Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

29 признаков того, что элиты трансформируют общество в абсолютно управляемую тюрьму Так вот ты какой, Мошиах!! Ответ на „еврейский вопрос” Англичанка по-прежнему гадит
Новости

Германия 30-х годов: Мораль, закон, порядок – всё было разрушено прессой

Почему Гитлер ополчился на иудеев?

Более того, как случилось, что подавляющее большинство немецкого народа поддержало Адольфа Алоизовича? Ведь должна же для подобной поддержки быть какая-то причина!

Другое дело, что народ и его фюрер жестоко просчитались. Ведь на чужом горе и насилии своё счастье не построишь.

Но крах и понимание - это пришло позже. Здесь же мы рассматриваем довоенный период Германии, когда Гитлер ещё не планировал нападать на Советский Союз. И не заявлял о том, что его стране надо уничтожать те или иные народы.

Почему он позднее изменил свою политику, взгляды и риторику - пусть разбираются историки. Мы же вместе с автором Др. Ф.К. Вибе бросим взгляд на обстановку Германии 30-х годов.

И получается интересная картина. Там, куда пробрались носители иудейской идеологии, мы видим разврат, пошлость, безнравственность. В чётком соответствии с программой действий, описанной в „Протоколах Сионских мудрецов”: захватывать прессу, любые другие средства массовой информации и развращать, развращать, развращать... Прямо как в сегодняшней России это происходит на медийных подмостках.


*

Для справки. Из манифеста Национал-социалистической партии 1920 г.:

18) Мы требуем беспощадной борьбы против всех, кто своей деятельностью вредит общим интересам. Преступные ростовщики и спекулянты наказываются смертью, безотносительно к вероисповеданию и национальности.
19) Мы требуем замены германским правом римского кодекса, доселе обслуживавшего материалистические интересы.
20) Мы требуем доступности для всех высшего образования. Приспособления школы к интересам государства. Дорогу— способнейшим.
21) Мы требуем защиты материнства и младенчества государством. Запрещения детского труда. Развития спорта.

К сожалению, в этом, в целом замечательном Манифесте, были и такие пункты, которые вряд ли можно назвать справедливыми. Впрочем, некоторым в ЕС такое нравится. Речь о разделении народа на граждан и неграждан в зависимости от национальности. Точно как в европейской Латвии сегодня.

***

Иудеи в немецкой прессе

Иудеи были всегда нацелены на овладение прессой и всей издательской деятельностью. Они всегда на первой место ставили идеологическую войну и её средства и методы. Ещё давно с появлением печатной продукции и издательского дела, они сразу наложили на неё свою мохнатую лапу. Очень скоро они доказали, что у иудеев нет в связи с этим перед обществом никаких моральных обязательств. Иудейские интересы концентрировались вокруг того, как отжать для себя максимальную материальную выгоду в ущерб другим.
Если мы проанализируем всю немецкую, то есть иудейскую прессу, на протяжении последних нескольких десятилетий, то нельзя не заметить, что всё построено на стимуляции нижайших, примитивных инстинктов и похоти. С возрастанием газетной циркуляции мораль всё более подрывалась откровенной порнографией, захлёстывающей публику. Мораль, закон, порядок – всё было разрушено прессой.

Два крупнейших газетных концерна в Германии до 1933 года были в иудейских руках. Это Ульштейн (Ullstein) и Моссе (Mosse). Оба эти концерны были основаны иудеями и весь их персонал и директорат были иудейскими. Иудеи на ту работу, на которой работают сами, неиудеев не берут. Это – правило.

Концерн Ульштейна имеет общий тираж ежедневных газет 4 миллиона. Это пять больших ежедневных газет, несколько еженедельных, и много периодических изданий и ежемесячных магазинов. Концерн имеет свое собственное Агенство Новостей, которое снабжает новостями провинциальную прессу. Кроме этого, концерн имеет огромный книгоиздательский филиал.

