Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Писатель разоблачил новое шулерство мировых банкиров Великая ложа России: чем масоны не угодили депутату Милонову Культура как бизнес: не всем, но для каждого Королева Елизавета предупреждает: Третья мировая война должна начаться в 2017-м году
Новости
Новости Партнеров
Реклама

Изборский клуб - Мировоззренческие источники и составные части глобальной революции

Предлагаем выдержки из июльского доклада Изборского клуба:«Новый 1968 год»: мировоззренческое содержание и механизмы революций 2.0. Доклад интересен тем, что он показывает, откуда произошли современные планетарные общественные движения, какого их влияние на общество, а главное, какие цели они ставят перед собой. 

2. Мировоззренческие источники и составные части

2.1. Анархизм

***

2.2. Пацифизм

Символ «пасифик», обычно ассоциируемый с наркокультурой, был логотипом кампании за ядерное разоружение (Campaign for Nuclear Disarmament), лондонской организации – предшественника американских «новых левых».

История «новых левых» умещается в период 1956-1968 гг. (подавление мятежей в Венгрии и ЧССР советскими войсками; военные кампании США в Корее и Вьетнаме). Центральная площадка в США – Калифорнийский университет (Беркли), где преподаёт выходец из Франкфуртской школы Герберт Маркузе (в 1943-1945 гг. — сотрудник Управления стратегических служб, в 1945-1951 гг. — руководитель европейского офиса госдепа США).

1956 год – также дата старта Пагуошского движения, которое, по оценке главного редактора Peace Magazine Метты Спенсер, сыграло ключевую роль в распаде СССР. Его возникновение – итог создания Конгресса за культурную свободу в противовес советскому Комитету защиты мира (1950), а также создания кампании за ядерное разоружение (1954). Все эти инициативы связаны с именем графа Бертрана Рассела, поныне пользующегося в отечественной литературе репутацией гуманиста, хотя он в конце 1940-х (до ядерного паритета) предлагал нанести по СССР ядерный удар[3].

Суть найденного Расселом подхода к советскому руководству и лично к Н.С. Хрущёву (то есть суть идеологической конвергенции, положенной в основу «просачивания в доверие») – подмена понятий: атеистический антиавторитаризм, выданный за гуманистический императив мирного сосуществования общественных систем. Суть приручения Франкфуртской школы госдепом США – другая подмена понятий: замена противопоставления монархии и республики в канун Первой мировой войны противопоставлением авторитаризма и демократии в середине ХХ века.

Роль личностно-личностного механизма манипуляции и роль подмены понятий как ключевого средства смыслового и информационно-психологического противоборства остаются неусвоенными историческими уроками этого периода.

2.3. Права этнических меньшинств

Первоисточник формулы «мир, где уважаются человеческие права меньшинств, а все прочие могут жить достойной жизнью» – устав Международного гуманистического и этического союза (IHEU), который в 1952 году учредил сэр Джулиан Хаксли, ранее (1937-1944 гг.) вице-президент Британского евгенического общества.

Центральной идеей Дж. Хаксли, как и всего дарвиновского направления естествоиспытателей, было сохранение исчезающих видов; как атеист, он экстраполировал подход к биологическому миру на человеческое общество. Однако права «всех прочих жить достойной жизнью» Хаксли не признавал, оправдывая избавление от «балласта» по социальному признаку: «Нижние слои населения размножаются слишком быстро. Следовательно, им не должен быть предоставлен слишком лёгкий доступ к лечению, отдыху, деторождению, а длительный срок безработицы должен быть основанием для стерилизации… Биология должна стать главным инструментом для научной социальной организации общества». Хотя этот британский аристократ рассматривал в качестве балласта не меньшинство, а большинство человечества, его воззрения и труды не табуированы, как тексты Гитлера.

Защита прав притесняемых этнических и конфессиональных меньшинств служила универсальным поводом для геополитических операций Британской империи на протяжении XIX века, в том числе в Индии, на Кавказе и Балканах, с поддержкой религиозных сект, сочетающих ревизию монотеистических религий с терроризмом.

