Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Ссылки на холокост — это трюк, цель которого — лишить законных оснований любую критику иудеев Враг человечества - Тавистокский институт О расистской сути иудаизма Э. Ходос об иудеях хабада и политиках
Новости

Иудеи о гоях и для гоев

Попалась небольшая занимательная книга „Талмуд, Шилокшанская редакция”. Авторы (или автор?) - Ярославский-Губельман. Текстовый редактор показывает объём в 25 страниц. Так что за три поста её можно опубликовать всю. Чем мы и займёмся.

Предупреждение: не рекомендуется для прочтения тем лицам, которые молятся Торе, называемой в просторечии Ветхим Заветом. Чтение данного материала может оскорбить ваши верноподданнические чувства к иудеям.

Ну, а если отбросить издевательскую иронию, то предлагаемый текст, безусловно, представляет интерес для любого читателя. Также, как необходимо выйти в другое измерение, чтобы из 6 спичек сконструировать 4 равносторонних треугольника, так и тут: необходимо выйти из привычного миропонимания для того, чтобы со стороны взглянуть на его важную составляющую.

Ведь за каждым явлением, каждым событием стоит некий субъект, который их конструирует и направляет для достижения определённой цели. Какова же была цель создания и распространения Ветхого Завета? Переделывая классика, „А, верно, она существовала, и, верно, было ей назначенье высокое... Но многие не угадали этого назначенья... ”.

Помочь осознать эту самую цель и позволит вдумчивое прочтение, казалось бы, чистой беллетристики.
***

Древнееврейский фольклор
Книга первая. Битие

1. Вначале были евреи, одни евреи и никого, кроме евреев. То были страшные, как говорят нынче, времена. Евреи постоянно ссорились друг с другом, пытались друг другу что-нибудь впарить втридорого, пытались друг другу дать денег в долг под хороший процент, обмануть как-нибудь, обмишурить; и никто из них не хотел заниматься земледелием или, скажем, строительством, отчего жили они впроголодь, в холодных пещерах или ветхих шалашах.

Часто можно было видеть, как из грязной, вонючей толпы евреев выдвигался на каменный пьедестал какой-нибудь оратор и начинал, с заразительным воодушевлением, декларировать основные тезисы только что придуманной им политико-экономической доктрины, позволяющей ему заставить остальных работать, а самому ничего не делать.

Но слушатели не долго внимали подобным проповедям «о социальном равенстве и братстве», «смирении и послушании», наконец, «о диктатуре еврейского пролетариата».

В лучшем случае, все начинали хохотать и ёрничать, мол, «еврейского — кого?! Пролетариата?! Сам придумал или помог кто? Это от слова «пролетать», что ли?» В худшем случае стаскивали агитатора с «трибуны» и репрессировали: издевались, обзывали жидом, занимались антисемитизмом.

2. И когда надоело им такое однообразное течение дел, создали евреи бога.

Поначалу всем тогда показалось, что идея была удачной. бог быстро въехал в традиции и обычаи принимающей стороны, суетился, как мог, старался всем угодить, но не менее быстро как-то сдулся, стал отлынивать от дел, иногда даже стал поглядывать на людей, как-то, «свысока».

3. Евреи переглянулись и создали Дьявола — чтобы богу жизнь мёдом не представлялась. Тот, новичок, действительно, скоренько наладил прежний быт и даже в чем-то бога переплюнул, это что касается, в первую очередь, земного комфорта и «задушевности» общения.

Такие тут «сейшены» начались, такие оргии! бог пытался было нравственные беседы проводить, его внимательно выслушивали, божились, что такого больше не повторится, а сами сзади держали на руке пальцы крестиком.

— А не создать ли нам гоев, по образу и подобию вашему? — схитрил вконец разочаровавшийся срамным жидовским поведением бог. — Должен же за вами кто-то дерьмо убирать! После вас, его вон сколько!

Задумались евреи. Потрепали заляпанные блевотой спутанные бороды.

— А почему это по образу нашему? — возмутился кто-то и хрюкнул от досады. — Пусть похожи будут на свиней!

