Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Смерть Ротшильда: кто за этим стоит? Нацистский Израиль - исторический пособник нацистской Германии Сити и английская разведка: «идти порознь, бить вместе» Вся еврейская рать президента Байдена
Новости
Новости Партнеров
Новости СМИ

На крови и грязи,- в Князи. Ротшильды-3

В сентябре 1999 года журнал “The Economist” поместил на своих страницах статью Питера Дракера о Лондонском Сити. В которой тот, среди прочего, говорит о роли одного из 5 известных братишек в создании фондового рынка, - способствовавшего процветанию и всей Семьи, и Сити.

----- ... Сити XIX века был творением иммигранта из Германии Натана Ротшильда. После Наполеоновских войн, он изобрёл рынок капитала/ценных бумаг, финансируя правительства Европы и Латинской Америки посредством выпуска облигаций, гарантируемых фирмами в Лондоне, размещаемых в Лондоне и торгуемых на Лондонской фондовой бирже...

“The Economist”, 25 сентября 1999 года (стр. 27).

Современники Натана этот факт не слишком высоко оценили, а потому лаврами ни Натана, ни всю его Семейку сразу не осыпали.

Совсем даже наоборот: после этого и других подвигов тогдашних Ротшильдов, их путь к финансовому Олимпу звёздам легче не стал. Тернии на пути к ним на некоторое время стали даже колючее.

Оказалось, например, что у правителей короткая память.

К Ротшильдам за послевоенным займом обратилась лишь маленькая Пруссия. Такой лакомый кусочек, как Австрия, братьям не достался.

… При австрийском дворе педантично следовали мельчайшим деталям этикета и традициям, и не успели затихнуть выстрелы на полях Ватерлоо, как там уже поспешили вернуться в начало 1800-х. Австрия предпочитала обращаться к знатным кредиторам, с которыми она традиционно была связана в течение многих лет.

Бесцеремонные молодые Ротшильды из Франкфурта шокировали австрийскую знать, хотя к концу войны они уже превратились в настоящих мультимиллионеров.

Одно из их писем было подписано "k. k. Hofagenten", то есть "агенты имперского и королевского дворов", в то время как они имели право подписываться только одним "k" (агенты имперского двора), и этот инцидент оказался весомее всех их капиталов. Только после сильнейшего давления со стороны Джона Херриса, их надежного сторонника в английском казначействе, Вена согласилась принять субсидию от этих "похитителей второго "k"”.

    Братья постарались произвести наилучшее впечатление и отработали кредит доверия на все двести процентов. Они отказались от комиссий и процентов, сэкономив таким образом для австрийского казначейства несколько миллионов. За все эти труды Вена в 1817 году снисходительно удостоила их приставкой "фон", бросив им дворянство, как швыряют кость собаке за хорошую службу.

 «Орава франкфуртских жидов» против антисемитов и всех-всех

… Во Франции дела складывались еще хуже. Реставрация Бурбонов сопровождалась грандиозными празднествами, которые потребовали не менее грандиозных расходов, и финансирование всех мероприятий взяли на себя Натан и Джеймс Ротшильды. Они предоставили Людовику XVIII кредиты для организации блистательного въезда в Париж. Некоторое время, пока ещё не стерся из памяти гром канонады и ужасы войны, об этом помнили, но прошло пару лет – и все напрочь забыли о заслугах Ротшильдов. Их место заняли старые банкиры-патриции, которые проводили свою линию из модных гостиных Вены.

По сравнению с их утонченными манерами каждый шаг Ротшильдов казался безнадежно неуклюжим.

 Вновь назначенное французское правительство подготовило выпуск грандиозного займа на сумму 350 миллионов франков и отдало его в доверительное управление заслуженному и хорошо известному финансисту Увару и модным английским банкирам братьям Бэринг. Для них Ротшильды были "простыми менялами". Заём, несмотря на отсутствие Ротшильдов, имел большой успех.

Болезненно реагируя на упреки в вывозе капитала из страны в то время, когда британские промышленность и сельское хозяйство пребывают в упадке, Бэринги заявили, что готовы передать ведущую роль в сделке любым французским банкирам. Но только не парижским Ротшильдам.

По словам Бэрингов, их давние компаньоны из амстердамской компании Хоупов посчитали, что связь с такими людьми, как «орава франкфуртских жидов», нанесет непоправимый вред их репутации.

Через некоторое время Бэринги поняли, что иногда лучше жевать, чем говорить …

… Прибывшему в 1819 году в Вену Соломону пришлось долгое время довольствоваться «нумером» в одном из отелей австрийской столицы. – Ничего личного. Просто вы еврей

    В начале XIX века светлейший князь Меттерних следующим образом высказался о банкирах и их роли в управлении государством.