Создание в США Комитета порабощённых народов (1959) совпадает по времени с выделением администрацией Д. Эйзенхауэра дополнительных средств на изучение проблемы народонаселения. Поддержка движений за права примитивных коренных народов (индигенизма) и пропаганда консервации (сохранения в дикости) архаических культур систематически осуществляется Всемирным фондом дикой природы (WWF), наследующим эту «озабоченность» от своего предшественника – Международного союза за консервацию природы (IUCN), который возглавлял тот же Джулиан Хаксли.

Уместно рассматривать в этом же контексте сецессионистское[4] проектирование Организации непредставленных народов (UNPO), созданной в 1991 г. по инициативе Михаэля ван Вальта ван ден Прага – личного секретаря Далай Ламы XIV. Участие в руководстве UNPO одновременно «правых» аристократов, потомков Габсбургов, и левых активистов-антипрогибиционистов закономерно как идеологически, так и экономически (непризнанные государства – традиционные узлы контрабанды, в том числе наркотиков).

Габсбурговская идея «Европы регионов» («Соединённых Штатов Европы») в постиндустриальный период утрачивает функцию раздела континента для удобства корпораций, зато созвучна целеполаганию разрушения ЕС как полюса многополярного мира. Организационное оружие, созданное для дезинтеграции СССР, Турции и в перспективе Китая, востребовано в период кризиса евро и центробежных тенденций в ЕС.

Предназначение такого сецессионизма видно по результату: вступившие в UNPO народы, добившись свободы от «диктаторов», как правило, не смогли создать состоятельных государств, а по уровню жизни представленный в ней Сомалиленд - пример предельной нищеты даже по меркам Африки. Соблазны самоопределения оборачиваются этноцидом, замалчиваемым мировым медиаофициозом (летом 2011 года число жертв межплеменного конфликта в Сомали на два порядка превышало жертвы с обеих сторон в Сирии, но это были «невидимые миру слезы»).

2.4. Гендерные права

Гендерное движение, с конца XIX века входящее составной частью в идеологию «европейских левых», получает стимул к развитию после Второй мировой войны. Непосредственное участие Б. Рассела и Дж. Хаксли в законодательном отстаивании прав сексуальных меньшинств рассматривается нами как наследие той же дарвиновской линии, ранее представленной Джереми Бентэмом и Фрэнсисом Плейсом. Фактически защита прав гомосексуалов, как и приоритет меньшинств над большинством, внесены в глобальный дискурс чиновниками имперского колониального аппарата (Дж. Бентэм, как и Т. Мальтус, работал в Британской Ост-Индской компании).

В США движение за права женщин первоначально было частью рабочего движения и не противоречило семейным ценностям. Постепенно гражданские права женщины перерождаются в право на самостоятельность от мужчины, притом преимущественно в так называемое «право на выбор», подразумевающее право на аборт. Установка pro-choice со времен «революции 1968 года» становится фирменным знаком принадлежности к Демпартии США, а в Европе – составной частью концепции толерантности. Её навязывание другим цивилизациям становится предметом научных разработок, спонсируемых Rockefeller Foundation – в частности, в Columbia University.

С учреждением National Democratic Institute, International Republican Institute и их суперструктуры – National Endowment for Democracy (NED) в их составе выделяются феминистские структуры для «наставления» новых партий Восточной Европы. В Западной Европе эпатирует публику порнозвезда Илона Сталлер, избранная в парламент от Радикальной партии. Ещё одна активистка из той же фракции, Эмма Боннино, становится главой комиссии ООН по правам человека (ныне – глава МИД Италии).

