Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Клан Барухов – короли иудеев Болезнь «избранности» есть психиатрическое и тяжелейшее заболевание человечества Э. Ходос об иудеях хабада и политиках Ответ на „еврейский вопрос”
Новости

Идея еврейских репараций или чисто еврейский бизнес на непролитой крови

 

Во время скандала вокруг истребления евреев
в польском местечке Едвабно израильтяне утверждали,
что поляки сожгли в одном из сараев около 1400 евреев.
Поляки попросили их показать такой сарай,
в который можно было бы загнать 1400 человек.

(Исторический факт)

Идея еврейских репараций

Военная администрация оккупационной зоны США в Германии полагала, что немецкое правительство должно оплатить евреям стоимость «ариизированного» имущества. Закон, вступивший в силу в августе 1949-го, давал каждому еврею, преследовавшемуся при нацистах и проживавшему на 1 января 1947-го на территории американской оккупационной зоны или же выехавшему с этой территории до этого срока (в том числе и перед войной), право подать заявление о материальных претензиях. Предполагалась оплата за смерть или убийство родственников, ущерб его здоровью или лишение свободы, изъятие или уничтожение собственности или капитала, дискриминационное налогообложение, ущерб профессиональной или экономической карьере заявителя, сокращение или прекращение действия страховых полисов или пенсионных соглашений.

Если немецкое государство причинило подобный вред, пусть его компенсирует.

Вскоре такие же законы были приняты в 1950-м в землях французской оккупационной зоны и в Западном Берлине. Вот англичане полагали, что компенсацию надо выплачивать только евреям, которые проживают в британской оккупационной зоне. Уехавшие не пожелали остаться гражданами Германии, а выделять среди всех потерпевших от рук Третьего рейха именно евреев британцы считали безнравственным.

Иначе думали сионисты. В сентябре 1945 года Х. Вейцман от имени Еврейского агентства Палестины направил меморандум четырем оккупирующим Германию державам (США, Советскому Союзу, Великобритании и Франции), требуя включить в число обсуждаемых вопросов и вопрос о компенсациях евреям, пострадавшим от нацистов.

В заявлении Вейцмана содержится главный принцип, действующий до сих пор: все изъятое у евреев нацистами должно быть возвращено владельцам или компенсироваться по полной стоимости.

Но (внимание!) если владельцев не было в живых или они пропали без вести, то их права автоматически переходили к авторитетным еврейским организациям. Почему к еврейским оганизациям? А если еврей не считал себя иудаистом? Если он был врагом сионизма? Неважно. Права на его имущество переходит к общине, и баста. Какой общине?! Еврейской. Авторитетной. Какая из них авторитетная? Как ее отличить от неавторитетной?

Это вопросы без ответов, тут важен подход…

А по поводу подхода можно и аналогию предложить.

Представим себе, что русские предъявили бы счет своим убийцам еврейской национальности. Всей «расе» или там «всему народу», как угодно. Число жертв Гражданской войны определяется в 9–14 млн человек. Берем, конечно, максимальную цифру, еще раздуем ее хорошенько: пусть будет 20 млн. За имущество всех этих людей, прожранное, расточенное и пущенное на «мировую революцию» «комиссарами в пыльных шлемах», пусть платит Израиль. Если о ком-то из погибших нет точных сведений, его имущество получает община. А конкретно — некая организация, стоящая за общиной и выступающая от ее имени. Был такой Конгресс русских общин (КРО). Вот такого рода община и должна получать компенсацию за все имущество всех 20 млн россиян.

В начале 1951 года израильский министр иностранных дел М. Шарет направил четырем державам-оккупантам требование стребовать с Германии полтора миллиона долларов как компенсацию «ариизированной» собственности, и «помощи» для обустройства в Израиле 500 тысяч новых поселенцев. СССР просто «не заметил» этого документа, а западные державы логично переадресовали его правительству ФРГ. (Здесь автор очень сильно ошибся. Израиль требовал возместить расходы по приёму на своей территории 500 тысяч человек — беженцев из Европы. Расходы оценивались в размере 3-х тысяч долларов на человека общей суммой в 1,5 млрд долларов. Кроме того, выдвигалось требование возместить потерю собственности в размере 6 млрд долларов. - Прим. РХ)

«Работа» победителей в этом направлении велась. Бундестаг и правительство ФРГ были готовы выплатить репарации за нацистские преступления.

ФРГ просит «представителей еврейского народа» вступить в переговоры. Современные источники часто объясняют, что израильское правительство не отзывалось на призывы, не в силах даже помыслить о том, чтобы брать деньги с исчадий ада, немцев. Злые языки говорят порой, что просто было непонятно, кто же именно должен брать деньги и сколько.

Только в октябре 1951 года 23 (по другим данным, 24) еврейские организации в странах Запада под руководством Голдмана создали постоянно действующую Конференцию по вопросам еврейских материальных претензий к Германии (в другом переводе — Конференция по материальным претензиям к Германии — The Conference on Jewish Material Claims against Germany, Inc., или Claims Conference). Конференция представляет еврейские организации США, Франции, Британии, Канады, Германии, Аргентины, Австралии, Южной Африки и Израиля.

Долго шли прения в кнессете. В итоге бурных дискуссий 7–9 января 1952 года победило мнение: Германия обязана компенсировать стоимость «награбленного еврейского имущества», но материальные претензии не касаются морально-исторических. Вина Германии вечна, ее «долги» перед «народом Израиля» навсегда останутся «неоплатными». В общем, никаких «денег за кровь»!

Даже за такое обтекаемое мнение проголосовал только 61 человек. 50 были против.

Оппозиция в Израиле выступала против заключения соглашения, считая, что таким образом будут прощены и забыты преступления нацистов. Выступление Менахема Бегина, протестующего против заключения соглашения. Надпись: «Нашу честь не продадут за деньги, наша кровь не искупится поставками товаров! Протестуем против позора!». Март 1952 года

10 сентября 1952 года в Люксембурге К. Аденауэр, М. Шарет и Н. Гольдман подписали соглашение, по которому ФРГ обязалась выплатить в течение 12–14 лет 845 млн долларов. Евреи требовали, чтобы Восточная Германия выплатила еще 500 млн долларов. Получил ли их кто-то — догадаться нетрудно.

110 млн долларов из полученных от немцев денег предназначались Конференции по материальным претензиям евреев к Германии.

Фактически Комиссия получила 450 млн немецких марок — с выплатами в течение 10 лет — на поддержку и поселение еврейских жертв в Израиль по всему миру и 50 млн — на поддержку так называемых конвертитов (перешедших в иудаизм). Так что немцы оплатили не только въезд евреев в Израиль, но и обращение желающих в иудаизм (очередной раз шлю воздушные лобзания идее еврейской расы, неизменной со времен Авраама). Сама по себе такого рода оплата — вообще ненаучная фантастика… И вместе с тем — реальность.

