Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Еврей Каганович плохо знал евреев. Сталин его поправлял Ссылки на холокост — это трюк, цель которого — лишить законных оснований любую критику иудеев Обращение русских ученых к евреям России Как появилась мафия
Новости

История ростовщичества в Новое время. Паровой молот и фиктивный капитал

Сколько стоит тюльпан?

Из истории ростовщичества в Средние векаК XVI веку почти все крестьяне Западной Европы освободились от рабства и угнетения; они стали наследственными арендаторами, платившими сеньору небольшой фиксированный ценз.

Доходы дворян резко сократились; им приходилось идти в наемники или продавать свои имения ростовщикам - «новым дворянам», покупавшим замки вместе с гербами и титулами.

В XVI веке вокруг Парижа уже не осталось поместий старых дворян - все было заложено и продано новым господам.

Новое Время предпочитало силе рыцарских мечей силу денег, и новыми хозяевами замков были люди из мира денег, ростовщики и банкиры.

Свидетельством того, как возвышались в глазах окружающих нувориши, может служить анекдот, рассказанный французским проповедником. Некий покрытый паршой мальчик по имени Мартин пришел, побираясь, в город, где стал известен под кличкой Запаршивевший. Мальчик рос, стал ростовщиком; по мере того как он богател, его социальный престиж менялся. Сперва его звали Martinus scabiosus (Мартин чесоточный), затем domnus Martinus (мастер Мартин), когда же он сделался одним из первых богатеев города — dominus Martinus (господин Мартин), а потом даже — meus dominus Martinus (высокочтимый сеньор Мартин). Это латинские кальки французских титулов — maitre, seigneur, monseigneur.

Новый мир был совсем не похож на Средневековье, и благородным рыцарям было трудно смириться с этими внезапными переменами: когда-то презренные менялы, которых любой дворянин мог приказать высечь, вдруг приходили к ним с расписками и векселями - и за спинами этих ростовщиков стояла королевская стража. Сила банкиров проистекала из новой финансовой системы, порожденной необходимостью содержать наемную армию.

При тогдашней технике ведения дел власти не могли наладить сбор косвенных налогов и сдавали их на откупа - и это давало ростовщикам огромные прибыли. Кроме того, во время войны короли выпускали займы - и поскольку зачастую речь шла об их судьбе, то они обещали огромные проценты. После войны эти проценты приходилось платить - и большая часть налогов уходила в сейфы банкиров. Сила денег была такова, что ростовщики удивительным образом заняли место благородных дворян; они ездили в каретах с лакеями и жили в замка с гербами на флюгерах.

Основой всей экономики нового времени являлся кредит. Историк Тюрго писал: «На земле нет центра коммерции, где предприятия не держались бы на заемных деньгах; быть может, нет ни единого негоцианта, коему не приходилось бы прибегать к помощи кошелька ближнего».

«Анонимный автор статьи в «Журнал де коммерс» (1759 г.) восклицал: «Какой систематичности, какого умения все рассчитать, какой изобретательности и какой только отваги не требует занятие человека, который, стоя во главе торгового дома и располагая капиталом в две-три сотни тысяч ливров, всякий год имеет оборота на несколько миллионов. Однако же, если верить Дефо, так вся иерархия торговли, снизу доверху, жила с подобным девизом.

От мелкого лавочника до негоцианта, от ремесленника до мануфактурщика, все жили на счет кредита, т.е. с покупкой и продажей к определенному сроку (at time); именно эти закупки и продажи делали возможным при капитале, например, в 5 тыс. фунтов годовой оборот в 30 тыс. Фунтов. Сроки оплаты, которые каждый предлагал и которых добивался попеременно и которые представляли [сами по себе] «способ брать взаймы», были даже гибкими:

«Едва ли один человек из двадцати придерживается условленного срока, и, в общем, и не ожидают, чтобы он их выдерживал, столь велики льготы [в отношениях] между купцами в сей области». В балансе любого коммерсанта наряду с запасом товаров постоянно присутствовали кредитный актив и долговой пассив.

Мудрость заключалась в охранении равновесия, но определенно не в том, отказаться от тех форм кредита, что, в конечном счете, представляли огромную массу [денег], вчетверо или впятеро превышающую объем торговли. Вся торговая система зависела от них. Едва лишь пресекся бы этот кредит, как застопорился бы двигатель. Важно, что речь здесь идет о кредите, неотделимом от системы торговли, порождаемом ею, - кредите «внутреннем» и не приносящем процента. Его особая мощь в Англии представлялась Дефо секретом английского процветания, той сверхторговли (overtrading), которая позволила Англии заставить себя уважать также и за границей».