Спрос на феминизм как организационное оружие существенно возрастает в рамках реализации проекта «Большой Ближний Восток». К теме привлекается RAND Corporation, первоначально как соучредитель African First Ladies Initiative. В апреле 2005 г. соруководитель совместного профильного проекта RAND и Wilson Center Халех Эсфандиари опубликовала в Foreign Policy Magazine статью под заголовком «Иранские женщины, пожалуйста, восстаньте». В декабре 2006 года она была арестована в Иране. Планетарная правозащитная истерика вокруг «беспечной» Эсфандиари (2007) подготовила аудиторию к принесению в жертву в Иране 24-летней Неды Агасолтан (август 2009 г.). Гибель Неды от руки снайпера с крыши, заснятая с близкого расстояния, становится прецедентом для массовых шоковых зрительных воздействий в ходе Арабской весны. В 2010 году госдеп инициирует три профильные программы для женщин стран-мишеней – по созданию социальных сетей, распространению мобильных устройств и «содействию в планировании семьи».

Ведущим частным спонсором «гендерного дела» являются фонды семьи Рокфеллеров, их клиенты – Women's Project and Production, Gay Men's Health Crisis; National Black Child Development Institute; Planned Parenthood), а кроме того, Всемирный социальный форум, центральная дискуссионная площадка антиглобалистов (де факто преимущественно анархистов).

В рамках европейской концепции толерантности, как и в Демпартии США, приверженность pro-choice неразрывно сочетается с отстаиванием прав гомосексуалов на регистрацию брака и усыновление; прав женщин на экстракорпоральное зачатие; легальность пересадки эмбриональных тканей. Общие знаменатели: а) «ревизия» семьи, б) сокращение рождаемости, в) продление жизни состоятельного класса.

Российская группа Pussy Riot в интервью после своей резонансной акции поясняла, что её вдохновили не только неприязнь к «сговору власти и Церкви», но также: «де Бовуар, с её вторым полом; Панкхерст, с её смелыми суфражистскими акциями; Файерстоун, с безумно прогрессивными репродуктивными технологиями; Спивак и Хукс, с их постколониальным феминизмом; Миллет; Брайдотти, с её проектом номадизма; Батлер, с её идеей подрывной пародии», а также «подвиги» египтянки Асмы Махфуз.

Таким образом, современный феминизм и пропаганда ЛГБТ «по определению» подразумевают друг друга в постмодернистском мейнстриме. А «преодоление дискриминации», впрочем, на практике подразумевает не только оправдание, но и идолизацию форм совместной жизни, не обеспечивающей продолжение рода.

2.5. Экологизм

Отсутствие в русском языке общепринятого аналога термину environmentalism[5], обозначающего не науку, а мировоззрение, затрудняет понимание глобальных политических процессов на уровне не только массового сознания, но и профессиональных сообществ, включая дипломатический корпус.

Даниэль Кон-Бендит, культовая фигура революции 1968 года, ныне сопредседатель фракции «зелёных» Европарламента, на встрече в московском клубе ОГИ (2005) подтвердил, что «зелёное движение» руководствуется не отдельными приоритетами или запросами населения, а идеологией.

Приравнивание прав человека к правам животных, а затем и обоснование приоритетности прав животных над правами человека – плод совместных инициатив принца Голландского Бернарда (он же – основатель Бильдербергского клуба) и принца Филиппа Эдинбургского, родоначальников Всемирного фонда дикой природы (WWF).

Программными разработками этого направления считаются книга Рэчел Карсон «Тихая весна» (1962), книга П. Эрлиха «Бомба народонаселения» (1968) и доклад Римского клуба «Пределы роста» (1972). Д. Кон-Бендит также ставил в этот ряд книгу «Прощание с пролетариатом» Андре Горца, сделавшего вывод об исчезновении пролетариата на Западе и о превращении «противоречия между человеком и дикой природой» в главное противоречие общества.

Интеграция экологической риторики в анархическое движение 1960-х гг. обычно ассоциируется с применением атомной бомбы в Японии, испытаниями на атолле Бикини и применением напалма во Вьетнаме. Фактически экспансии «зелёных ценностей» предшествует интеграция ориентальных (джайнизм, махаянический буддизм) и оккультных мировоззренческих элементов в философское мышление Запада. Проводниками этого процесса выступают философские наставники семьи Маунтбаттен, в частности, К.Г. Юнг и Л. ван дер Пост, а затем – осмысление опыта вьетнамского противостояния (католики-южане против буддистов-северян) стратегами разведслужб США, близкими к семье Рокфеллеров (У. Ростоу, Макджордж Банди), и заключение ими особых отношений с Далай-ламой XIV.