10 сентября 1952 года Адэнауэр подписал с Израилем Люксембургское соглашение, по которому обязался выплатить ему репарации в размере 3 миллиардов марок (ВВП страны составлял на тот момент 140 миллиардов марок).
На фото: Д. Бен-Гурион (слева) и К. Аденауэр, Нью-Йорк, 1960

Арабские государства угрожали объявлением бойкота Западной Германии, если Люксембургское соглашение вступит в силу. Но в сентябре 1953-го бундестаг, невзирая на сильное давление, принял специальное законодательство о немецких репарациях. Оно в дальнейшем до 1965 года несколько раз дополнялось и уточнялось: всегда в пользу вероятных наследников. Германские промышленики требовали, чтобы хотя бы упущенная прибыль не рассматривалась как подлежащая компенсации. Но ведь если бы собственность не ариизировали, она бы принесла прибыль! Сюда ее…

У ФРГ часто не было наличных денег. Пусть Германия поставляет услуги и товары! Государственная компания по немецким репарациям в Израиле 30 % поступивших богатств потратила на закупку нефти у Великобритании. Остальные — на поставку из ФРГ в Израиль нужных ему товаров и услуг.

В период действия Люксембургского соглашения, с 1953 по 1965 год, пунктуально выполненного ФРГ, поставки в счет немецких репараций составляли от 12 до 20 % ежегодного импорта в Израиль.

Конференция свои средства использовала так: на «репатриацию», то есть въезд в Израиль 49 тыс. евреев, на медицинскую помощь десяткам тысяч бывших узников концентрационных лагерей и их родственников, на юридическую помощь 200 тыс. человек в оформлении исков на индивидуальную компенсацию, на возобновление еврейской общинной жизни в странах, переживших нацистскую оккупацию.

15–18 тыс. членов семей жертв нацизма, обучающихся в еврейских учебных заведениях, обеспечивались ежегодным пособием. В 18 странах было основано более 150 еврейских учебных заведений. Учреждено 1,8 тыс. стипендий для студентов университетов и молодых ученых. Издано на 13 языках около 400 произведений авторов, переживших холокост.

Финансировались научные исследования катастрофы европейского еврейства в Яд ва-Шем, ИВО, Центре документации современного еврейства при Мемориале неизвестному еврейскому мученику в Париже. Потрачено около 10,5 млн долларов для основания в Нью-Йорке в 1965 году Мемориального фонда еврейской культуры.

Все шире…

В ФРГ приняли закон от 1 октября 1953 года, по которому оплачивались компенсации евреям не только немецким, но и евреям всех стран, когда-либо оккупированных Третьим рейхом. Неважно, откуда происходит человек и где теперь живет. Жил во Львове, был гражданином Польши, теперь проживает в Австралии. А в 1940-м у него убили тетку, отняли кошелек с 3 злотыми, обозвали жидом, напугали бабушку пением «Хорста Весселя» по ночам…

Что бы ни сделано, человек имеет право подать требование о компенсации. Причем у некоторых евреев хватает совести писать, что «вопреки изначальной и неизменной позиции еврейской стороны, индивидуальные компенсации, как это сформулировано в германском законодательстве, выплачиваются до сих пор за потерю не только имущества, но и жизни (наследникам погибших), здоровья, свободы и даже за ущерб в профессиональном и экономическом продвижении».

В общем, евреи получать компенсации за потерю жизни и здоровья, а тем более «за ущерб в профессиональном и экономическом продвижении» не хотят, но почему-то неизменно получают. Видимо, это еще одно чудовищное преступление Германии: навязать евреям компенсацию.

Не все евреи хотели участвовать в таком своеобразном «гешефте». В 1946 году во главе баварского Ведомства по вопросам компенсаций сделался узник Освенцима еврей Филипп Ауэрбах. Не понимал он, что надо стиснуть зубы и героически брать у немецких убийц деньги! В частности, злодей Ауэрбах не спешил оплачивать компенсации беженцам с Востока, которые не были гражданами Третьего рейха. И тем, кто уехал из Баварии до 1 января 1947 года, платить не хотел. Если и платил, то половину суммы, если она превышала 600 долларов. Вторую половину Ауэрбах планировал выплатить, когда германская экономика немного окрепнет — к 1954 году. И 600, и 300 долларов были громадной суммой в Германии того времени. Но многие евреи закладывали в банки «вторые половинки» компенсаций, начались всевозможные аферы и спекуляции…

Ауэрбаха обвинили во множестве смертных грехов, уволили, арестовали. Среди множества предъявленных ему обвинений суд не признал только главного: в выплате компенсаций 111 «мертвым душам». Таких душ у евреев не бывает! Их убили 6 миллионов! Приговоренный к 2,5-летнему заключению, Ауэрбах покончил с собой в тюрьме.

Так расправились, напомню, с узником Освенцима. С человеком, который пытался соблюдать интересы немецкого государства. И понятно, человеком какого направления его заменили.

Поскольку живых претендентов, как правило, не было, то начинал действовать уже упомянутый новый принцип: реституция поступала не государству, а на счета международно признанных еврейских организаций. Ими являлись Еврейская организация по проведению реституции (The Jewish Restitution Sucessor Organisation, или JRSO) в американской зоне и Еврейская доверительная корпорация (Jewish Trust Corporation, или JTC) в британской и французской зонах (в Западном Берлине действовали они обе). Кроме того, существовал Совет по защите прав и интересов немецких евреев (Der Rat zum Schutz der Rechte und Interessen von Juden aus Deutschland), председателем которого сделался раввин Лео Бек.

Все шире, и шире, и шире…

В 1965 году вроде бы кончился срок получения репараций… Но Германия добровольно продолжала выплаты. А в 1980-м ФРГ и Claimes Conference договорились об образовании новой программы помощи: специального «Фонда лишений» (Hardship Fund, или Claimes Conference Hardship Fund) для поддержки тех, кто не успел или не смог подать заявления до 1965-го, — в основном для еврейских эмигрантов из восточноевропейских стран, ранее не имевших возможности обратиться за какой бы то ни было компенсацией. Они могли рассчитывать на получение одноразовой компенсации в размере 5000 DM. По данным на конец 1998-го, помощь по этой программе получили 181 428 уцелевших евреев. Правила подачи и проверки заявлений определяла немецкая сторона, непосредственное управление фондом осуществляла Claimes Conference.

Первоначально, в 1940-е годы, предполагалось: деятельность Claimes Conference будет ограничена во времени. Одним из сроков прекращения ее работы был, кстати, 1969 год. Но с 1980-го временных ограничений на ее деятельность не установлено.