— Или на верблюдов! Гы-гы-гы!

— Или на тараканов! О-хо-хо-ха!

— Или на…

Но бог остановил этот начинавшийся дурной гвалт:

— Гои будут только похожими на людей, чтобы не выглядеть омерзительными пред вашими очами, не портить вам аппетит экзотической внешностью и всё такое. Во всём остальном это будут животные, наделенные IQ на уровне «подай-принеси». Ну, как идея?

И создал бог гоев.

4. Первую встречу евреев с гоями можно смело отнести к разряду исторических.

— А они ничего, у некоторых даже умные лица, — заценили евреи прислугу. — Чего вылупились? Чтобы к вечеру на этом самом месте был построен жилой комплекс!

Озадачив гоев, евреи ушли на очередную оргию.

Однако, придя на условленное место в условленное время, они не обнаружили заказанного объекта и не мало тому удивились.

— Это что же — не хотим работать?! — страшно завращали чёрными глазищами евреи. — Почему до сих пор не выстроено ни одного дома?

Гои молча стояли и по-доброму глупо улыбались.

— Перестарался Господь, — решили евреи. — Совсем идиотов наплодил. Что будем делать?

— Что делать, что делать… Скотина только кнут понимает. Ничего, обучим!

Распустив длинные пастушьи плети, евреи пошли на гоев.

— Гля, я же говорил, что не шутят, — выдвинулся вдруг на передний план здоровенный гоевский детина.

Гои улыбаться перестали. У кого чего только в руках не обнаружилось: камни, колья, жерди…

Неделю гои били евреев. Толечко один денек продуху дали, поскольку сами выдохлись. Отдохнули в субботу, а в воскресенье дело шумно подытожили. С тех пор суббота у евреев — праздничный день, памятный.

Ну, а гои плюнули и подались от евреев подале — Земля-то большая — корабли строить, рыбу ловить, поля возделывать, города строить, детей растить.


Книга вторая. Нытие

1. Прошли века. Живут себе гои своей собственной жизнью, народы плодят, национальности разные, воюют между собой потихоньку, дипломатию наводят; и никаким боком себя жидовской прислугой не ощущают.

Невозможно описать, как обидно то было евреям наблюдать. Земля буквально из-под ног уходила.

Гоев всё больше становилось, их поколения сменяли новые поколения, и оставляли они, уходя, память о себе величественную: храмы, дворцы, пирамиды всякие. А после евреев оставался лишь козий помёт на дорогах.

2. Сидел как-то посреди козлиного стада Авраам у стен гойского города, взирал на его великолепие, и заворочалась в его голове первая в мире коммунистическая мыслишка: вот бы отобрать у гоев всё их добро и поделить промеж всех… евреев.

— Так в чём же дело?! — внезапно появился Дьявол, вальяжно расположившийся в массивном кресле напротив. — Отберите и поделите!

Авраам три раза громко возопил, но вида не показал, что испугался.

— К-как это? — данную фразу Авраам выговаривал четверть часа, поскольку стал сильно заикаться. Он её вообще бы не выговорил, если бы не экстрасенсорные способности собеседника.

После его магического пасса рукой Авраам продолжил дискуссию более активно:

— Гоев много, у них сильные армии; они скоро нас, евреев, в рабство уводить начнут! Представляете?!

— Ай-ай-ай! — посочувствовал Дьявол. — Почему же бог с ними не разберётся? Он заварил кашу, пусть сам и киллер.

— А с этим ренегатом мы вообще дел иметь больше не желаем! — привстал от праведного гнева Авраам. — Знаете, что он отчебучил, когда мы ему велели гоев перебить?

— Признаться, нет, не в курсе…

— Устроил всемирный потоп!

— Ага. Теперь понял. Ну, так то было небольшое локальное наводнение!

— Это для вас наводнение, а для нас — потоп! Вот в этом потопе он всех евреев и утопил! Сволочь с нимбом! Оставил только Ноя с тремя сыновьями для рассады — и ни одной еврейки!