Владеют всем концерном братья Ульштейн. Директорат состоит из самих братьев, трёх других иудеев и двух, якобы, христиан. Крупнейшая газета, выпускаемая этим концерном, была «Берлинер Моргенпост» с самым большим тиражом среди всех немецких газет в 600 тысяч экземпляров. Эта газета имела, разумеется, иудейского редактора, и 10 других иудеев, членов редакторского совета. И так ведут себя порядочные люди в государстве, в котором проживают в качестве меньшинства?
В другой газете концерна – «Воссише Цайтунг» (“Vossische Zeitung”) редактором был иудей Георг Бернхард, который имел иудейский совет из 14 членов. Это была очень влиятельная политическая газета.

Концерн Моссе был не такой огромный как Ульштейна. Его дневная циркуляция была в 350 тысяч экземпляров. Это был семейный концерн восточного иудея Рудольфа Моссе (настоящая фамилия Мозес). Тем не менее, влияние этого концерна было очень велико. Его основой газетой была «Берлинер Тагеблатт».
За рубежом на эту газету смотрели как на выразительницу немецкого общественного мнения, когда таковой она, естественно, не являлась. Редактором газеты был иудей Теодор Вольфф (Theodor Wolff), который был также и заметным политиком. Его редакторский совет состоял из 17 иудеев. Все иностранные корреспонденты в других столицах были иудеями.

Другая газета концерна была «Ахт-Ур-Абендблатт» (“Acht -Uhr-Abendblatt”) - также политически влиятельная публикация. Редактор иудей и 8 иудейских членов совета.
Естественно, что на фоне таких двух издательских «слонов», истинная немецкая пресса была не больше моськи. Единственным заметным христианским издательским домом был «Аугуст Шерль» (August Scherl). Но ни «Аугуст Шерль», ни разрозненная провинциальная пресса не могли идти ни в какое сравнение с объединённой силой двух иудейских дредноутов.

Более того, все министерства печати и издательского дела, особенно в Пруссии, просто кишели иудеями. Например, три наиболее важных департамента прессы Пруссии в 1930 году находились под руководством четырёх иудеев.
Неудивительно, что и союзы журналистов и профсоюзы работников издательского дела тоже находились в руках иудеев. Самая большая из этих организаций Reichsverband der deutschen presse – Немецкая Ассоциация Прессы до самого 1933 года руководилась вышеупомянутым Георгом Бернхардом.

В Verein Berliner Presse – Берлинском Профсоюзе Прессы, который был важнейшим обществом для журналистов столицы, с 1888 года всем руководил чисто иудейский комитет.
Даже официальная организация независимых немецких писателей Schutzverband deutscher schriftsteller управляется директоратом, в котором 90% членов чистые иудеи. Их президент – иудейский публицист Арнольд Цвейг (Arnold Zweig), написавший книгу о войне под названием “Streit um den Sergeanten Grischa” («Скандал вокруг сержанта Гриши»), в которой он подвергает осмеянию и издевательству национальный характер немецкого народа и солдата.

(Прим. пер. Сравните с пасквилем советского иудейского писателя Войновича «Необыкновенные приключения солдата Ивана Чонкина». Всё тоже самое. Немногим ранее выходит произведение того же плана чешского иудея Ярослава Гашека о солдате Швейке, с которого и Цвейг и Войнович сплагиировали свои книги).

В этой связи разберём работы и значение трёх иудеев, которые в течение многих лет рассматривались за границей как апостолы немецкого публицизма. Это Георг Бернхард, Теодор Вольфф и Максимилиан Харден (Maximillian Harden). Все трое иудеи. Все трое из них были истинными мастерами пера, способными посредством одного только писанного слова вербовать новых обращённых в идеи, которые они представляли.
Однако за глянцевым фасадом выигрышных идей был спрятан чёрный дух отрицания традиционных ценностей, критицизм ради критицизма, дух нигилизма, разрушения и дисгармонии, которые являются отличительными иудейскими характеристиками во всех сферах.