По мере расширения круга лиц, правомочных получать помощь от Claimes Conference, за счет все новых и новых категорий, постоянно росли и суммы выплат.

А круг лиц, имеющих право на компенсацию, все растет! Все более широко трактуются преступления немцев. Обсуждается вопрос о признании в качестве концентрационных ряда лагерей, которые никогда не входили в официально утвержденный перечень таковых. О снятии ограничений по возрасту при проживании под чужим именем. О снятии или снижении ограничений по минимальному времени нахождения в гетто. О признании в качестве гетто также и неогороженных мест насильственного и концентрированного проживания евреев.

То, что не считалось основанием для получения компенсации в 1945-м, стало таковым в 1985-м.

К концу 1983 года сумма выплат по Закону о рестуции достигла астрономической суммы в 3,9 млрд марок, а по Закону о компенсациях — в 56,2 млрд немецких марок.

Министерство финансов Германии предполагает, что к 2030 году, когда предположительно последний спасшийся в холокосте умрет, сумма выплат возрастет еще на 20,16 млрд долларов.

В 1990 году после объединения Германии состоялись переговоры между Конференцией и немецким правительством по поводу реституции еврейской собственности Восточной Германии. В 1993 году была образована программа Claimes Conference Article 2 Fund, которая распоряжается суммой в 250 млн долларов. По состоянию на конец 1998 года получателями стали более 41 тыс. человек. Выплачено было более 1,5 млрд марок.

В 1998 году Конференция провела переговоры с правительством Германии о компенсациях гражданам стран Центральной и Восточной Европы, а также бывшего СССР. Программа начала действовать с 1 января 1999 года, на ее реализацию Германия выделила 200 млн марок.

Ряд правительств, ранее оккупированных нацистами и союзных нацистам стран Европы, через десятилетия после войны также приняли на себя обязательства по реституции имущества евреев, которое было конфисковано в 1939–1945 годах.

В Венгрии Закон о компенсации был принят в июне 1991 года. Впоследствии этот закон был дополнен другими нормативными актами. Общая сумма компенсации составила около 100 млрд форинтов.

В Польше 20 февраля 1997 года был принят закон «Об отношении государства к еврейским общинам в Польской республике».

В Норвегии в 1998 году правительство приняло решение выплатить 450 млн норвежских крон — ту сумму, которая была конфискована норвежским казначейством во время Второй мировой войны. Эта сумма поделена на 4 части: индивидуальные выплаты всем оставшимся в живых и их наследникам, коллективные выплаты еврейским общинам в Норвегии и их учреждениям, взнос в пользу международных еврейских организаций и начальная сумма на создание в Норвегии Центра по изучению холокоста и проблем меньшинств в целом.

Обратите внимание: выплаты жертвам и наследникам составляют лишь малую часть всех выплат.

11 марта 2008 года правительство Бельгии, банки и страховые компании пришли к соглашению с еврейской общиной страны о выплате компенсации еврейским семьям, пострадавшим в годы холокоста. Общая сумма выплат составит 110 млн евро. На сегодняшний день имеются документальные сведения только о 5 тыс. пострадавших, что составляет всего 20 % от общего количества жертв еврейской общины. Кому достанутся компенсации, предназначенные для 80 %? Нужно объяснять?

25 июня 2009 года правительство Литвы представило в сейм проект закона о выплате еврейской общине компенсации в размере 113 млн литов (32,7 млн евро). 13 июля правительство приняло решение об увеличении суммы до 130 млн литов (37 млн евро) в связи с добавлением стоимости двух зданий в Вильнюсе. Выплаты начнутся в 2012 году и продлятся 10 лет «по возможностям государства».

Впрочем, есть еще непаханое поле: более всего пострадавшие от нацистов евреи Советского Союза и стран Восточной Европы обделены больше всех.

Много споров ведется о том, надо ли им помогать: ведь, по мнению многих евреев Европы, компенсации за собственность и ценности, похищенные нацистами, принадлежат вовсе не всему еврейскому народу, а только европейским общинам и тем конкретным лицам, которые пострадали от гонений. А конференция обращается с этими деньгами так, словно они принадлежат всем евреям!

Одно из самых поразительных решений Комиссии: в июле 2008 года евреев, переживших блокаду Ленинграда, приравняли к жертвам холокоста. Все, кто сможет предъявить документы о нахождении в Ленинграде в период с сентября 1941 по январь 1944-го или документы об эвакуации из города в этот период, получат одноразовую выплату в размере 2556 евро.

Вот так. Если вы русский, финн, украинец, татарин — ничего вам не полагается. Даже если все ваши родственики умерли во время блокады. А вот если вы еврей — вы жертва холокоста, и вам полагается компенсация.

Как надо правильно грабить банки

И многие жертвы холокоста, и присвоившие их собственность имели счета в швейцарских банках. Множество депозитов и счетов до востребования оказались «спящими» — их владельцы либо умерли, либо потеряли к ним доступ, а наследники не имели информации об этих счетах. Банки сознательно скрывали информацию от потенциальных наследников.

В конце 1996 года в США жертвами холокоста было возбуждено несколько исков против швейцарских банков. Истцы обвиняли банки в том, что они сознательно удерживали и скрывали активы жертв холокоста и отмывали полученные незаконным путем средства нацистов. В августе 1998 года сторонами было заключено соглашение о компенсации на сумму в 1,25 млрд долларов, подписанное с условием, что истцы раз и навсегда отказываются от дальнейших претензий к банкам и к швейцарскому правительству по делам, связанным с холокостом.

Откажутся они раз и навсегда или нет — тут у меня есть сомнения. Но денежки уже пошли: в феврале 2001 года Швейцарская банковская ассоциация опубликовала список предполагаемых пострадавших, чтобы они сами или их наследники могли предъявить претензии: 21 тыс. имен. Для предъявления исков по данному списку был установлен полугодичный срок. В 2005 году был опубликован новый список — на 3000 имен. Наверное, будут и новые списки.

А в Интернете печатаются такие объявления: «О регистрация претензий по счетам жертв «Эры холокоста» в швейцарском банке. «ВЫПЛАТЫ & КОМПЕНСАЦИИ». Бюллетень для переживших катастрофу. № 9, 2005.

Конференция по еврейским материальным требованиям против Германии (Конференция требований) представляет мировых евреев в ведении переговоров за компенсацию и реституцию для жертв нацистского преследования и их наследников. Конференция требований управляет капиталом компенсации, возвращает невостребованную еврейскую собственность и ассигнует капитал учреждениям, которые обеспечивают услуги социального обеспечения оставшимся в живых жертвам холокоста и сохраняют память и уроки Shoah.

За дополнительной информацией и консультацией в заполнении претензионных анкет обращаться в Бат-Ямский музей катастрофы.