3. — Ну, не стоит так раздувать ноздри. Конечно, количество играет определённую роль, но самое главное — качество. Ещё один параметр — время. Чем раньше начнёте, тем раньше водрузите знамя победы. Победы над гоями.

— Неужели такое возможно? Ведь гои нас дожидаться не станут. Когда нас будет миллион, их будет миллиард. Когда мы придумаем супероружие, не факт, что они не придумают что-нибудь покруче. Вы видели гоевскую катапульту? Не хотел бы я быть для неё мишенью! Заметьте — это вооружение скотов-гоев, а не евреев — господ и джентльменов.

Вдруг, ни с того ни с сего, Дьявол расхохотался. Он хохотал долго и безудержно, с истерическими надрывами и спазматическими рецидивами.

4. Это продолжалось минут пять, после чего он устремил свой полный иронии взгляд на впервые в жизни смутившегося Авраама.

— Джентльмены, говоришь?.. Педики и садисты, за что мне и нравитесь! — Дьявол, наконец, стал вновь серьёзен. — Гои смотрят на этот мир с открытым добрым сердцем, а, значит, они глупы. Представляешь, они верят друг другу на слово!

— Быть того не может! — поразился Авраам.

— Научный факт. Их купцы бьют по рукам — вот и вся многомиллионная сделка.

— Без договоров у жрецов и даже без залога?!!

— Даже. Всё гойское человечество — это одна большая страна непуганых идиотов. Они наивны, как дети, и верят в то, что все люди могут быть счастливы.

— Дурная наследственность.

— Кстати, о наследственности. Непременное условие победы над гоями состоит в том, чтобы евреи свято блюли чистоту еврейской крови. И это — несмотря на то, что евреям придётся разбрестись по всему миру. Понимаешь, о чём я? Пусть мерятся силой на поле брани дураки. Весь мир можно завоевать без единого выстрела катапульты.

— Разрушение изнутри? Создание всемирной пятой колонны?

В глазах Дьявола промелькнула тень уважения.

— Схватываешь на лету, молодец!

— Не получится, — тут же огорошил своим скепсисом Авраам.

5. — В чём дело? Говори.

— Даже если вы толкнёте эту речь перед всеми евреями сразу, не уверен, что все они одномоментно воспылают энтузиазмом. В моём же случае, ситуация ещё более скверная. Мне нужно будет потратить уйму времени, чтобы переговорить со всеми и убедить их действовать заодно.

Но это всё ерунда, по сравнению с ассимиляцией. Допустим, — только допустим, — что евреи внедрились во все главные гойские этносы. Местные традиции, окружение, друзья-гои — всё это заставит забыть евреев свои корни и задачи. Их потомство может вовсе потерять само воспоминание о подобных задачах.

— Что же, вполне подробные анализ и прогноз. Вынужден вновь похвалить. Всё правильно. Вот почему, запуская любой процесс, он должен быть управляем. Должен быть управляем, как можно меньшим количеством людей.

Чем больше людей рулят процессом, тем больше вероятность, что они загонят его в тупик. Вывод: подробный план действий вырабатывают несколько мудрецов, вовсе не посвящая в него всё еврейство.

Евреев и гоев нужно направлять. Впоследствии евреи сами интуитивно поймут это направление и будут всецело ему следовать без каких-либо внушений со стороны.

— Что мне «впоследствии»... Сейчас! Что делать сейчас? Ума не приложу, как это можно евреев куда-нибудь организованно направить?! Разве что, только силой.

— Говоришь, как гой, честное слово. Перехвалил. Раскинь мозгами! Решай проблему!

Но интеллект покинул физиономию Авраама. Он явно выжидал, что Дьявол всё преподнесёт ему на блюдечке. Так и вышло:

6. — Хорошо. Представь себе, что ты случайно открыл секрет самого вкусного вина. Купцы скупают твой сорт бочками, а конкуренты разоряются один за другим. Но ведь, ты знаешь, что вечно так продолжаться не будет. Рано или поздно кто-то секрет твоего вина откроет. Произойдёт катастрофа.