Примечательно, что Георг Бернхард сначала был банкиром и биржевым брокером. Его полная жизнь была шатанием между биржевой журналистикой и марксизмом. Но в 1913 году его назначили вдруг главным редактором «Воссише Цайтунг». В этом качестве в решающий час он сыграл пагубнейшую для Германии роль.
В критические дни перед подписанием Версальского договора, грабительские и унизительные условия которого были единодушно отвергнуты подавляющим большинством немецкого народа, именно Георг Бернхард сговорился с немногими политическими деятелями из иудеев и активной и эффективной деятельностью своей прессы представил дух национального протеста и сопротивления как бы несуществующим.
Достаточно только просмотреть выпуски «Воссише Цайтунг» за те недели и месяцы, чтобы представить себе, как систематически пресса Бернхарда пробивала условия Версальского договора. Даже наиболее унизительный термин этого позорного договора – формулировка «вины Германии», он пытался представить как выгодный для Германии.

В июне 1919 года Бернхард пишет:
«Немецкий читатель легко смирится с той частью, где говорится об историческом происхождении войны и вопросом вины за неё…если отнестись таким способом, то нельзя продолжать заниматься самобичеванием за этот параграф о вине».

Этими словами Бернхард нанёс удар в спину немецкому правительству, которое пыталось спасти пленных немецких офицеров. Если помнить, что именно иудейские интересы втравили Германию в эту войну против её воли, а затем таким вот образом подставили её, то и тогда вы ещё не поймёте до конца всю чудовищность иудейского заговора.

В другом случае вы обнаружите Бернхарда замешанным уже в чисто уголовном преступлении. Во время оккупации англо-французкими войсками Рейнских областей, на иностранные деньги там была организована политическая кампания, чтобы предотвратить возможное возвращение Рейнских областей Германии путем провозглашения собственной независимости и полнейшего отделения, с тем чтобы потом руководить этими областями с помощью иностранных денег.

Рейнские сепаратисты получали непосредственно от Бернхарда финансовую поддержку и политическое руководство. В 1930 году один из совладельцев концерна «Ульштейн» Др. Франц Ульштейн проговорился о таком факте в своём периодическом издании «Тагебух» (Tagebuch), что иудей Др. Лео Шталь (Leo Stahl), сотрудник Бернхарда выплатил сумму денег Маттесу (Matthes), лидеру рейнских сепаратистов, и это сам Бернхард командировал его специально с этой целью.

Что это как не уголовное преступление прямого разрушения государства?
Этот политический скандал в конце концов вынудил Бернхарда всего лишь уйти в отставку. После этого он стал директором большой сети универмагов. Показательно само по себе. В 1933 году он тут же убежал за границу и моментально развернул деятельнейшую антигерманскую деятельность.

Теодор Вольфф, редактор «Берлинер Тагеблатт», был не лучше. Перед войной и в начале войны, когда надо было толкать Германию в пекло войны, он был яростным сторонником монархии. После же войны никто не ругал низложенную династию Гогенцоллеров более мерзкими и чёрными словами, чем Вольфф.

Когда в 1926 году правительство предприняло робкие попытки ограничить распространение в стране порнографии и другой подрывной литературы, сеющей нигилизм и распущенность стране, это Вольф разругал новый закон и в знак протеста вышел из рядов демократической партии, которая поддержала этот законопроект.

Для того чтобы полностью понять этого мерзкого «публициста», необходимо знать до какой степени отсутствия всякого стыда и совести дошло в Германии распространение порнографической литературы, распространяемой такими деятелями антикультуры как Вольфф.

Ещё более влиятельным иудейским растлителем чем Бернхард и Вольфф был Максимилиан Харден, брат Виттинга, уже упоминавшегося иудейского пораженца. В своей личной газете «Цукунфт» (Die Zukunft. «Будущее»), Харден объяснял немцам политические вопросы в течение более двадцати лет. Едва ли кто превзошёл его по части увёртливости и скрытого яда.

