на голову мешки, и пытали (в том числе и электричеством) в помещении, которое располагалось рядом со спортзалом.

По предварительным данным, в здании завода Ford после военного переворота 24 марта 1976 года избиениям и пыткам подверглись 24 человека. Пострадавшие требуют выплатить им денежную компенсацию. Также они хотят увольнения некоторых менеджеров завода Ford, которые работали во времена военной диктатуры.


Просмотров: 8878
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
MTV – уникальное средство для промывания мозгов Точные цитаты из различных частей Талмуда Пророчества о падении США Тайны Иллюминатов Как Ротшильды и Рокфеллеры делят Россию Работорговля и кастрация славян в средние века