Учреждение Проблемного комитета по народонаселению, публикация соответствующего доклада Национальной академии наук США, создание Комитета по кризису народонаселения (Population Crisis Committee) – все эти инициативы связаны с именами членов семьи Рокфеллеров и спонсируемого ими Population Council, основанного в 1940 году президентом Американского общества евгеники Фредериком Осборном.

Римский клуб, вовлекающий учёных и дипломатов Запада и социалистической системы (в контексте «теории конвергенции»), проводит учредительную конференцию в революционном 1968 году в Белладжио – европейском имении Рокфеллеров. Этим же годом датируется изречение Осборна: «Вероятнее всего, евгенические цели будут достигнуты не под именем евгеники, а под каким-то другим именем».

Доклад Римского клуба «Пределы роста», разработанный в контексте той же «теории конвергенции» (как и Пагуошское движение), сводит воедино проблемы природы и народонаселения, формулируя постулат об истощении ресурсов Земли на основании произвольно подобранных изысканий и построенных на них недоказанных гипотез.

Значение доклада «Пределы роста» мы рассматриваем в нескольких аспектах:

а) цивилизационно-проектном. Отказ от парадигмы ускоренного индустриального развития ввиду истощения ресурсов Земли нелогичен: реальная опасность такого истощения должна была стимулировать человечество к развитию ядерной энергетики и космической техники для освоения новых миров. Но вместо этого истощение ресурсов стало предлогом для радикального пересмотра понимания прогресса. Постиндустриальный консенсус, отменяющий покорение природы и сокращающий космические программы (закон Мэнсфилда 1973 года в США), обрезает горизонт высокого поиска, свойственного исключительно человеку, сводит цель его бытия к релаксации. С этим совпадает пересмотр основ педагогики, где одновременно с «гуманизацией» учебного процесса (на практике – отказом от воспитания дисциплины мышления), была выхолощена программа получения базовых знаний в точных науках.

б) геополитическом. «Обрезание горизонта», отражающее идеологическую деградацию советской бюрократии, предопределило кризис идентичности, отчуждение общества от государства и последующий экономический и территориальный распад СССР. Западная цивилизация в тот же период обрекла себя на отставание в темпах реального экономического развития от стран, в которые переводились мощности индустрии, и делегировала свой субъект власти наднациональным структурам;

в) собственно идеологическом. Первоначальная концепция экологизма, построенная на заимствованных восточных и оккультных верованиях (бесконечная борьба добра и зла), дополняется собственным эквивалентом Страшного Суда (Матери-Природы над человеком), который получает завершенную форму с внедрением догмата о глобальном потеплении на уровне международных институтов. Не только производство, но и человеческая жизнь признается грехом, поскольку человек выдыхает углекислоту. Неживой природе и фауне это прощается (подмена понятий). На этом основании вводится термин «воспроизводимые источники энергии», который является идеологическим, а не научным, поскольку исключает АЭС и крупные ГЭС (подмена понятий). На практике именно распространение ВИЭ истощает запасы редких минералов (подмена понятий), а электронизация документооборота ради сбережения лесов приумножает объемы электронного мусора (подмена понятий).

На фоне финансового кризиса проекты альтернативной энергетики становятся разорительными, и в итоге уже к концу 2011 года статистика показывает не триумф ВИЭ, а рост доли угля в энергопродукции до 30,3% при снижении доли АЭС до мизерных 4,88% на фоне фукусимской паники. Одной из причин этой архаизации энергетики является недоинвестирование в разведку и добычу нефти и газа в результате давления экологистов на добывающие корпорации, другой – Третий энергопакет ЕС, на практике повышающий внутренние цены на импортируемый газ в итоге идеологизированной «демонополизации».