Как только на рынке появится достойный сорт, люди бросятся его скупать, а разоришься, на этот раз, ты. Почему? В чём дело? Ведь, вино — такое же, как у тебя! Ответ прост: люди падки на всё новое…

Странное дело, оказывается можно, с фатальной покорностью, ожидать своего разорения, а можно взять процесс под полный свой контроль.

В последнем случае, выждав время, ты выбрасываешь на рынок ещё несколько «разновидностей» своего вина, представив их, как продукцию конкурентов. Твоих «конкурентов» будет так много, что настоящим соперникам и в голову не придёт лезть в столь «плотно насыщенный коммерсантами» сектор экономики.

Их удел станет обслуживать низшие слои населения дешёвыми сортами. Ты же останешься королём элитных вин и передашь свой бизнес по наследству.

— Не люблю я эти аллегории…

— Я ещё не закончил. Советую хорошенько запоминать то, что я сейчас тебе толкую. Существуют материи, которые, чтобы понять, следует рассматривать сразу с нескольких точек зрения. Одну я тебе только что осветил.

Следующая: любой народ, в своей массе, не однороден. Он всегда делится на правителей, интеллигенцию и простолюдинов. То, что годится простолюдину, слишком примитивно для интеллигента; то, что понятно интеллигенту — полнейшая абракадабра для простолюдина. Правитель никогда не поймёт ни того, ни другого.

— Простите, как вы сказали, интел…

7. — Интеллигенция! Самая разрушительная прослойка в любом народе. Она знает грамоту и в состоянии вполне доходчиво объяснить, что, например, твой пастуший посох — произведение искусства, и что ему место во дворце в торжественном зале.

— Да ладно! — недоверчиво махнул рукой Авраам. — Я эту гнилую палку подобрал у какой-то речки-вонючки, и вряд ли меня кто-то убедит, что её не стоит выбросить по приходу домой.

— Если ты её выбросишь, то обнаружишь всю свою замшелую неграмотность. Ты держишь в своей длани целое сокровище! Ни у одного коллекционера нет такого восхитительного экспоната в жанре дендроизма!

Кто это? Ривенс? Дракотт? Монтиманагуа? Что за шедевриальная рука мастера выточила этот дендроид? Представляю, как бывший владелец, обронивший его, вероятно перепрыгивая через упомянутую тобой речку, в безмолвном отчаянии заламывает сейчас руки!

Обрати внимание на обработку сучковых узлов. Правда за этим чувствуется гениальное мировоззрение? Расположением сучковых узлов, этих хаотичных, но только на первый взгляд, прожилок коры мастер как бы говорит нам: гринадус помполадумос лохо!

«Вселенная дышит» — так бы я назвал данный шедевр. Но самым важным аргументом в пользу его величия является уникальная в своём роде техника росписи мхом по дереву.

Лично я ничего подобного еще не видел! А посему, отдай-ка ты её мне, я повешу её в замке на самом видном месте. В искусстве ты, я вижу, полный профан!

Авраам с каким-то благоговейным чуть ли не ужасом рассматривал свой, ещё минуту назад, зауряднейший пастуший посох.

— Ну, надо же! Дендроид… А я-то думал… Повезло, так повезло! Нужно будет Саре показать. Только тёмная она у меня, вряд ли чего в дендроизме понимает… А ведь и правда красиво сработано. И мхом по дереву… оригинально, словом.

Но тут Дьявол разрушил только что наведенные чары, прогремев густым басом:

— Если здесь и присутствует дендроид, так это ты! Выбрось эту трухлявую гнилушку и забудь всю ту лабуду, что я только что городил!

Авраам отбросил палку, точно она в его руках превратилась в змею.

— Идею понял, — оконфузился он. — Здорово. Только ведь, это — одноразовый фокус. Если мне теперь ещё кто-нибудь станет плести что-то вроде «гринадус помполадумос лохо», я ему, извините, морду набью.