Он начал карьеру в Имперской Германии с того, что начал поносить институты монархической Германии с, так сказать, моральных позиций, обсасывая всякие скандальные истории и делая из них антимонархические выводы. Во время войны он стал крупным провокатором, требуя присоединения к Германии всей Бельгии, севера Франции и бассейна реки Конго. (Vide Zukunft 17 October 1914).

Но ведь на таких «троянских коней» ссылалась иностранная пресса, чтобы разжечь горнило войны. После же того, как в войну вступила Америка, Харден стал горячим поклонником президента Вильсона. В 1919 году он тоже развернул кампанию по затыканию рта немецкому народу и признанию позорных и тиранических условий версальского договора.

Движущей силой всех подобных персонажей является их преданность и зависимость от международных иудейских организаций в ущерб стране пребывания и проживания. Недаром всемирно известный историк Фридрих Тиме (Fridrich Thimme) назвал Хардена «Иудой немецкого народа», но это определение вполне относится к ним всем.

Театр

Для того чтобы осветить быструю оккупацию всего немецкого театра иудеями достаточно отослать читателя к книге иудейского автора Арнольда Цвейга «Иудеи на немецкой сцене» (“Juden auf der Deutschen Buhne”). С несравненной искренностью Арнольд Цвейг описывает как работа бухгалтера, театрального директора, театрального агента, сценического руководителя, режиссера, актера, критика, поэта и драматурга были узурпированы иудеями.

Цвейг рассказывает: « Они пришли Бог его знает откуда с карманами полными денег…». Это тот тип иудея, который как и взяточник Каценеленбоген, русский иудей Канн, и два брата Роттер пробовали себя в сценической области, деградируя театр, институт первоначально предназначенный для высокого искусства, до источника обыкновенной выгоды. А как можно сделать деньги в искусстве? – Только потрафляя самым низменным, плотским и скотским желаниям толпы.

С тех пор, как пришли иудеи, мы не видим высокого искусства нигде и ни в чём. Цвейг описывает иудейских агентов как работорговцев, от них зависят все роли. Они их продают, если они их не продают, то значит они руководствуются своими высшими иудейскими интересами.

Цвейг говорит: «Международные связи между различными театральными агентствами – это прямой результат взаимоотношений современного восточно-европейского иудейства. Нет ни одного актёра, который бы не испытал бесконечного унижения и оскорблений на этом рабском рынке в «высокой» сфере искусства. Многие агентства практикуют метод прямого вымогательства и шантажа…».

Воистину, всё к чему прикасаются иудеи, превращается в гадость.

Весь менеджмент театров целой страны, и даже государственных театров - иудейский. Два брата Роттеры одни были владельцами семи театров Берлина. Арнольд Цвейг признался: «Под руководством этих пришельцев литературный театр деградировал до чисто лавочного уровня, обращённого только на извлечение прибыли».

Иудей Леопольд Йесснер (Leopold Jessner), режиссёр Берлинского Государственного Театра превратил пьесы Шекспира и Шиллера в эксцентрические постановки, промежуточные между цирком и кабаре.

(Прим. пер. В Советской России почти в тоже самое время это внедрял Мейерхольд. Вспомните постановку «Ревизора», описанную в книге иудеев Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев». Примечательно, что в каждой отдельно взятой стране каждый из режиссёров-новаторов претендует на исключительность и гениальность, тогда как всё это есть продукт коллективного творчества иудеев. Вот определите, кто у кого украл - Мейерхольд у Йесснера, или Йесснер у Мейерхольда, или оба они украли у какого-нибудь американского или французского иудея, или те им идею просто продали).

Даже сам иудейский критик Фритц Энгель (Fritz Engel) был вынужден выразить своё неодобрение Йесснеровской постановкой Шекспировского «Гамлета» в декабре 1926 года:
«Он превратил это просто в развлечение, шоу, и чтобы посмеяться над гоями».