P.O.B. 7055, Bat-Yam 59170, Israel, 7 «b», Simtat Mezada St.

E-mail: bethshoah@013.net.il. Web: http://www.bat-yam.muni.il. Tel: (972) 3-6570364, Fax: (972) 1-533-657-0364.

Благодарность? Не дождетесь!

Логично ждать благодарности от сионистов к Германии: без щедрой поддержки Израиль никогда не мог бы принимать такое количество людей, экономика Израиля не стала бы такой современной. Но тут действует совсем другая логика. Электронная еврейская энциклопедия гласит: «В сентябре 1952 г. правительство государства Израиль официально заявило, что подпись его представителей под соглашением о немецких репарациях никоим образом не означает примирения с немецким народом или признания какого-либо германского государства. На уровне межгосударственных отношений оставаться на такой позиции после того, как Израиль пошел на контакт с ФРГ по вопросу о немецких репарациях, оказалось весьма затруднительным. Экономические связи между Израилем и ФРГ, все более многообразные в годы выполнения соглашения о немецких репарациях, добросовестное выполнение германской стороной своих репарационных обязательств (а затем и обязательств К. Аденауэра и его преемника на посту канцлера Л. Эрхарда содействовать развитию израильской экономики и после завершения репарационных поставок, предусмотренных Люксембургским соглашением), а также международная ситуация привели в 1965 году к установлению полных дипломатических отношений между двумя странами».

Это — официальная позиция. А в числе неофициальных встречаются и вот такие: «Не подачки дает Германия тем, кого вынудила бросить все и бежать, а разбойник компенсирует свой разбой.

Не подарки дарит Германия, а вор возвращает награбленное имущество, с процентами за их использование в течение десятилетий.

У нас есть моральное право ТРЕБОВАТЬ это от преступника.

Но вся проблема в том, что с самого начала, с соглашений о репарациях Бен-Гуриона, мы не требуем, мы ВЫПРАШИВАЕМ. И это унизительно!»

Бизнес на непролитой крови

С Нюрнбергского процесса установилась цифра еврейских потерь: 6 млн человек. По мнению всех, кто серьезно интересовался вопросом, цифра завышена в несколько раз.

Сама цифра восходит к показаниям военнопленного Курта Герштейна: он утверждал, что он антифашист, сумевший проникнуть в СС. На допросе французскому офицеру Рэймонду Картьеру он сначала назвал «не менее 40 миллионов» убитых евреев.

В его первом меморандуме от 26 апреля 1945 года он снизил цифру до 25 млн, но даже эта оценка была слишком невообразимой для французов. В его втором меморандуме, который он подписал в Роттвайле 4 мая 1945 года, он снизил цифру до 6 млн, которую впоследствии и стали использовать на Нюрнбергском процессе.

Кстати, Герштейн был осужден в 1936 году за посылку аморальных материалов по почте, — деталь маленькая, но о многом говорящая. После того как он написал свои меморандумы, было объявлено, что он повесился в камере тюрьмы «Шерше Миди» в Париже.

Меморандумы Герштейна содержат совершенно фантастические сведения не только о числе уничтоженных: например, о приезде Гитлера в концлагеря Польши в июне 1942 года — хотя известно, что Гитлер никогда в эти лагеря не приезжал. Эта фантастика не помешала союзникам использовать такие «показания».

Лорд Рассел из Ливерпуля в книге «Scourge of Swastika» (London, 1954) утверждает, что не «меньше чем 5 млн евреев умерли в немецких концлагерях». Впрочем, он признает, «точное число никогда не будет известно». Но тогда — почему именно пять?

М. Перлцвей, делегат от Нью-Йорка на Всемирном еврейском съезде, заявил: это факт, что семь миллионов евреев потеряли жизни благодаря жестокому антисемитизму».

Чтобы обосновать такие цифры, Сидней Олдерман в своей обвинительной речи на Нюрнбергском процессе 20 ноября 1945 года заявил, что в Европе, оккупированной немцами, проживало 9,6 млн евреев. Еще больше раздутая цифра, 9,8 млн, была приведена на процессе Эйхмана профессором Шаломом Бароном. Будь это правда и погибни из них 6 млн, и правда «из трех евреев» были бы убиты два. Но это неправда.

Согласно данным самих нацистов, статисту Гиммлера, доктору Ричарду Корхерру, под властью нацистов оказалось 5,55 млн евреев — это во время, когда территории, оккупированная Германией, была наибольшей.

А согласно Мировому центру современной еврейской документации, это число составляют 4,5 млн. Еврейский источник называет меньшую цифру, чем нацистский!

Согласно «Энциклопедии Чеймберс», число евреев, проживающих во всей Европе в 1937 году, составляло 6,5 млн. При этом Baseler Nachrichten, нейтральная швейцарская газета, используя еврейские статистические данные, установила, что между 1933 и 1945 годами, 1,5 млн евреев эмигрировали в США, Англию, Швецию, Испанию, Португалию, Австралию, Палестину и даже Китай и Индию. Это подтверждает еврейский журналист Бруно Блау, который приводит то же самое число в Нью-Йоркской еврейской газете Ауфбау от 13 августа 1948 года.

В нейтральных странах Европы (Португалии, Испании, Швеции, Швейцарии, Ирландии, Турции и Гибралтаре) и в Британии, территория которой никогда не была оккупирована, согласно «Мировому альманаху» за 1942 год, число евреев составляло 413 тыс. Большинство из них — недавние переселенцы.

Из 600 тыс. немецких евреев 400 тыс. эмигрировали из Германии перед сентябрем 1939 года, когда началась война. Это также подтверждается в публикации Всемирного еврейского конгресса «Единство в диаспоре», в которой говорится: «Большинству немецких евреев удалось выехать из Германии до начала войны» (но все они посчитаны по принципу: «в 1933 году жили в Германии? Значит, убиты!»).

Тогда же выехало 480 тыс. из Австрии и Чехословакии, что составляло почти все еврейское население тех стран. Это было сделано через Управление еврейской эмиграции в Берлине, Вене и Праге, установленное Эйхманом, главой Еврейского отдела расследований в гестапо.

Уже после сентября 1939 года Институт еврейской эмиграции в Праге помог 260 тыс. евреев эмигрировать из Чехословакии. Немцы настолько хотели поскорее завершить эту эмиграцию, что Эйхман даже организовал в Австрии центр по подготовке эмигрантов в Палестину, где молодые евреи изучали методы ведения сельского хозяйства, чтобы подготовить себя к новой жизни в Палестине. Но и они считаются умершими в газовых камерах: до войны они были? После войны их нет! До обеда коньяк был? С вас три рубля!