Классический стереотип экологистской активности – саботаж общественно востребованных инфраструктурных проектов. Самым ярким примером в России мы считаем политически спровоцированную истерию вокруг Химкинского леса, с прямым вовлечением журналистов в протестную деятельность. Маркером крупномасштабной внешней манипуляции было активное вовлечение «профильных» международных организаций – Greenpeace, Transparency International и даже Bankwatch в связи с превращением похода в защиту леса в поход на «жирных котов», заинтересованных в прокладке магистрали. Другой самый свежий пример – локальные экологистские протесты в Турции, перешедшие в общенациональную кампанию неповиновения «диктаторскому» режиму, политические акции и массовые беспорядки.

Экологи-радикалы, освоившие стереотип саботажных акций, вплоть до покушений на чиновников и предпринимателей (в США существует термин «экотерроризм»), в своей массе не догадываются, что их деятельность является не оппозиционной, а напротив, мейнстримной, и вполне созвучна утвержденной Саммитом народонаселения ООН (Рио-1992) глобальной повестке дня нового века (Agenda XXI).

Администрация Барака Обамы является самой «промальтузианенной» из всех американских руководств. Офис научно-технической политики Белого дома возглавляет Джон Холдрен, в 1969 году в совместной статье с Полом Эрлихом заявивший о необходимости «немедленных мер контроля народонаселения». В книге 1977 года издания «Эконаука: население, ресурсы, окружающая среда», также совместной с Эрлихом, концептуализировалась принудительная стерилизация. В 1980 году Холдрен и Эрлих заключили пари с экоскептиком Дж.Саймоном о том, что спустя 10 лет цены на 5 ключевых металлов удвоятся из-за истощения их запасов. Проигрыш пари не повредил карьере Холдрена, чему способствовало его участие в Пагуошских конференциях. Он написал множество текстов об угрозе глобального потепления и необходимости полного закрытия атомной энергетики, основал журнал «Инновации» – рупор «климатической угрозы» и инициировал выпуск сборника Всемирного банка «Мир нулевого физического роста». Федеральную комиссию по коммуникациям (FCC) возглавляет Джулиус Генаховский, инвестор социальной сети Environmental Entrepreneurs и соучредитель калифорнийского New Resource Bank – первого в США банка, прицельно кредитующего проекты альтернативной энергетики.

Облачение экологистов в тогу оппозиционеров и бескорыстных борцов является преднамеренным введением общественного мнения в заблуждение: это сообщество доминирует в глобальных структурах и пользуется беспримерными привилегиями.

2.6. Свобода информации

Концепт информационного общества зарождается в том же контексте смены парадигмы развития – причем лоббисты этой смены и разработчики нового класса технологий совпадают институционально и персонально. Цифровые коммуникационные технологии выросли из военных научно-исследовательских центров США (Rome Laboratory, Augmentation Research Center Стэнфордского университета, Lawrence Livermore Laboratories, Berkley Labs, RAND Corp). Интернет является результатом адаптации военно-промышленного продукта – ARPANET. Ключевым лоббистом глобализации этого продукта в сенате США был Альберт Гор – автор книги «Земля в равновесии», развивающей идеи доклада «Пределы роста».

Контуры «информационной эры» обозначались уже в книге З. Бжезинского «Америка в технотронном веке» (1968): «Способность установить общественный и политический контроль над индивидом резко возрастёт. Будет возможно подвергнуть каждого человека динамическому контролю, включая личные данные, касающиеся его здоровья и поведения». А.Д. Сахаров в книге «Мир через полвека» (1974) ожидал от информационной эры, напротив, максимальной свободы, предвкушая «создание всемирной информационной системы (ВИС), которая сделает доступным для каждого в любую минуту содержание любой книги, статьи, получение любой справки. В отличие от телевизора ВИС будет предоставлять каждому максимальную свободу в выборе информации и требовать индивидуальной активности».

Таким образом, субъектный замысел стратегов информатизации и потребительский запрос части советской интеллигенции входят в резонанс. Успех Пагуошского процесса оценивается его вдохновителями прежде всего по итогу «открытия» советского общества: ключевое слово поздней перестройки, «гласность», усилиями А.Н. Яковлева преобразуется в идола «информатизации». Соблазн «открытия общества» распространяется на широкий круг технической интеллигенции, что облегчает раскрытие оборонной информации; «в обмен» ввоз оргтехники становится привилегией внешнеторговых трестов и комсомольского аппарата.