Не удивительно, что все пьесы отражают менталитет их иудейских собственников. Фундаментальный принцип этих спектаклей направлен на разрушение всего того, что составляет основу Государства и Общества, его Правительство, Законодательство, его моральные и религиозные принципы. Всякий, кто повертит в руках театральную программку тех дней, будет видеть только иудейские фамилии.

После войны коммунистический иудейский автор Эрнст Толлер (Ernst Toller) был лидером по части драматургии. Он был членом кровавой большевистской клики в Мюнхене в 1919 году. Его драма “Feuer aus den Kesseln” – это целенаправленная глорификация морского путча 1918 года, а пьеса “Hinkemann” («Изувеченный») - это безудержное поношение армии.

Фридрих Вольф, сценарист и драматург, пьесы которого были включены в репертуар практически всех берлинских театров, тоже сначала специализировался на драмах, навязывающих зрителю понятия государственного мятежа, как чего-то срочно необходимого для общества и государства, но затем он перекочевал в область плохо прикрытой порнографии и отвязки от всякого приличия и пристойности.

В его пьесе “Cyankali” он яростно выступает против закона, который защищает жизнь ещё не рождённого ребёнка, то есть защищает не детей, а аборты и иудейский акушеров-гинекологов, забывая сказать, что в своёй среде иудаизм запрещает аборты для иудеев. Таким образом, иудейство сильно печётся об уменьшении численности неиудейского населения и об увеличении численности своего собственного народа с обоих концов: посредством увеличения численности иудейских акушеров-гинекологов и усиления распущенности среди неиудейского населения, и в тоже время, усиливая моральные нормы среди своего собственного народа.

Вальтер Меринг – это один из самых отвратительных персонажей иудейского литературного мира. Своей враждебностью к своим согражданам и зловредностью он превзошёл всех своих соплеменников.

Он начал свою карьеру как бард и сочинитель похабных песенок. Его вызывающее творчество было единодушно одобрено преимущественно иудейскими завсегдатаями театров. Причём, чем отвратительнее пьеса, тем труднее было достать на неё билет, и тем более дефицитной она объявлялась, из расчёта, что, дескать, на плохой спектакль народ не пойдёт.

Весь Кюрфюрстендамм в Берлине бурлил в поисках лишних билетиков на эту мерзость. Это наука спроса и предложения, в которой иудеи являются несомненными профессорами.

Драма Вальтера Меринга «Торговец из Берлина» (“Der Kaufmann von Berlin”), которая сначала была поставлена иудейским коммунистическим режиссёром с итальянской фамилией Пискатор, несомненно является кульминацией иудейского дебоша на отечественной сцене. С жестоким цинизмом, смакуя, Меринг показывает ужасное положение и нищету народа, в годы непосредственно после войны и развала государства.

Эта пьеса привлекала массу кровожадных зрителей из числа восточно-европейских иудеев из Молдавии, Армении, Польши и России. Герой пьесы, нищий, жалкий, восточно-европейский иудей появляется в иудейских кварталах Берлина, естественно, в короткий период времени он становится полновластным властителем и правителем столицы, которая теперь подчиняется его любой прихоти. Чрезвычайно воодушевляющий пример для всех иудейских эмигрантов.

Совершенно бесстыжий путь, которым проходит его герой, изображается Мерингом как нечто само собой разумеющееся. В кульминационной сцене мусорщики очищают улицу от валяющихся на ней реквизитов нашего общества и государства: валяющихся гербов, флагов и других национальных символов, включая даже труп героя отечественной войны. Хор сопровождения поёт: «Весь хлам – в помойку».

Это список иудейских сценаристов и драматургов на самом деле очень длинный. Кроме Арнольда Цвейга и Вальтера Хазенклевера (Walter Hasenclever), особенно надо упомянуть Фердинанда Брукнера (Ferdinand Bruckner) - кумира всех сексуальных маньяков и первертов. Его пьесы “Verbrecher” («Уголовники») “Krankheit der Jugend” («Болезнь Юности») исключительно посвящены прославлению уголовщины и сексуальных извращений, которые изображаются единственной и настоящей целью жизни любого человека.

