Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Англичанка по-прежнему гадит Безнравственная иудейская мерзость на русской сцене Сто лет сокращению населения: Фашизм не изжит? Обращение русских ученых к евреям России
Новости

Мораль, закон, порядок – всё было разрушено прессой

Многое из того, что пережило германское общество в первой половине прошлого века, происходит сегодня и в России. Мы помещаем небольшой отрывок, в котором проанализировано засилье иудеев в средствах массовой информации того периода. Влияние же СМИ на умы и сердца людей, как мы сегодня понимаем, имеет важнейшее значение. Именно поэтому пресса - эффективное средство управления обществом.

Вообще поразительно, как схожа наша сегодняшняя ситуация с той, немецкой, в отношении прессы, её содержания и её владельцев.
***

[Иудеи объявили войну Германии]
Евреи были всегда нацелены на овладение прессой и всей издательской деятельностью. Они всегда на первой место ставили идеологическую войну и её средства и методы.

Ещё давно с появлением печатной продукции и издательского дела, они сразу наложили на неё свою мохнатую лапу. Очень скоро они доказали, что у евреев нет в связи с этим перед обществом никаких моральных обязательств.

Еврейские интересы концентрировались вокруг того, как отжать для себя максимальную материальную выгоду в ущерб другим.

Если мы проанализируем всю немецкую, то есть еврейскую прессу, на протяжении последних нескольких десятилетий, то нельзя не заметить, что всё построено на стимуляции нижайших, примитивных инстинктов и похоти. С возрастанием газетной циркуляции мораль всё более подрывалась откровенной порнографией, захлёстывающей публику.

Мораль, закон, порядок – всё было разрушено прессой.

Два крупнейших газетных концерна в Германии до 1933 года были в еврейских руках. Это Ульштейн (Ullstein) и Моссе (Mosse). Оба эти концерны были основаны евреями и весь их персонал и директорат были еврейскими. Евреи на ту работу, на которой работают сами, неевреев не берут. Это – правило.

Концерн Ульштейна имеет общий тираж ежедневных газет 4 миллиона. Это пять больших ежедневных газет, несколько еженедельных, и много периодических изданий и ежемесячных магазинов. Концерн имеет свое собственное Агенство Новостей, которое снабжает новостями провинциальную прессу. Кроме этого, концерн имеет огромный книгоиздательский филиал.

Владеют всем концерном братья Ульштейн. Директорат состоит из самих братьев, трёх других евреев и двух, якобы, христиан. Крупнейшая газета, выпускаемая этим концерном, была «Берлинер Моргенпост» с самым большим тиражом среди всех немецких газет в 600 тысяч экземпляров. Эта газета имела, разумеется, еврейского редактора, и 10 других евреев, членов редакторского совета. И так ведут себя порядочные люди в государстве, в котором проживают в качестве меньшинства?

В другой газете концерна – «Воссише Цайтунг» (“Vossische Zeitung”) редактором был еврей Георг Бернхард, который имел еврейский совет из 14 членов. Это была очень влиятельная политическая газета.

Концерн Моссе был не такой огромный как Ульштейна. Его дневная циркуляция была в 350 тысяч экземпляров. Это был семейный концерн восточного еврея Рудольфа Моссе (настоящая фамилия Мозес).

Тем не менее, влияние этого концерна было очень велико. Его основой газетой была «Берлинер Тагеблатт». За рубежом на эту газету смотрели как на выразительницу немецкого общественного мнения, когда таковой она, естественно, не являлась. Редактором газеты был еврей Теодор Вольфф (Theodor Wolff), который был также и заметным политиком. Его редакторский совет состоял из 17 евреев. Все иностранные корреспонденты в других столицах были евреями.

Другая газета концерна была «Ахт-Ур-Абендблатт» (“Acht -Uhr-Abendblatt”) - также политически влиятельная публикация. Редактор еврей и 8 еврейских членов совета.