Постперестройка 1990-х гг. подводит итог соблазну «открытия общества» СССР: импортеры оргтехники конвертируют прибыль в капитал и влияние, а технический интеллект распавшейся страны становится объектом инвентаризации и найма по демпинговым расценкам через гранты Soros Foundation, т.е. «отмена ограничений» оборачивается, в марксистских терминах, максимальной эксплуатацией интеллектуального труда.

В 1993 году, с учреждением Transparency International, информационная эра оборачивается и против новых постсоветских владельцев: как и олигархи третьего мира, они становятся предметом разоблачений в отмывании денег и связях с оргпреступностью. Их застают врасплох, ибо они не могут документировать происхождение своих состояний.

Измерение субъективно оцениваемого уровня коррупции становится основанием для произвольного обозначения группы «государств, недостаточно борющихся с отмыванием денег» после профильной международной конференции в США (1998), на которой председательствует Альберт Гор. Вовлечение глобальных полицейских институтов в Financial Action Task Force (FATF), а также партнерство Transparency International со структурами «ненасильственного сопротивления» приближает исполнение прогноза З.Бжезинского.

Серия «ненасильственных революций» в Европе, ныне именуемых «революциями 1.0», осуществляется именно после накопления сведений, удобных для дискредитации глав государств-мишеней – начиная с Белграда. В свою очередь, серия революций социальных сетей (революций 2.0) запускается на том этапе, когда массовая антигосударственная активность может быть подкреплена эффективным вторжением в компьютерные системы стран-мишеней. Как теперь известно, программы киберопераций АНБ США вводились в действие с 2007 года, когда Джордж Буш подписал Акт о защите Америки, исключающий из определения «электронное наблюдение» любое прослушивание или просмотр личной информации иностранцев. Тогда же утверждена Национальная стратегия публичной дипломатии (исполнителями которой названы госдеп, USAID, военное и разведывательное сообщества). И в тот же период любые меры государств по ограничению доступа своих граждан к интернет-контенту подвергались решительному осуждению как проявления «тирании».

После публичных признаний руководителей госдепа и Пентагона в ведении информационной войны (февраль—май 2011) суждения о «спонтанности» «революций 2.0» уже уместно было рассматривать не как экспертную ошибку, а как введение в заблуждение (deception). Тем не менее медиамейнстрим и экспертное сообщество продолжали отрицать причастность «внешних сил», высмеивать «конспирологов» и одновременно пропагандировать IT-монополистов.

«Сама технология создала спецслужбам слишком большие соблазны для такого вторжения. И что самое странное, мы сами так легко поддались на предложение стать доносчиками на самих себя», – писал о социальных сетях колумнист Guardian Джонатан Фридланд после утечки программ АНБ в прессу. Фактически «легко поддались» не только граждане, но и национальные правительства, взявшие на себя обязательства (Окинавская хартия G8 и др.) обеспечить свободный доступ к Интернету.

2.7. Антиклерикализм

(Этот раздел даётся в сокращении)

В других пунктах того же документа утверждается «гуманистическая» система ценностей, принципиально расходящаяся с основополагающими заповедями авраамических религий:

«3. Моральные ценности происходят от человеческого опыта. Этика автономна и ситуативна и не нуждается в религиозной или идеологической санкции. Этика выводится из человеческих потребностей и интересов.

6. Нетолерантные подходы, культивируемые ортодоксальными религиями и пуританскими культурами, неправомерно подавляют сексуальное поведение. Множество разновидностей сексуального познания не должно само по себе считаться злом.

7. Человек должен располагать всеми правами – свободой речи и прессы, политической демократией, легальным правом на оппозицию правительству, честный суд, религиозную свободу, свободу ассоциаций, художественную, научную и культурную свободу. Это также означает право человека на достойную смерть, эвтаназию и суицид».