После сентября 1939 года в Германии, Австрии и Чехословакии оставалось только 360 тыс. евреев. Убить большее количество нацисты не могли чисто физически.

Судьба западных и восточных евреев и во время войны сложилась по разному. На востоке Европы, не говоря ни о чем другом, евреев раза в два больше. В одной Польше в 1937 году проживало порядка 3 млн евреев, но около полумиллиона евреев эмигрировали из Польши до 1939 года — в том числе и из-за страха перед Гитлером. А в начале войны началось массовое бегство евреев в районы, оккупированные Советским Союзом. Число этих еврейских переселенцев в Советский Союз называют от около 1,5 млн (Райтлингер) до 2 млн 200 тыс. (Ф. Фостер).

Число евреев, оставшихся в Польше под нацистами, составляло от 1 млн до 2 млн человек.

Число евреев, которые находились на территории СССР к 21 июня 1941 года и не успели бежать перед нашествием, определяется тоже по-разному, но цифры колеблются между одним и полутора миллионами.

Таким образом, общее число евреев на территориях, оккупированных Германией, можно определить только примерно и в очень большом диапазоне — от 2 до 3 или 3,5 млн.

Сколько из этих (примем большую цифру) 3 млн евреев, находившихся в Европе, остались в живых после окончания войны? Это ключевой вопрос в легенде о массовом истреблении.

Известно, что в лагерях на территории собственно Германии в 1945 году находилось 200 тыс. евреев. Треть из них выехали в США, две трети — в Палестину, а 20 тыс. остались в Германии.

Число переживших войну польских евреев подсчитать труднее, потому что довольно большое количество евреев (особенно родом из Западной Белоруссии и Западной Украины) остались в СССР в тех местах, куда они были эвакуированы во время войны. К тому же после войны Западная Украина и Западная Белоруссия вошли в состав СССР, и даже если эти евреи вернулись домой, они все равно остались в СССР и перестали быть «поляками».

«Еврейский объединенный комитет распределения для Нюрнбергского трибунала, указал, что на 1945 год в Польше оставалось только 80 тыс. евреев. Они также заявили, что в Германии и Австрии не было перемещенных польских евреев, что весьма противоречило, мягко говоря, тому факту, что много польских евреев арестовывалось американскими и английскими оккупационными властями за спекуляцию.

А когда коммунистический режим в Польше оказался не в состоянии предотвратить большой погром в Килце (4 июля 1946 года), то более чем 150 тыс. польских евреев бежали в западную зону оккупации. Их переселение вызвало значительное замешательство в правительственных кругах оккупационных держав, и, чтобы избежать огласки, эмиграция этих евреев в США и Палестину была осуществлена в рекордные сроки. После этого число польских евреев, переживших немецкую оккупацию было значительно «пересмотрено», и в Американском еврейском ежегоднике за 1948–1949 годы указывается число 390 тыс., что представляет значительный скачок от более ранней цифры 80 тыс. Очень может быть, что и это число будет увеличено».

Число евреев в Польше 1945 года оценивают очень по-разному — от 600 тыс. до 1,5 млн. Во всяком случае, за первые двадцать лет послевоенной польской независимости 400 тыс. выехали на Запад до 1965 года. После 1968 года, когда Гомулка фактически изгнал евреев из Польши, примерно 500 тыс. евреев покинули родину. Часть из них оказалась в Палестине, все, кто только мог, — в США.

Из Румынии в 1960–1970-е годы выехали в Израиль до 400 тыс. евреев, а столько же бежали на Запад, в Германию и в США.

Еврейская эмиграция из Венгрии составила в те же годы 300 или 400 тыс. человек.

В Болгарии до 1970-х годов проживало порядка 400 тыс. евреев (в этой стране, кстати, истребления евреев вообще не было). Потом часть этих евреев выехала в США или в страны Западной Европы, небольшая часть — в Палестину.

Кроме того, в послевоенные годы во всех странах Восточной Европы ассимиляция евреев шла еще большими темпами, чем раньше. «Исчезновение» евреев из Польши, уменьшение их численности в Болгарии объясняется, среди прочего, и этим. Ведь дети от смешанных браков, как правило, осознают себе уже не евреями.

Может, лучше посчитать потери, полагаться на цифры убитых, приведенные самими нацистами? Но и эти данные ненадежны.

Только один пример — лагерь Дахау, где, как сначала считалось, погибло 238 тыс. евреев, пока в 1962 году епископ Мюнхена Нойхаусселер не сказал в речи на церемонии в Дахау, что из 200 тыс. интернированных в этом лагере только около 30 тыс. умерли. Впоследствии цифра была еще уменьшена.

Можно ли верить таким данным?

Данные, сообщенные самими жертвами? Согласно Еврейскому совместному комитету распределения, число евреев, требующих компенсации как «жертвы фашизма», с 1945 года постоянно возрастало, и за 10 лет, с 1955 по 1965 год, выросло в три раза, достигнув цифры 3, 375 млн! (Aufbau, 30 июнь 1965 года). Подождем, пока число жертв, собственноручно задушенных Гитлером, возрастет до 35 миллионов?

Разобраться в цифрах эмиграции и иммиграции, депортаций, смертностей, переселений, показаниях и опровержениях — невероятно сложная задача. Приведу несколько оценок отдельных экспертов и целых организаций.

Еврейский эксперт Райтлингер предлагает новую цифру — 4 192 200 «пропавших евреев», из которых, по его оценкам, треть умерла от естественных причин. Тут можно считать «только» число убитых — 2 796 000, можно считать нацизм ответственным за смерти всех этих людей (ведь смертность от болезней и от старости тоже была во время войны, тем более в гетто, повышенной).

Профессор Рассиньер приходит к выводу, что число евреев, погибших во Вторую мировую войну не могло превышать 1,2 млн, и он указывает, что близкая цифра была впоследствии принята Мировым центром современной еврейской документации в Париже.

Анализ, проведенный швейцарской газетой Baseler Nachrichten и профессором Рассиньером, показывает, что это было бы просто невозможно, чтобы число евреев, погибших во Вторую мировую войну, превысило полтора миллиона.

Согласно данным Мирового центра современной еврейской документации в Париже, только 1,485 млн евреев погибли от всех причин включительно и, хотя эта цифра скорее всего выше реальной, она и близко не подходит к тем 6 млн.

По оценкам еврейского статиста Хильберга, погибло 897 тыс. евреев.

Швейцарская статистика Красного Креста о погибших в войну заключила, что «число жертв преследований в результате расовой и идеологической политики между 1939 и 1945 годами не превышает 300 тыс., не все из которых были евреи».

Как видно, по существующим «статистическим данным, особенно по тем, которые относятся к эмиграции, можно показать, что число евреев, погибших в войну, составляют только очень малую часть от тех «шести миллионов».