Дефо считал: «заем под процент есть червь, подтачивающий прибыль», способный даже при «законном» пятипроцентном размере свести доходы на нет. «A fortiori, тем более, было бы самоубийством обращение к ростовщику». (Ф. Бродель).

Хронологически процесс становления кредитной экономики Нового времени можно описать так.

Шестнадцатое столетие было периодом мощного экономического подъема. Это было столетие открытия Америки. Но обширные запасы драгоценных металлов, вывезенных из Америки, привели к резкому скачку инфляции. Цены предметов потребления драматично выросли - почти на 300 % в период с 1550 до 1620. Англия, Испания и Франция конкурировали за господство в Америке и в Европе.

Потеря монополии на торговле через Средиземноморье привела к снижению роли итальянских банкирских домов.

Несмотря на тот факт, что законы осуждения ростовщичества все еще соответствовали доктрине церкви, происходило масштабное расширение долговых обязательств вследствие войн. Только 25 лет в течении Шестнадцатого столетия в Европе не было крупных войн. Если начало XVI века было ознаменовано в Германии кровавой крестьянской войной, то начало XVII века - куда более страшной Тридцатилетней. Ворота смерти и насилия растворились до предела. Было уничтожено 85% мужского населения Германии и Папа Римский, на 15 лет, ввел многоженство для воспроизводства генофонда.

Большинство муниципалитетов европейских городов банкротилось, так как враждующие монархии вынуждали их предоставлять кредиты для финансирования войн. Накопилось огромное количество долгов, выпущенных в Европе. Тогда в Антверпене возникла первая клиринговая биржа по учету долгов, где между ее 5000 членами происходил обмен долговыми обязательствами, учитывался спрос на кредиты, удостоверялись депозитные вклады , и ежедневно шла торговля инструментами кредита всех видов. Антверпен стал новой финансовой столицей Европы, его порт ежедневно посещали сотни судов. Однако, и Антверпене испытал на себе разрушительные последствия невыполнения финансовых обязательств по выплате долгов Испанской Короны в 1570 г. В 1576 Испанские наемные армии захватили Антверпен, а биржа была разрушена. Армии мародеров также захватили и Рим.

Финансовый хаос рос. Финансовая сумятица в Италии и Испании, сопровождаемая волной инфляции, способствовала возникновению Протестантской Реформации.

В XV в. король Генрих VIII ослабил законы, касающиеся ростовщичества и ростовщики быстро восстановили свое былое влияние. На несколько десятилетий они значительно увеличили предложение золотых и серебряных монет. Но когда к власти пришла королева Мария и снова ужесточила законы о ростовщичестве, ростовщики начали припрятывать золотые и серебряные монеты, чем вызвали спад в экономике.

В итоге, когда трон перешел к сестре королевы Марии - Елизавете I, она была полна решимости взять в свои руки контроль за выпуском английских денег. Первым решением было начать чеканить золотые и серебряные монеты в Королевском Казначействе и передать вопросы управления денежной массой правительству.

И хотя контроль над деньгами был не единственной причиной Английской революции - религиозные противоречия также добавили масла в огонь - деньги стали первопричиной. С помощью денежной подпитки со стороны «менял» Оливеру Кромвелю удалось сбросить с престола короля Чарльза, распустить Парламент и казнить самодержца. Ростовщикам сразу же было позволено консолидировать свою власть.

Существует письмо от 16 июня1647 г. “От O.K. (Оливера Кромвеля) к Эбенезеру Пратту.

В обмен на финансовую поддержку буду бороться за разрешение евреям вернуться в Англию. Но это невозможно пока Чарльз жив. Но его нельзя казнить без суда, достаточные основания на данный момент не существуют. Поэтому я советую его убить, но сам не буду заниматься поиском человека, готового это сделать, хотя я согласен помочь организовать его побег”.

Капитан А. РАМЗЕЙ. БЕЗЫМЯННАЯ ВОЙНА. МОСКВА, “ВИТЯЗЬ”, 1999 г.

Как следствие, в течение последующих 50 лет они ввергли Великобританию в череду серьезных и дорогостоящих войн. Они захватили квадратную милю недвижимости в центре Лондона, известную как Сити. Этот район до сих пор является одним из 3 основных мировых финансовых центров. Конфликт с династией Стюартов привел к тому, что английские ростовщики вместе с ростовщиками из Нидерландов финансировали вторжение в Англию Вильгельма Оранского, который сбросил Стюартов с трона в 1688 году и захватил английский трон.