А теперь спросите себя, какая нормальная и уважающая себя страна, которая ценит свои государственные основания и моральные принципы, будет терпеть эту гнилостную деятельность международной клики литературных растлителей? Действительно, достойно сожаления, что страна, пропитанная гноем иудейской ментальности, продолжала выносить их болезнетворное присутствие такое долгое время, пока национал-социализм не очистил страну от этой заразы.

Кино

В ещё большей степени, чем в области театра иудеи ломанулись в кинематограф. Этот факт легко объяснить. Кино сулило им массовое тиражирование, а значит, и несравненно большие барыши, чем какой-то театр. Эти барыши заставили иудеев мигом оккупировать всю кинематографическую промышленность.

После первой мировой войны иудеи уже прочно царствовали в кинематографе.

В 1931 году 41 кинокомпания из 67 была в иудейских руках. Из 28 прокатных фирм, то есть тех фирм, которые показывают кинофильмы по стране, 24 было иудейскими. Из 144 киносценариев – 119 было написано иудеями. В 77 фильмах режиссёром был чистый иудей.
( Прим. пер. В СССР этот показатель был гораздо более в пользу иудеев).

Если просмотреть имена режиссёров, сценаристов и ведущих артистов фильмов, которые встретили единодушное одобрение критики, что бы там не показывалось, то это всегда иудейские фильмы.

Среди продюсеров и распространителей фильмов мы находим:
Прессбургер и Рабинович (Кино-Альянс) (Pressburger und Rabinovich. Cine-Allianz), Фаллнер и Сомло (Fallner und Somlo), Хейман (Heymann), Леви (Levy), Кон (Cohn).
Директора: Освальд-Орнштейн (Oswald-Ornstein), Зелник (Zelnik), Мейнерт (Meinert), Ньюфельд Neufeld), Шёнфельдер (Schonfelder).

Актёры: Палленберг (Pallenberg), Зигрид Арно Siegried Arno), Фритц Вальбург (Fritz Walburg), Феликс Брассарт (Feliz Brassart), Курт Герон (Kurt Gerron), Грета Мошейм (Grete Mosheim), Гита Альпар (Gita Alpar), Роза Валетти (Rosa Valetti) и т.д. и т.п.

Направленность всего иудейского кинопроизводства выражена ключевой фразой «социально-гигиеническая инструкция». Это тип фильма, которыми послевоенная Германии была просто наводнена. В действительности значение этой фразы совсем обратное тому, чтобы вы стали подразумевать.

Официально их появление объяснялось иудеями, якобы, необходимостью просвещения населения об опасности венерических болезней и половых извращений, но они были так хитро сделаны, что они просто сами по себе их пропагандировали. Уголовники и бандиты, проститутки и сутенеры, половые извращенцы и педофилы окутывались в этих фильмах ореолом романтики и крутости.

Выбор названий, взятых наугад из списка этих, так называемых, инструкторских фильмов, говорит сам за себя:


«Мораль и эротика», «Книга греха», «Какой ценою любовь?», «Похотливые матери», «Проституция», «Когда женщины идут с катушек».

Содержание этих фильмов вполне соответствует их названиям и рассчитано на возбуждение в человеке самых низменных и отвратительных инстинктов. Эти фильмы истекают грязь, похотью, развратом и извращениями.

Тогдашнее насквозь коррумпированное правительство, которое едва ли можно назвать моральным, и то решило положить конец этому кинематографическом дебошу. Какой вопль негодования раздался в иудейском террариуме! Какая поднялась буря «защиты свободы». Они никогда не называют вещи своими именами. Они всегда продают гнуснейшую мерзость в самых лучших и блестящих фантиках. Уже 1920 году был принят «Закон о фильмах», который, однако, существенно не изменил ситуацию к лучшему.