    – Дом Ротшильдов, – сказал он, – играет в жизни Франции гораздо бОльшую роль, нежели любое иностранное правительство… Разумеется, для этого есть свои причины, которые не кажутся мне ни разумными, ни положительными: деньги представляют собой огромную силу во Франции, а коррупция там процветает. У нас (в Австрии) у нее немного поклонников.

    Для Семейства это высказывание не сулило ничего хорошего. В смысле кондового антисемитизма Австрия по-прежнему была на высоте. В пределах империи Габсбургов, в отличие от Англии и Франции, евреи не имели права владеть землей, не могли служить в государственных учреждениях или выступать в суде в качестве адвокатов. Юриспруденция, педагогика и любого рода политическая деятельность были для евреев закрыты. Заключение брака в еврейской среде требовало специального разрешения, а количество возможных браков в каждом было строго ограничено. Евреи обязаны были платить подушный налог и подавать информацию о количестве членов семьи в специальное Управление по делам евреев. Если еврей не являлся подданным Австрийской империи, он мог получить разрешение на пребывание в стране только на очень короткий срок.

Австрийская полиция настолько строго следила за выполнением этого правила, что ни один из Ротшильдов не присутствовал на Венском конгрессе. Битва при Ватерлоо давно закончилась, а Ротшильды и на пушечный выстрел не могли подойти к австрийскому министру финансов…

Ах так ?! Ах вот вы как!! – Ну, держитесь !!!

В общем, в начале XIX века у  Ротшильдов всё сложилось так, что им пришлось слегка изменить ритмику исполняемых мелодий. И наряду с неспешной колыбельной («Все у нас идет, как полагается, все на надлежащем рубеже…») исполнить некоторые другие песенки. Жиганско-хулиганские.

Примерно в таком ключе:

Что улыбаешься ?// Ну погоди, лиха еще хватишь!// С пятого этажа кирпич,// Думаю, что хватит...                                                                                                             

В случае конфликта с Бэрингами здание, судя по всему, оказалось значительно выше, чем в пять этажей: смертельный «кирпич» летел более семи десятков лет. Но все-таки прилетел. Об этом – в конце материала.

А вначале  Бэрингов слегка контузило куском случайно обвалившейся «штукатурки» с нижних этажей.

    В 1818 году начались переговоры о выпуске дополнительного займа на сумму 270 миллионов франков. И вновь в первых рядах оказались братья Бэринг. Ротшильды безуспешно добивались расположения министерства финансов Франции. Результатом нового займа должно было стать полное погашение военного долга Франции, и окончательное решение предстояло принять на конгресс стран-победительниц в Экс-ла-Шапель.

   Именно в Эксе произошло первое серьезное столкновение между вошедшими в силу Ротшильдами и правящими кругами европейских стран.

А началось все еще с банкетов и увеселений на Венском конгрессе, в которых Ротшильды (представленных Соломоном и Карлом/Кальманом) не могли принять участия и только наблюдали со стороны. Они были похожи на детей, замерших у праздничных рождественских витрин, заваленных изумительными игрушками, и не имеющих  возможности войти внутрь.

    На конгрессе в Эксе поначалу все тоже шло не самым лучшим образом. Вместо надежного сторонника Ротшильдов Джона Херриса от Англии на конгресс прибыл лорд Кастлри. Кроме того, братьям с большим трудом удавалось соблюдать все требования архаичного протокола, которому следовали на конгрессе. Ведь для них естественной средой обитания была биржа, а не великосветские гостиные.

    И все же костюмы им шили лучшие парижские портные, их кареты сверкали, их лошади были выше всяких похвал. Что же из того, что грамматика братьев хромала? Карл/Кальман только что женился на Адельхейд Герц, которая принадлежала к одному из самых влиятельных еврейских семейств Германии. Новобрачной предстояло повысить социальный статус Ротшильдов и ввести их в светское общество.

    Но все было напрасно. Если братья добивались аудиенции у принца Меттерниха, выяснялось, что у него встреча с герцогом Ришелье. Лорд и леди Кастлри были совершенно неуловимы, поскольку все время сопровождали принца Харденберга. Ротшильдов не приглашали на великосветские приемы и рауты, что же касается Увара и братьев Бэринг, то они были везде и всюду.

    В великосветских салонах вовсю потешались над простодушным и удивленным лицом Карла/Кальмана и над насупленными восточными бровями Соломона.  В течение октября 1818 года Экс игнорировал "этих придурков Ротшильдов". Над ними смеялись, их презирали.