Тут ведь еще один фактор… Несомненно, ведение боевых действий и вызванные этим причины (голод, болезни, стресс, бомбежки) привели к гибели миллионов людей во всех воюющих странах. 700 тыс. мирных жителей погибли при блокаде Ленинграда, больше 2 млн мирных жителей — немцев погибли от союзнических бомбардировок и в результате крайне жестокого изгнания немцев из Пруссии, Западной Польши, Судетской области в Чехии.

Возникает естественный вопрос: в каком качестве учитывать число евреев, погибших в Кельне под бомбежками союзной администрации? Или умерших от голода в Ленинграде в 1942 году?

Любимое объяснение, почему именно о евреях надо говорить особо — только они погибли «как евреи». Кроме того, множество евреев погибли вовсе не «как евреи», а как жители своих стран и городов и как солдаты своих армий. Французские, британские, американские солдаты и офицеры еврейского происхождения, погибшие с оружием в руках, не были уничтожены согласно расовым законам!

Кроме того, судьба евреев-жертв геноцида не исключительна: так же точно истребляли нацисты цыган, а в СССР так же истреблялись и немцы и в те же самые годы. Бомбардировки союзников унесли жизни 3 млн немцев, — все они были убиты именно «как немцы», в порядке «возмездия».

В 1940-е годы союзники нуждались во впечатляющих цифрах и фактах, они охотно поддержали бы и цифру «40 млн убитых», будь она хоть чуть-чуть правдоподобной. С тех пор «официальные оценки» евреев, погибших в войну, все время потихоньку снижаются.

Израильский эксперт Иегуда Бауэр называет цифру 1,6 млн, еврейский историк Геральд Рейтлинг — 800–900 тыс., а в последнее время стали называть цифры порядка 600–700 и даже 450–550 тыс. убитых евреев.

Доктор Макс Нуссбаум, бывший главный раввин Берлина, сказал 11 апреля 1953 года: «Позиция евреев была укреплена финансово через репарации, которые правительство Германии выплачивает как Израилю (государству которое не существовало во время войны), так и отдельным евреям». Коротко и ясно.

По оценкам А. Лилиенталя, приведенным в его книге «Цена Израиля», за первые девять лет своего существования Израиль получил больше 10 млрд долларов. Для сравнения — такую же примерно сумму получил СССР в виде займов от США во время войны.

К 1995 году ФРГ выплатила Израилю более 100 млрд марок, совершенно фантастические деньги.

Правда, многие несознательные евреи отводили ручейки этого золотоносного потока в собственные карманы: число евреев, требующих компенсации от ФРГ, с 1945-го постоянно возрастало, и за десять лет, с 1955 по 1965 год, оно выросло в три раза, достигнув цифры 3,375 млн!

Но и при этом в отдельные годы выплаты из ФРГ составляли до 40 % бюджета Израиля.

Судите сами: ну может ли Израиль согласиться с данными эксперта Райтлингера, профессора Рассиньера Мирового центра современной еврейской документации в Париже?! Ведь это значит уменьшить количество выплат! Израиль никогда не смог бы принимать такое количество приезжих, не будь у него этих немецких денежек.

В книге «Le Drame des Juifs europeen» французский юрист Рассиньер пишет, что миф о 6 млн — «всего лишь метод, с помощью которого Израиль получает огромные репарации от Германии начиная с 1953 года». Однако с юридической точки зрения причины для репараций очень сомнительны, чем больше дыма, чем больше диких обвинений, тем тяжелее разобраться в ситуации: «Пожалуй, мне разрешат напомнить, что Израиль был основан в мае 1948 года, а до этого евреи были гражданами других стран. Чтобы оценить размеры этого обмана, стоит лишь взглянуть на ситуацию, где Германия платит Израилю репарации из расчета на 6 млн убитых, но по крайней мере 80 % из тех «шести миллионов», оказывается, вовсе и не умерли! А в дополнение к тому Германия продолжает платить репарации даже после того, как человек, подававший требование о компенсации, умер. Деньги в таких случаях идут его наследникам».

И в Израиле, и в еврейских общинах Европы и США регулярно появляются люди, возмущенные практикой получения этих «репараций». И не потому, что нельзя брать деньги от «народа убийц», а потому, что людей возмущает сам факт бизнеса на крови. И факт грандиозного международного обмана.

Последнее время раздаются голоса: ведь жертвы холкоста вымирают, и вовсе не от пуль нацистов, а от старости. За что же платить?

Им отвечают: так ведь и родившиеся после войны слышали про холокост! Они же психологически травмированы! Пусть немцы платят и дальше. Комплекс вины даже распространяют или пытаются распространить на французов, поляков, норвежцев, литовцев… По сути дела, на всех.

Этому служит мрачный миф о том, что все народы Европы в чем-то виноваты перед евреями.

Миф о европейцах — преступниках

Как мы помним, согласно расовым законам, евреями считались люди, у которых трое из дедов были евреями, или тот, у кого евреями были двое из дедов и кто состоял в еврейской общине или исповедовал иудаизм. А тот, кто не исповедовал иудаизма и у кого евреями были только двое из дедов и бабок? Тот не считался евреем. А тот, у кого одна бабка или один дед был евреем? Нет, он не считался евреем.

Таковы факты — но мистеру Даймонду надо, чтобы эти факты были другими, и вот: «По этим законам все, в чьих жилах текла еврейская кровь, лишались гражданских прав. Евреем считался даже тот, у кого только дедушка был евреем». И не стыдно ему врать, взрослому дядьке?! А еще раввин, служитель Божий…

«Убийство стало круглосуточным занятием немцев». «Мало-помалу значительная часть немецкого населения была занята планированим, строительством и обслуживанием лагерей уничтожения». В общем, не спали и не ели, а только убивали и убивали.

«В одном только Освенциме было занято свыше 7000…немцев». «Они приготовили сотни тонн человеческого пепла, который использовался как удобрение на немецких полях. Они вытопили из еврейских трупов тысячи тонн жира, из которого приготовлялось дешевое мыло».

Что касается мыла…

Ну, о мыле мы уже кое-что знаем. Как нетрудно понять, «приготовить» пепел от сожженных трупов никак не возможно, он сам как-то, знаете, образуется при сжигании. А развеивали этот пепел над вполне даже польскими полями, отнюдь не вывозя в Германию.

Впрочем, доводилось мне даже читать про то, что «Из еврейских костей немцы делали муку и продавали ее в магазинах; из трупов делали мыло и посылали его в подарок своим женам; волосами еврейских женщин и девушек они набивали матрацы. Шесть миллионов евреев превратились в пепел, муку и мыло».