В последующие годы они сделали моду на так называемые «военные фарсы» - на фильмы, поносившие и высмеивающие солдата и армию. В связи с этим полезно вспомнить, что коммунистические фильмы «Броненосец Потёмкин», «Буря над Азией» и «Октябрь» Сергея Эйзенштейна, которые являются полностью фальшивой иудейской версией событий, происходивших в России, были поставлены в Германию именно по иудейским каналам.

Ревью

Тотальное разложение немецкой интеллектуальной и культурной жизни под мудрым иудейским руководством особенно проявлялось в лёгком искусстве. В оперетте, фривольность и похоть настолько стали обычными, что в начале века Берлин считался самым развращенным городом в мире.

Иудеи на выдумку хитры, и они ввели новую форму сценического разложения публики посредством так называемых ревью. Эти ревью были настоящими оргиями на сцене, оргиями похоти и неприкрытого разврата, пропагандирующими все это под модным названием сексуальности.

Умеренность, порядочность и честность были объявлены устаревшими и не модными понятиями. Мода была выдвинута иудеями как альтернатива морали.

Постановкам были даны громкие и звучные названия:

«Раздень себя», «Тысяча голых женщин», «Грехи всего мира», «Дома похоти», «Строго запрещено», «О, тысяча очаровашек!», «Сладкая и грешная».
Реклама для ревю Джеймса Кляйна «Раздень себя» была сделана так: чтобы разжечь неизменнейшие животные инстинкты. Рекламный проспект гласил: «Вечер без морали и принципов»», затем «Шестьдесят голых моделей, победительниц конкурсов красоты», затем «Приключения красивых женщин», затем «Ощущения с пятнадцатилетней девочкой».

Реклама ревью «Тысяча голых женщин» провозглашала: «Большое Ревю Свободной Любви - Сорок картин моральности и аморальности».
( Прим. пер. Эти ревью в разных странах имеют разные названия: мюзиклы, шоу, театр-кабаре, эстрадная постановка, однако одни и те же люди стоят за всем этими эстрадными постановками).

Содержания этих ревью, абсолютно оправдывали все ожидания психически больных людей. Встаёт только один вопрос – стоит ли хорошо одеваться, чтобы смотреть половые акты на сцене?

Все без исключения владельцев ревью были иудеями. Многие гости Берлина до сих пор должны помнить имена: Джеймс Кляйн (James Klein), Херман Халлер (Hermann Haller), Рудольф Нельсон (Rudolf Nelson), Оба брата Роттер, Эрик Чарелл (Eric Charell). Непосредственные воплотители ревью: авторы, композиторы, директора, актёрские звёзды, тоже состояли из одних иудеев.

Иудейская аморальность

О чём говорят эти факты отсутствия всякой порядочности и приличия у иудеев? – Только о том, что иудеи не принадлежат к культурным и цивилизованный нациям, но к народам первобытной дикости. Аморальность и преступление - это иудейский хлеб. Блатной язык всех народов – это местный иудейский диалект. Псевдонаука «сексология» - это продукт чисто иудейского, развращённого ума. Психология – тоже самое, за ней не стоит ничего кроме попытки сделать предмет торговли даже из черт человеческой психики.

«Иудейская энциклопедия» гласит: « Сама Библия содержит много примеров того, когда чувственный элемент в половых отношениях часто чрезмерно преувеличен… Слова пророков часто наполнены угрозами в связи с часто упоминающимся прелюбодеянием». (Том 3. стр. 384).

Когда иудеи навязали всем свою эмансипацию, тогда, не связанные христианскими рамками, он разрушили мудро построенные плотины, сдерживающие человеческую грязь, и она хлынула на нас, и мы захлебнулись в ней.

Хотя многое уже было испоганено до этого, отправной точкой вакханалии был год развала государства – 1918.
(Прим. пер. Для России - это 1991).
Буря иудейской аморальной макулатуры, порнографии в форме книг, журналов, кинопродукции, спектаклей захлестнула страну. Культура умерла, все видели это, и никто ничего не мог поделать.
Среди сотен тысяч образчиков порнографической литературы, конфискованной националистами в 1933 году, многие фамилии постоянно повторяются.