Короны Испании и Франции не выполнили обязательств по всем своим долгам , что послужило краху крупнейших итальянских и немецких банкирских домов. Фактически Испания, не выполнила долговых обязательств ни в 1607, ни в 1627 и в 1649, несмотря на богатые золотые и серебряные потоки, прибывающие от Нового Света, и то, что все кредиты были заверены имущественным залогом часто сроком на пять и десять лет. Весь поток золота и серебра тек прямо к банкирам и ростовщикам Генуи. Кроме того, до трети золотого потока из американских территорий испанцы теряли благодаря действиям пиратов.

Сами же пираты, несмотря на навеянный приключенческой литературой романтический образ морских рыцарей удачи, также были по отношению друг к другу жестокими ростовщиками. А.О. Эксквемелин, автор 17 века и врач в пиратских экспедициях знаменитого Рока Бразильца Франсуа Олоне в книге «Пираты Америки» (М., Мысль, 1968, 208 с.) пишет:

« Друг к другу пираты относятся заботливо. Кто ничего не имеет, может рассчитывать на поддержку товарищей. У пиратов был кредит и среди трактирщиков. Но на Ямайке кредиторам верить нельзя: ведь за долги они могут тебя запросто продать, и я сам не раз был тому свидетелем…

Я знал на Ямайке одного человека, который платил девке пятьсот реалов лишь за то, чтобы взглянуть на нее голую.…В конце концов, продали даже того пирата, который так щедро расплачивался с девкой. Сперва у него было три тысячи реалов, а не прошло и трех месяцев, как его самого продали за долги, и как раз тому, в чьем доме он промотал большую часть своих денег».

Испанские неплатежи разрушили банкирский дом Фуггера, который возвысился в течение шестнадцатого столетия и, возможно, был самым крупным банкиром того времени. Он имел капитал в 5 миллионов гульденов.

Якоб Фуггер, знаменитый ростовщик, родился 6 марта 1459 года в немецком городе Аугсбурге. Он вёл свой род от торговцев шерстью. Фуггеры составили свое огромное состояние благодаря монополии на разработку медных и серебряных рудников в Центральной Европе, а затем постепенно занялись финансовой деятельностью, предоставляя кредиты и займы.

[Альбрехт Дюрер. Портрет Якоба Фуггера. 1520 г.] Предприимчивый Фуггер завладел почти всеми рудниками в Штирии, Тироле, Северной Венгрии и Испании. Ему принадлежала монополия на торговлю медью. Он считался самым богатым человеком Европы эпохи Возрождения. У него брали в долг деньги короли и даже римский папа. Не только придворная роскошь, но и войны устраивались на деньги Фуггера. Может быть, кто–то из вас даже видел портрет этого банкира и купца. Эта картина – одна из самых знаменитых работ Альбрехта Дюрера. На этой картине, на голове Фуггера – золотая шапочка.

Он всегда надевал её, когда встречался с сильными мира сего, чтобы они не забывали при всей его смиренности, с кем имеют дело. Вот только одна история. В 1519 году скончался император Максимилиан, правивший так называемой "Священной Римской империей германской нации".

Претендентов на трон было трое: испанский король Карл - девятнадцатилетний внук Максимилиана, французский король Франциск Первый и их английский коллега Генрих Восьмой. У Генриха, правда, шансов было немного, поэтому немецкие князья выбирали фактически из первых двух. Было ясно, что курфюрсты предпочтут того кандидата, который больше им заплатит (в начале 16 века о подобных вещах говорили открыто). Франциск предложил триста тысяч гульденов. Но с Карлом конкурировать не смог: тот в течение всего нескольких недель собрал около восьмисот пятидесяти тысяч. Не сам, конечно, собрал, а взял в долг у своего банкира – Якоба Фуггера.

Кстати, одной из основ богатства Фуггера была его разведдслужба (одна из первых в истории частных разведслужб). Под его руководством функционировала высокоэффективная разведывательная сеть, основой которой служили многочисленные представительства фирм в различных европейских странах. Шпионы распространяли специальные информационные письма с последней информацией о политических и коммерческих делах. Большое банковское учреждение ростовщической империи Фуггера было полностью разрушено неплатежами Испании.

Французские неплатежи были не менее драматичны. Они включают в себя два главных периода серьезного долгового кризиса: 1589 и 1648 годов. Кризис 1648 по существу разрушил оставшиеся итальянские банкирские дома, прежде всего Флоренции. В 1639 г. в Париже появилась биржа, где регулярно торговали кредитными инструментами.

Довольно хорошо шла торговля Французскими правительственные «арендными платежами» вплоть до долгового кризиса 1648. После кризиса французская финансовая система подверглась серьезным реформам, и нормы процента по предыдущие правительственные обязательства были произвольно уменьшены до 5 % ,в то время как другие «арендные платежи» были оплачены без процентов и только частично.