Естественно, что на фоне таких двух издательских «слонов», истинная немецкая пресса была не больше моськи. Единственным заметным христианским издательским домом был «Аугуст Шерль» (August Scherl). Но ни «Аугуст Шерль», ни разрозненная провинциальная пресса не могли идти ни в какое сравнение с объединённой силой двух еврейских дредноутов.

Более того, все министерства печати и издательского дела, особенно в Пруссии, просто кишели евреями. Например, три наиболее важных департамента прессы Пруссии в 1930 году находились под руководством четырёх евреев.

Неудивительно, что и союзы журналистов и профсоюзы работников издательского дела тоже находились в руках евреев. Самая большая из этих организаций Reichsverband der deutschen presse – Немецкая Ассоциация Прессы до самого 1933 года руководилась вышеупомянутым Георгом Бернхардом.
В Verein Berliner Presse – Берлинском Профсоюзе Прессы, который был важнейшим обществом для журналистов столицы, с 1888 года всем руководил чисто еврейский комитет.

Даже официальная организация независимых немецких писателей Schutzverband deutscher schriftsteller управляется директоратом, в котором 90% членов чистые евреи. Их президент – еврейский публицист Арнольд Цвейг (Arnold Zweig), написавший книгу о войне под названием “Streit um den Sergeanten Grischa” («Скандал вокруг сержанта Гриши»), в которой он подвергает осмеянию и издевательству национальный характер немецкого народа и солдата.

(Прим. пер. Сравните с пасквилем советского еврейского писателя Войновича «Необыкновенные приключения солдата Ивана Чонкина». Всё тоже самое. Немногим ранее выходит произведение того же плана чешского еврея Ярослава Гашека о солдате Швейке, с которого и Цвейг и Войнович сплагиировали свои книги).

В этой связи разберём работы и значение трёх евреев, которые в течение многих лет рассматривались за границей как апостолы немецкого публицизма. Это Георг Бернхард, Теодор Вольфф и Максимилиан Харден (Maximillian Harden). Все трое евреи. Все трое из них были истинными мастерами пера, способными посредством одного только писанного слова вербовать новых обращённых в идеи, которые они представляли. Однако за глянцевым фасадом выигрышных идей был спрятан чёрный дух отрицания традиционных ценностей, критицизм ради критицизма, дух нигилизма, разрушения и дисгармонии, которые являются отличительными еврейскими характеристиками во всех сферах.

Примечательно, что Георг Бернхард сначала был банкиром и биржевым брокером. Его полная жизнь была шатанием между биржевой журналистикой и марксизмом. Но в 1913 году его назначили вдруг главным редактором «Воссише Цайтунг». В этом качестве в решающий час он сыграл пагубнейшую для Германии роль.

В критические дни перед подписанием Версальского договора, грабительские и унизительные условия которого были единодушно отвергнуты подавляющим большинством немецкого народа, именно Георг Бернхард сговорился с немногими политическими деятелями из евреев и активной и эффективной деятельностью своей прессы представил дух национального протеста и сопротивления как бы несуществующим.

Достаточно только просмотреть выпуски «Воссише Цайтунг» за те недели и месяцы, чтобы представить себе, как систематически пресса Бернхарда пробивала условия Версальского договора. Даже наиболее унизительный термин этого позорного договора – формулировка «вины Германии», он пытался представить как выгодный для Германии.

В июне 1919 года Бернхард пишет:
«Немецкий читатель легко смирится с той частью, где говорится об историческом происхождении войны и вопросом вины за неё…если отнестись таким способом, то нельзя продолжать заниматься самобичеванием за этот параграф о вине».

Этими словами Бернхард нанёс удар в спину немецкому правительству, которое пыталось спасти пленных немецких офицеров. Если помнить, что именно еврейские интересы втравили Германию в эту войну против её воли, а затем таким вот образом подставили её, то и тогда вы ещё не поймёте до конца всю чудовищность еврейского заговора.