8. — И правильно сделаешь! Но ведь, он может тебе сказать что-то вроде «помполадумос лохо гринадус» или «лохо гринадус помполадумос». Если эту последовательность озвучить быстро, одна вариация за другой — подвох с переменой элементов обнаруживается сразу.

Но вот, если её растянуть на многие века, обман может быть и вовсе не раскрыт. Кроме того, ответь на простой вопрос: отчего новорождённый козлёнок, едва появившись на свет, сразу знает, что ему нужно молоко и где это молоко искать?

— Ну, так… Иначе он подохнет, на хрен! Природа…

— Природа природой. Просто до него рождалась уйма козлов, начиная с самого первого, которые сразу делали то, что бросались искать у своей мамки вымя, и это знание, как и некоторые другие знания, через кровь передались всем последующим козлам.

Вот почему, с большой долей уверенности, можно сказать, что и последующие новорождённые козлы будут делать то же самое!

— Вы хотите сказать, если гоям постоянно твердить, что «гринадус помполадумос лохо» — это истинная правда, то их последующие поколения станут верить в это «на автомате»?!

— Именно! Через несколько поколений появится такое огромное количество специалистов по дендроизму, будет создано такое количество музеев этого вида искусства, им увлечётся такое количество дендроистов, что никому и в голову не придёт обозвать всё это мракобесием и невежеством.

Напротив, любого, кто назовёт дендроид гнилой палкой, ждёт всеобщее «фу!» и, в лучшем случае, общественное порицание.

— А в худшем?

— Морду набьют. Такой вот парадокс. Ты собирался бить морды обманщикам, а вот гои будут их бить умным и, главное, честным людям. Разве это не управляемый процесс?

9. Дьявол, казалось, любовался произведённым эффектом. Затем деловито продолжил:

— Ну-с, начнём с евреев. Вам нужна своя идеология, которая объединила бы вас в вашей борьбе за светлое будущее. Интеллигенции подсуньте Каббалу, пусть изучает сакральный детерминизм; а евреям попроще — монотеистическую религию какую-нибудь, скажем Иудаизм.

На данном историческом этапе — самое то. Религия. Основные тезисы: евреи самые-пресамые пушистые, гои самые-пресамые колючие. Да и не люди они вовсе, как мы все предполагаем.

— Предполагаем?! — возмутился тут же Авраам. — Предполагаем?!!

— Да это бог там что-то вякнул пару раз про божью искру, но мы-то с вами знаем об этих животных всё и даже больше! Плодятся, как кролики на капустном поле. Придёт время, мы и этот процесс контролировать начнём. Так, на чём это я остановился? Ах, да! Тезисы…

Священной книгой Иудаизма станет Талмуд. Но я бы не советовал в нём прописывать всё, что касается гоев, особенно в части «обокрасть, изнасиловать и убить». У гоев не должно быть документальных доказательств вашего расизма. Чем больше путаницы, тем лучше.

Нужно постепенно приучать человечество (в том числе и евреев) не читать священные книги, а верить проповедникам на слово. Остальные детали доработаешь самостоятельно с сообщ… с единомышленниками. Возьми в помощь ещё двоих управляющих процессом; одна голова хорошо, три — лучше.

10. Итак, запускаем процесс. Генеральная идея: евреи разбредаются в разные стороны, чтобы объединить гоев под своим началом.

Разбредаясь, евреи будут всемерно укреплять чистоту крови, свято блюсти национальные и религиозные обряды, знать и почитать еврейскую историю и выполнять все предписания, которые ты, Авраам, сотоварищи и ваши преемники посчитают мудрыми.

В еврейской разреженной среде авторитет национальной власти должен быть непререкаемым.

В то же самое время, гои, объединяясь под крышей возведённого евреями идеологического сооружения, должны терять крепких правителей и авторитет к их национальной власти, терять их религиозные и национальные традиции, и самое главное: они все должны потерять чистоту крови!

С ней теряются национальные знания и достижения, передаваемые из поколения в поколение, после чего, в неё легко «вписать» рабскую покорность.