Голландия получила независимость от Испании, и вскоре после приобретения независимости построила систему новых правил и методов торговли и банковских методов, которые послужили моделью для других наций десятилетиями позже.

Германия прошла через Тридцатилетнюю Войну (1618-1648), которая в значительной степени была борьбой между Протестантскими и Католическими фракциями. К этому времени Германия представляла собой собрание маленьких Государств, и упадок банковского дома Фуггера более или менее в целом запечатал судьбу Германия того периода вовремя.

Англия, управляемая Стюартами, осуществлялась разумную финансовую политику в сравнении с Францией и Испанией. Главное преимущество Англии состояло в том, что правительство в основном не заимствовало за рубежом у иностранных финансистов. Это помогло концентрировать богатство в пределах внутренней экономики. Англия занялась привлечением принудительных ссуд Короне в конце правления Чарльза Второго в последней четверти этого столетия.

В это время в ходу между обедающими людьми, имеющими долговые обязательства, была популярна фраза « идет голландец», т.е. кушать надо быстро, а то пищу отберут за долги. Это высказывание имеет корни в семнадцатом столетии. Маленькая Голландская Республика воевала против Англии и Франции.

Французы фактически захватили Голландию, но она не была побеждена, так как Голландцы открыли шлюзы плотин. Но значительная доля успеха Голландии связана с ее эффективной системой кредита. Эффективные действия голландского правительства укрепили экономические основы веры в процветание государства при помощи кредита.

Первый кредитный рынок и фондовый рынок появился в Амстердаме, несмотря на печальную участь Антверпена, в 1613. Долговыми обязательствами на этой бирже начали торговать в 1672. Конечно, необходимо упомянуть известный факт спекуляции ростовщиками семенами тюльпана. В 1562 году груз луковиц тюльпанов прибыл в голландский порт Антверпен из Константинополя. В последующие годы тюльпаны приобрели в Голландии большую популярность.

К началу XVII века владение луковицами стало считаться признаком богатства, и из-за ограниченного количества луковиц они начали быстро расти в цене. К 1636 году одну луковицу уже можно было поменять на карету с двумя лошадьми и полным набором упряжи. Луковицы так часто переходили из рук в руки, что у их владельцев даже не было времени посадить тюльпаны в землю. Луковицами торговали на фондовой бирже, в тавернах и на специально отведённых площадках во всех крупных и мелких городах Голландии.

Самая высокая зарегистрированная цена за единственную луковицу тюльпана была зафиксирована в 1636 г. : невероятная сумма - 4600 флорина. В ценах 1985 в долларах США, это были бы близко к $ 460,000 при цене на золото в $ 400 за унцию.

Люди массово закладывали ростовщикам свои дома и своё имущество. Все деньги вкладывались в тюльпаны в расчёте на быструю и гарантированную прибыль. Невиданные прибыли привлекли иностранцев, и деньги из-за границы рекой полились в Голландию. Это вызвало резкий рост цен в Голландии и на остальные товары из категории удовольствий.

В 1637 году наступил конец. Неожиданно началась паника, цены мгновенно упали. Разорились тысячи спекулянтов. Имущество богатейших купцов, вложенное в тюльпаны, превратилось в прах. В Голландии наступила всеобщая многолетняя депрессия.

Восемнадцатое столетие было периодом сильного экономического и политического роста Англии. Конституционное парламентское правительство, которое сменило монархию, способствовало значительному росту национального богатства. Валюта Англии оставалась стабильной на протяжении 18 столетия.

Тем не менее, британское правительство оставалось самым большим заемщиком частных кредитов из-за постоянных военных экспансий. Ограничение на ростовщичество было установлено в размере 6%, но в 1714 году уменьшено до 5%. Восемнадцатое столетие было для Англии периодом роста инфляции и роста спекуляций.

Процветали страховые компании, особенно на страховании жизни людей, так как в обществе того времени, как это ни кажется сейчас диким, были широко распространены игровые ставки на жизнь человека. Осуществлялось разнообразное страхование морских торговых перевозок.

Правительство часто заимствовало через различные лотереи и долговые пирамиды, перенимая методику ростовщиков по взиманию сложного процента с населения.


Просмотров: 1954
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Тайная мировая власть, стоящая за Бараком Обамой Менахем Ааронович Мендель Зачем евреи берут русские имена и фамилии? Как Ротшильды и Рокфеллеры делят Россию Великие о евреях Эдуард Ходос о ненормативной войне на Украине, жидовском олигархате и рабском будущем ее населения