И под покровом всеобщего насмешливого презрения осталось незамеченным самое главное. С нарастающей частотой к дому Ротшильдов спешили курьеры со всей Европы и, получив новое поручение, оправлялись в обратный путь.

И вот 5 ноября 1818 года произошло нечто странное и неожиданное. Начал падать курс французских государственных облигаций всем известного займа 1817 года, который до сих пор стабильно повышался. Скорость падения курса нарастала день ото дня. Начали падать в цене и другие облигации, и ценные бумаги.

Гром грянул среди ясного неба. Обвал угрожал не только Парижской бирже, но и всем биржам Европы.

    Тут уж музыка в Эксе стихла. Благородные господа почтительно замерли. В конце концов, у каждого были свои маленькие сбережения, и никто не хотел их терять.

    Теперь хмурились принцы, а Карл/Кальман и Соломон только улыбались. По гостиным пополз слух: "Не могли же эти Ротшильды…"

    Да могли - легко.   Их очередная песенка в стиле жиганов-хулиганов оказалась очень эффективной:

На ногу наступишь, прошепчешь «Прости»,// Повернись-ка, ну-ка,// Нож к горлу, - и никаких// Сентиментальных шуток                                        

Семейство обладало острым ножом огромными резервами и в течение нескольких недель тайно скупало облигации конкурентов, а потом в один прекрасный день выбросило их на продажу по низкой цене.

По всей Европе пронесся стон – финансисты пришли в ужас. Наконец-то мир понял, сколько придется заплатить за бойкот Ротшильдов.

В новых условиях и министры, и принцы, и герцоги мгновенно переобулись повели себя по-новому. В результате краткой встречи Меттерниха, герцога Ришелье и принца Харденберга все предварительные договоренности между ними и братьями Бэринг были сведены на нет.

    Были приглашены Соломон и Карл/Кальман. Удивительно, но теперь их фраки оказались самыми изящными, манеры – самыми изысканными, а их деньги стали ну просто необходимы европейским правительствам.

   Когда музыка грянула вновь, двое крепко скроенных круглолицых мужчин смогли пройтись в танце по залам Экса в обществе принцесс. В Европе появилось новое имя. Братишки превратились в Ротшильдов, которых узнали все.

----- Деньги – это Бог нашего времени,// а Ротшильд – его пророк»

Написавший эти строки Генрих Гейне несколько раз бывал гостем в великолепном дворце на улице Лаффит, купленном Джеймсом Ротшильдом, и многое там видел:

----- Наблюдал, как кланяются и уни­жаются перед ним люди. Изгибают свои позвоночники, как не смог бы ни один самый выдающийся акробат. Моисей, очутившись на святой земле, снял обувь. И я уверен, что эти деловые агенты тоже побежали бы во дворец босыми, если бы не побоялись, что запах их ног будет неугоден барону...

Сегодня я видел, как один разодетый в золотую ливрею лакей шел с баронским ночным горшком по коридору. Какой-то биржевой спе­кулянт в это время стоял в коридоре. Перед столь важ­ным сосудом он даже снял шляпу. Я запомнил имя этого человека, потому что со временем он непременно станет миллионером...»

А ведь еще недавно отцу этого барона мальчишки Франкфурта кричали «Еврей, знай свое место!» и тогда снимал шляпу и кланялся отец барона.

Чуть не забыл об истории с «кирпичом», наверняка обещанным Ротшильдами своим врагам еще в 1817 году.

На  голову Бэрингам он все же прилетел, хоть и через семь с лишним десятков лет - в 1890 году.  Когда президент Аргентины, в которую Бэринги вложились по-взрослому, был вынужден подать в отставку, а страна оказалась близка к объявлению дефолта.

Кризис продемонстрировал уязвимость положения банка Бэрингов, у которого не нашлось достаточно большого резервного фонда для поддержки аргентинских облигаций до того момента, когда в стране будет восстановлен порядок. Банк был спасён от банкротства консорциумом, учреждённым Банком Англии. 

После этого печального для Бэрингов  эпизода, они уже никогда не были конкурентами Ротшильдам...

Источники:

- Мортон, Фредерик, «Ротшильды. История династии могущественных финансистов». – М.: ЗАО Центрполиграф, 2010

- Лэндс Дэвид, «Династии», - М.: Издательство «Добрая книга», 2010


Просмотров: 2092
Рекомендуем почитать
Загрузка...

Новости Партнеров

 



Новости партнеров

Популярное на сайте
По поводу путаницы в применении слова жид Что евреи сделали с Украиной Осторожно Хабад! Ленин — палач Русского Народа и обычный педераст Зачем евреи берут русские имена и фамилии? Кончита - Восход Люцифера