Книга третья. Исход-приход-прибыль

1. После того памятного разговора с Дьяволом, Авраам не долго собирался с мыслями. Подобрал двух сверх меры циничных, прожжённых, умудрённых житейским еврейским опытом старцев, на которых пробу ставить было негде, и ввёл их в курс эпохальных начинаний.

— Мы с вами — Управляющие Процессом! — не без тщеславного зуда объявил Авраам. — Мы — гипер-мега-коэны! И никто не будет знать о нашей должности, кроме двенадцати супер-коэнов. А об их профессии будут знать только тридцать три коэна.

Они же, в свою очередь, будут влиять на разного рода посвящённых, приближённых, адептов и интеллигенцию. А уж те возьмут на себя обязанности (добровольно или по глупости) непосредственных пастухов!

Каково! Масштаб! Я и эмблему для пущей наглядности придумал: пирамиду с отсеченной вершиной и всевидящим оком. Всевидящее око — это мы, Управляющие! Ну, а все остальные под нашим пристальным наблюдением копошатся где-то там внизу…

И гипер-мега-коэнат заработал.

2. Поначалу евреи прохладно отнеслись к идее жить рядом с гоями, дышать с ними одним воздухом, да ещё делать вид, будто не прочь с ними подружиться. Но когда прониклись целью — отнять гойское добро и придать гоям статус обслуживающего персонала — воодушевились неимоверно.

К тому времени Управляющие уже скинули по властной вертикали идеи Каббалы и Иудаизма, дабы вывести преступное стремление к наживе за чужой счёт из уголовного кодекса и окружить его ореолом священной борьбы с гойским примитивным миром.

3. И всё же, процесс тормозился и не запускался до тех пор, пока к гоям не отправилась первая еврейская семья — семья Коганов. Утром ушла, а вечером вернулась с большим стадом овец.

— И таки откуда стадо? — недружелюбно встретили евреи первоисходцев.

— Одолжили у гоев; обещали, что после выпаски удвоим количество голов.

— Поверили?!

— Так что ж перед вами — сон голодного шакала?!

На следующее утро в лихорадочной спешке собравшиеся в дорогу евреи запрыгивали в свои повозки и разъезжались по разным направлениям. Безграничная страна непуганых идиотов ждала их!

4. — Исход начался! — доложили Управляющим супер-коэны. — Но в результате, мы скоро потеряем Иудею.

— Это было ясно с самого начала, — Авраам чувствовал себя несколько утомлённым. Он только что вернулся из гастролей по Египту и Герарам, где кинул на серьёзные «бабки» фараона и царя. — Иудею мы потерям, но обязательно вернём. Потом. Безо всяких там войн. Нам её преподнесут на тарелочке с голубой каёмочкой, где в центре будет нарисована звезда Давида…

Кстати, о символике. Вы даже представить себе не можете, насколько важную роль играет в жизни людей символика! К примеру, слово «дерьмо» является лишь символом вонючих испражнений. Напишите это слово на огромных транспарантах и развесьте их по городу везде, где только можно.

Уверяю вас, через час все жители данного города ощутят неприятный запах, а к вечеру покинут его, скандируя: «Мы не будем жить в говне!» А посему, мы, Управляющие, утвердили символику объединения гоев. Цвет — красный и его оттенки: от пурпурного до оранжевого; эмблема — халдейская звезда и всевозможные её стилизации.

— Так ведь, это… это же — символика Дьявола!

— А разве гои достойны божественной символики?! Пусть убираются к Дьяволу! Мы их жертвуем Ему!!!

5. Евреи разбрелись по всему Средиземноморью, бизнес стали налаживать: кто ворожить принялся, кто брагу гнать, а кто и чужие долги скупать да под процент их размещать. Гои и понятия не имели, что на пороках так легко разбогатеть.

Сами-то они прежде старались друг дружку от пороков отваживать, а тут на их глазах стала разворачиваться совсем другая тактика: зачем же оступившегося на свет тянуть, коли можно тихонько подтолкнуть, чтобы человек ещё сильнее в пороке увяз, да за него всё добро своё отдал!