Вместе с такими издательскими фирмами как Бенджамен Харц (Benjamin Harz), Ричард Якобшталь (Richard Jacobsthal) , Леон Хирш (Leon Hirch), М. Якобсон (Jacobsohn), Якобшталь и Ко.( Jacobsthal), надо ещё упомянуть и издателей «Культурного обозрения» (“Kulturforschung”), венского издания, которое было во всех библиотеках.

У них заголовки тоже говорят сами за себя:

«Моральная история похоти» (“Sittengeschichte des Lasters”), «Моральная история бесстыжести» (“Sittengeschichte des Schamlosigkeit”), «Иллюстрированный словарь сексуальной любви» (“Bilderlexikon der Erotik”), «Моральная история запрещённых вещей» (“Sittengeschichte des geheimen und verboten”) и т.р. и т.д., и понеслось и поехало.

Среди издателей порнографии на первом месте:
Др. Людвиг Леви-Ленц (Dr. Ludwig Levy-Lenz), Лео Шидрович (Leo Schidrowitz), Др. Иван Блох (Dr. Ivan Bloch), Франц Рабинович (Franz Rabinowitch), Георг Коэн Georg (Cohen), Др. Альберт Эйленбург (Dr. Albert Eulenburg), Др. Магнус Хиршфельд (Dr. Magnus Hirschfeld).
Иван Блох и Магнус Хиршфельд были представителями, так называемого, «научного» сексологического исследования. В реальности это была ничем не прикрытая пропаганда похабности и растление основ семьи и брака.

(Прим. пер. После Второй Мировой Войны такими застрельщиками «научного» разврата будут американские «сексологи»- извращенцы Мастерс и Джонсон).

Помощниками Блоха и Хиршфельда были Феликс Абрахам (Felix Abraham) и Леви-Ленц. Вы не найдёт в этой псевдонауке сексологии ни одного христианина. Вся их наука – это натянутые статистические выводы из организуемых ими извращенческих оргий. Мы вполне можем себе представить, что творилось в так называемом «Институте сексуальной науки» из их собственных отчётов.

«Трудами», вышедшими из этого бардака, были следующие брошюрки:
«Сексуальные катастрофы», «Сексуальная патология», «Цепи любви», «Как избежать беременности» (Хиршфельда), «Извращенцы», «Проституция», «Сексуальная жизнь нашего времени» (Ивана Блоха).

Именно от этих псевдо-учёных общественность впервые услышала яростный призыв к отмене всех барьеров для самых низменных инстинктов, к отмене всех ограничений для гомосексуализма и абортов.

Именно иудеи были авангардом в битве за отмену абортов.
Впереди на лихих конях были следующие иудеи:
Др. Макс Ходанн (Dr. Max Hodann), Др. Лотар Вольф (Dr. Lothar Wolf), Др. Леви-Ленц (Dr. Levi-Lenz), Марта Рубен-Вольф (Martha Ruben-Wolf), Феликс Халле (Felix Halle), Альфонс Гольдшмидт (Alfons Goldschmidt).

Особо необходимо выделить Др.Макса Ходанна Начальника Берлинского отдела здравоохранения. Он добился больших успехов в деле растления широких масс с помощью своего широко распространяемого листка «Сексуальный журнал для рабочих», при этом особенно пропагандируя «здоровые стороны» мазохизма.

Господин Скавениус (Scavenius), датский представитель в международном трибунале в Гааге был несомненно прав, когда в своём вступлении по радио констатировал, что наша страна несомненно является порнографическим центром всего мира.


Просмотров: 2289
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Зачем евреи берут русские имена и фамилии? Начальники лагерей ГУЛАГа...говорящие на идиш Начинается очищение государственного организма России Так кто же он, пан Тягнибок: еврей, полуеврей, антисемит или полуантисемит? Занимательная биография господина Барщевского Чернобыльская авария это теракт