Период после краха «железного занавеса» («бархатные революции» в Восточной Европе, распад СССР и СФРЮ) характеризуется:

- завершением «миссии» католицизма и ислама в противостоянии коммунизму;

- экспансией квазицерквей и новых сект в страны бывшего СССР;

- целенаправленным вовлечением всех авраамических религий в Agenda XXI (Межрелигиозный экологический саммит 1995 года в Лондоне);

- триумфом примитивных религий в африканских странах после формальной деколонизации и «народного» свержения режима апартеида в ЮАР;

- созданием протоструктур «единой религии» (Совет за парламент мировых религий, 1988; State of the World Forum, 1992);

- стартом кампании по изобличению педофилии в Римской Католической церкви (при Иоанне Павле II), одновременно с инициативами «модернизации» от лица фонда «За глобальную этику» Ханса Кюнга;

- систематической подготовкой ценностной трансформации («дерадикализации») ислама в государственных, университетских и частных научных центрах США, в особенности в Stanford University, George Mason University, Duke University, Tufts University, Harvard University, RAND Corp., Santa Fe Academy; привлечением реформаторов ислама к созданию новых «структур диалога», в частности Международного совета имамов и раввинов.

Период «революций 1.0 и 2.0» характеризуется:

- ключевой ролью Rockefeller Foundation в поддержке инициатив культурной трансформации (от религии до искусств);

- прямым сотрудничеством американских центров с британскими университетами и НКО (Колледж Св. Антония, Институт Ага Хана, Goldsmith College; Оксфордская исследовательская группа, Quilliam Foundation и др.) и дочерними структурами американских центров в Европе (NEXA Center, CANVAS) в разработке культурных и информационно-психологических интервенций;

- партнёрством военных аналитиков, криминологов, культурологов и богословов-реформаторов в ревизии ислама (в особенности на базе катарского филиала RAND Corp.);

- интенсификацией деятельности пантеистических структур (особенно Будапештского клуба), где на первые роли выходят представители примитивных религий;

- массивной пропагандой угрозы «климатической миграции» в религиозной среде;

- симбиозом социальных протестных движений с примитивными религиями (особенно в США);

- прицельной дискредитацией католических иерархов, жёстко противостоящих «глобальной повестке дня»;

- рецептами «модернизации» Русской Православной Церкви (выборность иерархов снизу доверху и т.п.), эпатажем молящихся, имущественными инсинуациями, принижением личности главы Церкви и остракизмом защитников прав верующих;

- остракизмом т.н. правоверных иудеев (харедим) в Израиле на фоне экспансии реформизма и внедрения гендерной «толерантности» в ортодоксальный иудаизм.

Общие черты кампании по «дерадикализации» авраамических церквей:

- противопоставление поколений верующих;

- вовлечение светских сообществ в антикоррупционные кампании, направленные против государственных элит, бизнес-элит и духовенства одновременно;

- практика смыслоразрушающего эпатажа (акция гомосексуалов у Могилы Неизвестного солдата под постерами «Москва без гомофобов», возложение презервативов к Вечному огню, раздевание в Соборе Парижской Богоматери и др.);

- карнавализация европейской политики, выдвижение эпатажных фигур с антипрогибиционистскими и одновременно антиклерикальными программами (Я. Паликот в Польше, В. Франц в Чехии, Б. Грильо в Италии и др.).

Смыслоразрушающая деятельность как в рамках суррогатных революций, так и в форме отдельных акций ритуального характера поощряется пулом мейнстримных СМИ, где выступают представители рокфеллеровских Ploughshares Fund и Asia Society, Будапештского клуба, State of the World Forum, Парламента мировых религий и прочих структур, где интеллектуалы соседствуют с шаманами и оккультистами.


Просмотров: 2605
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Глава еврейской общины Украины гестаповец Коломойский - спонсор нацистких партий Свобода и Удар Шокирующие цитаты мировой элиты, говорящей об уничтожении человечества Почему еврей Яценюк скрывает, что он потомок известнейшего толкователя Талмуда? Почему они прячутся за русскими фамилиями Масонская галерея России Обращение Русских учёных к евреям России