Как видите, дорогой читатель, основатель государства Израиль, международный террорист Менахем Бегин — еще более отвратительный враль, чем мистер Даймонд. Но если Даймонта еще допустимо считать невеждой, то уж Менахем Бегин врет сознательно и подло — ведь он-то как-никак участник событий и современник (в отличие от Даймонда, писавшего с того берега океана). Уж Менахем Бегин наверняка хорошо знает: никогда и никто не делал муку из «еврейских костей», а тем более не продавал ее в магазинах. Никогда и никто не слал своим женам мыла из человеческого жира (М. Бегин сказал бы, вероятно, «из еврейского жира»). Даже будь у нацистов такая практика, большую часть евреев они истребили не в лагерях, а в местах массовых расстрелов. Уж конечно, на Бабьем Яру никто не «превращался в пепел, муку и мыло».

Объяснить эти (продолжим выражаться помягче) преувеличения можно только одним — упорным желанием, во-первых, сделать преступления нацистов еще более отвратительными и масштабными.

Во-вторых, желанием распространить эти преступления с кучки негодяев (виновных тоже очень в разной степени) на весь немецкий народ. Вполне в духе Ильи Эренбурга: «…Убедить немца нельзя, но зарыть немца можно и должно. Чем больше немцев убьет каждый боец, тем скорее кончится эта проклятая война…Убей немца — не то немец убьет тебя. Много еще немцев, но все-таки виден им конец: мы их перебьем. Немцы говорили, что они народ без пространства. Ладно, мы выдадим каждому фрицу по два аршина. Проклятая страна, которая принесла столько горя всему человечеству, которая разорила и опечалила наш народ, получит по заслугам: Германия станет пространством без народа».

«Германофобия принимает подчас в Израиле отталкивающие, постыдные формы, — пишет известный еврейский писатель. — Год назад состоялся у нас Международный съезд партизан и организаций сопротивления времен войны. Прибыли грехи, французы, бельгийцы, итальянцы… Единственными, кого израильские партизаны отказались допустить на съезд, были их немецкие товарищи — активные участники боев с гитлеровцами, единственная вина которых была в том, что они как немцы принадлежали к «народу убийц». Это крайний пример, но без преувеличения можно сказать, что для многих германофобов в Израиле явление «хорошего немца» просто невыносимо…Какая-то из глубины души идущая потребность заставляет их хотеть, чтобы каждый немец был гитлеровцем. Зло должно быть персонифицировано; анализировать, различать — значит снижать ненависть».

А им, как изволите видеть, вовсе не хочется «снижать ненависть» и для того персонифицировать и различать.

Марголин находит даже объяснение — как будто даже и объективное: «Каждый, имеющий малейшее представление о еврейской истории, знает, что ее отличительную черту составляет непомерно затянувшееся Средневековье. В Германии Гитлера вулканически прорвалось Средневековье, которое под тонким слоем последних двух-трех столетий дремлет и доныне в глубине европейской цивилизации. Но у евреев Средневековье зримо и ощутимо по сей день на самой поверхности жизни. Легче снять черный кафтан с тела, чем с души. При малейшем потрясении оживают призраки прошлого. Оживает комплекс заклейменного народа».

Единственная поправка — оживает не Средневековье. По крайней мере не европейское Средневековье с его уже поголовным христианством, с законами, преследующими индивидуального преступника, а не весь «его» род и коллектив бог знает до какого колена. Оживает Древний Восток во всей красе — с кровной местью, устрашающими акциями, с крепостными стенами, покрытыми кожей врагов.

Не хочется очередной раз «обобщать», и потому скажу так: у евреев слабее, чем у христианских народов, выражена «свойственная порядочному человеку склонность взыскательней относиться к себе и ко всему своему, чем к другим и ко всему чужому». У древних иудеев, создавших свою мировую и одновременно племенную религию, было другое понимание порядочности, чем у современных людей. Видимо, кому-то хочется сохранить этот доисторический тип культуры.

Убивавшие и спасавшие

Не буду доказывать очевидного: что на каждого немца, убивавшего евреев, приходился другой, спасавший.

Еврейский ученый Эмиль Фокенхайм в книге «О христианстве после холокоста» пишет, что по крайней мере один христианский друг не отказался от него в тяжелые годы, хотя сам подвергался из-за него опасности. Такие же сообщения делают довольно многие из уцелевших евреев: у всех у них были какие-то друзья среди «арийцев».

Если я скажу, что офицеры вермахта много раз не губили, а спасали людей на оккупированных территориях (в том числе и евреев), многие воспримут это как глупую выдумку. В том числе и многие немцы воспримут.

Но вот такая история произошла в Вильнюсе, в 1941 году… Дело в том, что в Вильно-Вильнюсе жил такой человек — Семен Маркович Шапшал, верховный хакан всех караимов. Шапшал служил русским царям, пока существовала империя, одно время даже был русским послом в Иране. После распада империи пожилой Шапшал тихо доживал в Вильно, служа караимам своего рода духовным вождем.

После оккупации Польши к Шапшалу стали ходить в гости немецкие офицеры. Крупные офицеры в чине подполковника или полковника. Семен Маркович охотно угощал их кофе и на хорошем немецком языке рассказывал о своих приключениях, показывал сувениры, привезенные из разных концов мира. Как-то раз гости Шапшала спросил:

– Герр Семен, а вы знаете, что скоро будете уничтожены?

– За что?! — изумился Шапшал.

– За что… Вы ведь еврей?

– Нет, я караим… У нас много отличий от евреев.

– Вы не могли бы написать документ о том, что именно вас отличает?

– Разумеется… А почему это важно?

– Потому, что если караимы — евреи, то их уничтожат вместе с евреями. А если это совсем другой народ — то к нему и относиться будут иначе. Напишете?

– Напишу…

– И не забудьте обосновать, что караимы — потомки остготов.

– Но они вовсе не потомки!

– Это не имеет значения, вы, главное, напишите.

Шапшал пожевал губами, помялся… Таких задач ему на дипломатической службе не доводилось решать.

– Я не уверен, что смогу написать правильный документ… Документ, который будет соответствовать духу…

– Господин Шапшал. Если вы не напишете документа, это будет стоить жизни лично вам и всему вашему народу. Лучше напишите, что караимы — потомки остготов, которые приняли иудаизм.

– Но мы не принимали иудаизм! Мы с евреями не согласны… У нас похожая, но совсем другая вера.

– Тем лучше. Расскажите и про то, что караимы не имеют к евреям никакого отношения. А мы завтра зайдем и поможем дописать документ.

На другой день офицеры зашли к Шапшалу, долго кромсали написанное им, чтобы текст «соответствовал духу». Геббельс умиленно всхлипнул, читая творение Шапшала в редакции полковников вермахта… Про «всхлипнул» — может быть, это еще и фольклор, но что караимов в Третьем рейхе никто не ни разу не обидел — это факт.