Если гой не пьющий да не развратный, с него выгоду не поимеешь — значит, споить его следует, развратить да на денежный наркотик посадить, чтобы и оглянуться не успел, как все его пожитки к ростовщику перекочевали!

Не пашут евреи, не сеют, а живут богаче всех! Гоев они сторонились, загоняли сами себя в гетто и совсем неплохо там себя чувствовали. Иногда концентрация евреев в ином древнем городе достигала критической массы, тогда они начинали конкурировать друг с другом и друг друга выживать.

В таких случаях побеждали сильнейшие, а слабые собирали манатки и катили в следующий город, в котором они обязательно рассказывали о еврейском погроме и жутком антисемитизме, погнавшем их в дорогу. Их тут же жалели и принимали, а потом непременно жалели себя.

А бывало и так, что, высосав из поселения все соки, евреи сами перебирались на новые места, словно стая саранчи, оставляя после себя разорившихся крестьян, коррумпированных властителей и легенды об их, еврейском, вынужденном выселении.

6. Продолжался исход не год и не два, так что Авраам не дождался его полного завершения — умер, пресыщенный жизнью. Хоронили его пышно, как и положено хоронить Управляющего Процессом.

По такому поводу встретились даже бог и Дьявол.

— Помянём, — Дьявол привычно дунул в походные стаканы, наполнил их до краёв благородным красным вином, один из них протянул богу. — Этот человек не зря прожил жизнь.

— Не пью, — бог вежливо, но твёрдо отстранил предложение. — Да и поминать его не хочу. Одним прохвостом меньше.

— Что, совсем?.. Ни капли?! Совсем не пьёшь?!! Как же ты расслабляешься?

— Через красоту земную. Спускаюсь ясным утром в морскую лагуну, смотрю, как слабые волны пускают мириады солнечных зайчиков, и пьянею без вина. Так мне хорошо в эти мгновения становится!..

— Везёт тебе. А я, как ни спущусь, — знай кто-то кого-то жрёт! Кровища кругом, стоны, вопли! Или, если уж продолжить морскую тему — ураганный шторм! Все твои зайчики куда-то разбегаются, и начинается такая свистопляска, что редкий корабль потом добирается до берега. Не видел несколько сотен утопленников за раз? Зрелище не из приятных. Но, что делать, ты ведь, тоже жрать хочешь!

— Поосторожнее с выражениями, приятель! Не жрать, а аккумулировать энергию. Заметь — положительную энергию, добрую и светлую. Жрать — это чисто твоя тема.

Дьявол хмыкнул и отпил большой глоток вина. Затем снова хмыкнул.

— Не всё ли равно виноградине, — он осмотрел вино на просвет, повертев стакан против солнца, — что из неё сделают: изюм или вино? Она, как и всё живое на этой планете, мечтает дожить до зрелости и умереть, оставив потомство.

— Ты, как всегда, передёргиваешь. Люди об этом вовсе не мечтают, по крайней мере, не все. А если бы они знали, что со мной их ждёт новая реальность, а с тобой — твоя кулинарная энциклопедия, они все бы от тебя отвернулись, без оглядки на потомство.

— Знаешь, что произошло бы в этом случае?

— Ещё бы! Ты бы загнулся от голода, а вслед за тобой, загнулся бы и я. Парадоксально — но тоже от голода. Ведь с твоей кончиной исчезнет само понятие «праведная душа», энергетика которой поддерживает меня в тонусе.

— Вывод: мы с тобой, всего лишь, продолжение энергетической цепочки. Ты — плюс, а я — минус. Напряжение между нами и есть жизнь.

— Вопрос: кто замыкает пищевую цепь? Кто является тем всевидящим оком над пирамидой бытия, которую нарисовал Авраам, будучи уверенным, что всевидящее око — это он сам?!

Дьявол допил вино и в очередной раз хмыкнул:

— Хороший вопрос для Всевышнего. Ты сам-то, как думаешь?