В другом случае вы обнаружите Бернхарда замешанным уже в чисто уголовном преступлении. Во время оккупации англо-французкими войсками Рейнских областей, на иностранные деньги там была организована политическая кампания, чтобы предотвратить возможное возвращение Рейнских областей Германии путем провозглашения собственной независимости и полнейшего отделения, с тем чтобы потом руководить этими областями с помощью иностранных денег.

Рейнские сепаратисты получали непосредственно от Бернхарда финансовую поддержку и политическое руководство. В 1930 году один из совладельцев концерна «Ульштейн» Др. Франц Ульштейн проговорился о таком факте в своём периодическом издании «Тагебух» (Tagebuch), что еврей Др. Лео Шталь (Leo Stahl), сотрудник Бернхарда выплатил сумму денег Маттесу (Matthes), лидеру рейнских сепаратистов, и это сам Бернхард командировал его специально с этой целью.

Что это как не уголовное преступление прямого разрушения государства?

Этот политический скандал в конце концов вынудил Бернхарда всего лишь уйти в отставку. После этого он стал директором большой сети универмагов. Показательно само по себе. В 1933 году он тут же убежал за границу и моментально развернул деятельнейшую антигерманскую деятельность.

Теодор Вольфф, редактор «Берлинер Тагеблатт», был не лучше. Перед войной и в начале войны, когда надо было толкать Германию в пекло войны, он был яростным сторонником монархии. После же войны никто не ругал низложенную династию Гогенцоллеров более мерзкими и чёрными словами, чем Вольфф.
Когда в 1926 году правительство предприняло робкие попытки ограничить распространение в стране порнографии и другой подрывной литературы, сеющей нигилизм и распущенность стране, это Вольф разругал новый закон и в знак протеста вышел из рядов демократической партии, которая поддержала этот законопроект.

Для того чтобы полностью понять этого мерзкого «публициста», необходимо знать до какой степени отсутствия всякого стыда и совести дошло в Германии распространение порнографической литературы, распространяемой такими деятелями антикультуры как Вольфф.

Ещё более влиятельным еврейским растлителем чем Бернхард и Вольфф был Максимилиан Харден, брат Виттинга, уже упоминавшегося еврейского пораженца. В своей личной газете «Цукунфт» (Die Zukunft. «Будущее»), Харден объяснял немцам политические вопросы в течение более двадцати лет. Едва ли кто превзошёл его по части увёртливости и скрытого яда.

Он начал карьеру в Имперской Германии с того, что начал поносить институты монархической Германии с, так сказать, моральных позиций, обсасывая всякие скандальные истории и делая из них антимонархические выводы.

Во время войны он стал крупным провокатором, требуя присоединения к Германии всей Бельгии, севера Франции и бассейна реки Конго. (Vide Zukunft 17 October 1914). Но ведь на таких «троянских коней» ссылалась иностранная пресса, чтобы разжечь горнило войны. После же того, как в войну вступила Америка, Харден стал горячим поклонником президента Вильсона. В 1919 году он тоже развернул кампанию по затыканию рта немецкому народу и признанию позорных и тиранических условий версальского договора.

Движущей силой всех подобных персонажей является их преданность и зависимость от международных еврейских организаций в ущерб стране пребывания и проживания. Недаром всемирно известный историк Фридрих Тиме (Fridrich Thimme) назвал Хардена «Иудой немецкого народа», но это определение вполне относится к ним всем.

Др. Ф.К. Вибе. Отрывок из его книги „Германия и еврейская проблема”.


Просмотров: 2514
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Уолт Дисней против жидов или "антисемитизм" в мультфильме "Три поросёнка" Полное интервью Аарона Руссо о планах Рокфеллеров MTV – уникальное средство для промывания мозгов Источник антисемитизма - это Талмуд Зачем евреи берут русские имена и фамилии? Чернобыльская авария это теракт