А немецкие офицеры отправились в вильнюсское гетто, объяснили ситуацию и стали записывать в караимы всех желающих. Эсэсовцам это вовсе не нравилось, но поделать они ничего не могли, — офицеры вермахта ссылались на постановление Геббельса. Так в СССР кто-то мог заорать: «Да это же сам товарищ Каганович подписал!» По одним данным, они спасли три тысячи человек, по другим — пять.

История сохранила некое продолжение, связанное с Шапшалом. После советской оккупации Литвы в ней вел раскопки начинающий московский археолог Д. Б. Федоров. Они с Шапшалом подружились, и Федоров пытался открыть в Вильнюсе музей истории караимов. Однажды он попросил:

– Напишите, как именно поляки эксплуатировали караимов.

– Почему это важно?

– Потому что если вы пролетарии — тогда мне будет легче организовать музей.

Семен Маркович пожевал губами, подумал…

– Вы знаете… Похожий документ мне уже доводилось писать…

Для интересующихся: Федоров сумел придать бумаге необходимое «соответствие духу», но музей все-таки не открыли.

Жаль, что история умалчивает, какова судьба немецких гостей Шапшала, спасителей нескольких десятков тысяч караимов всей Европы и нескольких тысяч евреев Вильнюса. Может быть, они и сегодня доживают свой век — хорошо, если на родине, а не в Парагвае. Возможно, кто-то из них прямо сейчас рассказывает десятилетнему испаноязычному правнуку, как он шел через готические города Европы, давя москитов на щеке; потом старик переводит взгляд на пальмы, склонившиеся над Параной, и собственное прошлое кажется ему невероятным цветным сном.

Хорошо, если так; мне приятно думать, что эти славные люди могут быть живы. Потому что в ту страшную, рычащую ненавистью, хлюпающую человеческой кровью эпоху жизнь их могла прерваться спустя считаные дни или недели после мирных бесед с Семеном Марковичем за чашечкой кофе. Если их нет в этом мире — дай Господи, чтобы сразу и чтобы в бою. Das Gott erbarmen, чтобы не в сталинских лагерях.

Или вот история: «…Павел прошел через гетто, и из немецкого концлагеря помог ему бежать в 1944 году сам комендант».

Может быть, для еврейских расистов, проповедующих ненависть к немцам за то, что они немцы, этот комендант и не является человеческим существом. Но нам с вами резон запомнить, что был такой достойный человек, спасший еврея-заключенного (а может быть, и не его одного).

Один мой знакомый в Кракове (он не просил его называть) рассказал мне такую семейную историю… Старший брат его отца в 1943 году наблюдал очередной этап евреев, которых эсэсовцы гнали по улицам… Понятно, куда и зачем. В толпе смертников почти не было мужчин — женщины, множество детей, из которых самые маленькие еле могли идти. Как ни орали эсэсовцы, как ни лаяли собаки, дети 3–4 лет не могли двигаться быстро, и этап полз еле-еле.

Парень буквально прыгнул в этот этап, схватил первые два существа, до которых дотянулся, и закричал эсэсовцам:

– Что вы делаете! Это же мои сыновья! Вы убиваете польских детей!

Эсэсовец засмеялся, и сказал:

– Ты хоть смотри, кого берешь. Это же девочки…

– Да! Да! Это мои дочки! Отдайте их мне!

А женщины, шедшие в толпе обреченных, стали тоже кричать:

– Мы знаем этого пана, это и правда его дети! Это ошибка, тут просто потеряны документы!

Эсэсовец опять засмеялся и велел:

– Ладно, забирай их. Но давай беги быстро и прими меры.

Парень не дал себя долго уговаривать, и в тот же день «принял меры»: отнес девочек в костел. Священник тут же окрестил их и сделал соотвествующие записи, выдал парню свидетельства о крещении — да еще такие, как будто девочек крестили два и три года назад. Что характерно — никто не донес. Отметим и это обстоятельство!

А теперь обратим внимание на поведение эсэсовца. Ему, этому многократному убийце евреев, по заслугам полагалось бы стать одновременно и Праведником Мира — ведь без него поляк никогда не смог бы спасти этих девочек. Такого же звания, по справедливости, должен удостоиться и комендант лагеря, выпустивший оттуда еврея Павла. Парадокс? Абсурд? Что делать, такая была эта страшненькая эпоха. Если читателю хочется абсолютной ясности: вот «мы», вот «они», вот линия фронта между нами, ему следует взять другую книгу. Или Симонова, или Менахема Бегина, — у них все предельно ясно, и сразу понятно, где «наши».

Почему же идея коллективной вины, огульного обвинения немцев, да заодно и поляков, как народа-преступника пустила такие глубокие корни? Может быть, это объясняет суждение учителя-еврея, который ездил с израильскими подростками в Польшу, чтобы показать им места, где жили их предки. И места, где погибли многие их родственники.

«Ассоциация с жертвами, соответственно, ставит очень выгодно их национальную нравственную позицию. Они в этой ассоциации могут принимать роль судьи: «Мы жертвы, значит, мы можем судить. А есть немцы, поляки, в общем, плохие люди, которых мы можем осудить, а мы-то хорошие… негативизм по отношению к полякам со стороны еврейских групп из Израиля. При том что сами польские гиды — католики. Они испытывают большое чувство вины, совершено неосознанно, они не имели отношения к этим событиям… плохо то, что школьники воспринимают все это как естественную вещь. Они это чувство вины переносят на конкретные народы, и это плохо»

Да, это очень плохо, господин Лещинер. Плохо с нравственной точки зрения; из детей, считающих свой народ невинной коллективной жертвой, а другие народы сборищем негодяев, с большой степенью вероятности вырастут плохие, непорядочные люди. Кроме того, выращивать людей, несущих в своем сознании двойной счет, инстинктивно разделяющих людей на «своих» и «чужих» — очень опасно. И для других народов, и для их собственного народа

Тут необходимо напомнить — до конца Второй мировой войны Вильно вовсе не был литовским городом. Вильно входил в Речь Посполитую до 1939 года. Столицей Республики Литва между 1920 и 1939 годами был Шауляй. В 1945 году Сталин создал Литовскую Союзную Социалистическую Республику в составе СССР. Вычищая поляков с территории СССР, он передал Вильнюс и окрестности этой новой республике.


Главы из книги А. Буровского "Правда о «еврейском расизме»"


Просмотров: 4557
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Майдан - нападение Израиля, США, Англии на Украину Точные цитаты из различных частей Талмуда Американские эксперты подробно расписали сценарий разрушения России Что евреи сделали с Украиной Уолт Дисней против жидов или "антисемитизм" в мультфильме "Три поросёнка" Цитаты российской элиты