— Без стакана не разберёшься!

На этот раз Дьявол наполнил два стакана. Выпили.

— Неплохое вино, — признал бог. — Повторим?

— Повторим, — пожал плечами Дьявол, но как-то неуверенно.

Выпили.

— Сигаретки не найдётся? — несколько косноязычно попросил бог.

Дьявол вконец растерялся.

— Ты же… бросил! Я бы тебе не советовал начинать…

Бог задвинул нимб себе на затылок и нетвёрдой рукой запрокинул кувшин с вином над широко открытым ртом.

— Круто! — похвалил собутыльник и проделал тот же фокус с другим кувшином.

Теперь они стояли друг напротив друга, как два молодых тополя в узкой алее в ненастную погоду: сильно качаясь и что-то невнятно шелестя.

— Табак, анаша, марихуана? — предлагал бог, материализуя густо дымящие косяки.

— Не… не хочу… Я тебя уважаю, — пускал в ответ слюну Дьявол. — Хочешь, я брошу курить?.. Ты только скажи.

— М… может, тёлок снимем? Ха! Я же девственник, мать твою!

— Ну их, этих… ш-женщин… Давай, начнём новую жизнь? Завтра же зарядку делать, обливаться холодной в… водой. Ты когда-нибудь обливался холодной в… водой?

— Дурак, что ли! Холодно же!

— Ой, мороз, мо-ро-оз! Не мо-розь ме-ня!

Вместе:

— Не мо-ро-озь ме-ня-я-а! Мое-го коня-а-а!

— Давай, выпьем!

— Давай.

Выпили.

— Что я, сволочь, натворил! — плюхнулся в траву Дьявол, плаксиво шмыгнув носом и запустив когтистой лапой себе промеж рогов. — Ник… кому не ск-кажешь?

— Могила! — плюхнулся рядом бог, пытаясь погладить загрустившего товарища, но в результате с тупой запрограммированностью механического манипулятора водя рукой в полуметре от его головы.

— Я… жидов надоу-мил Процесс запу… запустить!.. Т-с-с-с! Загадка тайны!

— Како-какой-такой процесс?

— Такой… Процесс. Охоты с… флажками. Я им — власть над… миром; они мне — многие наро…роды скормят… Выгодная, понимашь, сделка! Они сами всё… будут… делать… выращивать мудаков… всяких… в жертву мне их приносить… ну, войны всякие там устраивать… Боюсь я, словом.

Бог даже протрезвел немного:

— Ловко это ты… за моей спиной… А боишься, чего? Что я вмешаюсь? А ведь, я вмешаюсь!

— Перекос получается,.. нарушается это… равновесие. Поздно тебе вмешиваться, всё так устроено… Процесс запущен… Люди будут молиться кому угодно, только не тебе! И каюк твоей положительной энергетике!

— Это… как же это?! Как такое может быть?! Они что — тебе молиться будут?!

— И мне тоже… А в основном — людям разным и их сумасшедшим идеям.

— Как это… людям?!

— Так. Жиды придумают, как это устроить. Помяни моё слово: скоро изучать будут историю евреев, а не твою.

Бог попытался сосредоточить взгляд на Дьяволе, но тот так и оставался раздвоенным.

— Знаешь, они ведь думают, что это они нас создали!

— Это их самая большая проблема.

— Знаешь, я начинаю всерьёз жалеть, что оставил этого Ноя с его сынками…

— Я же говорю: у них имеется проблема. Я всё чаще прихожу к мысли, что вырыв для народов огромную жертвенную яму, жиды сами в неё угодят. Вот это будет ужин! Я тебя обязательно приглашу, как сегодня. Выпьем… 


Просмотров: 3622
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Бизнес кланов Ротшильдов и Рокфеллеров ФРС США на 88,8% принадлежит России, в лице Николая II Осторожно Хабад! Майдан - нападение Израиля, США, Англии на Украину Масоны у власти в Украине Начальники лагерей ГУЛАГа...говорящие на идиш