Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

О перепачканных нечистотами той выгребной идеологической ямы, которая называется иудаизмом Novus ordo seclorum Клан Барухов – короли иудеев Как появилась мафия
Новости

Новый Вавилон. Религиозные аспекты европейской интеграции

 Комитет 2012: Настоящий доклад был подготовлен для Международных Кирилло-Мефодиевских чтений, посвященных Дням славянской письменности и культуры (Минск 24-26 мая 2006 г.). На наш взгляд этот доклад полезен для осмысления тенденций, происходящих в Европе и мире. После доклада – дополнения и комментарии Комитета 2012

Европейская интеграция, традиционно понимаемая как упрочение связей между странами-членами Европейского союза, изучается, как правило, в сугубо светском аспекте.

Исследователи обычно обращают внимание на такие моменты как введение евро, вступление в ЕС новых членов, эффективность общей сельскохозяйственной и рыбной политики, дальнейшая централизация Союза. Другими словами, описание европейского строительства замыкается в политико-экономическом пространстве. Духовно-нравственные и религиозные моменты отодвигаются на задний план, а чаще всего объявляются “неуместными” или вовсе игнорируются.



Такого рода односторонний и предвзятый подход отражает некоторое недопонимание цивилизационной сущности “великого европейского проекта”. Утверждать, что религия для Европейского союза пуста и безотносительна, значит закрывать глаза на очевидные факты и, выражаясь фигурально, за деревьями не видеть леса. В действительности – и это будет продемонстрировано на страницах моего доклада – религиозные аспекты европейской интеграции имеют принципиальное значение, а их анализ позволяет оценить Европейский союз с богословской точки зрения.

Религиозный символизм ЕС

Романо Проди, президент Европейской комиссии в 1999-2004 гг., выступая в мае 2003 года на заседании Группы по духовному и культурному измерению Европы, отметил, что тема религии в европейской интеграции “очень важна”, поскольку “политическая конструкция Европы не может игнорировать вопрос взаимоотношения с религией” [Prodi 2003, 2-3]. Слова высшего чиновника Евросоюза не были чем-то необычным: президент Еврокомиссии констатировал общеизвестные факты. Более того, Романо Проди изъяснился слегка расплывчато (”дипломатично”): на практике политическая конструкция ЕС не только не игнорирует, но и напрямую вбирает в себя символы, имеющие религиозное происхождение.

Приведу несколько примеров. Так, ЕС использует атрибуты, подпадающие под библейское описание. К символам, имеющим религиозное значение, можно отнести флаг Евросоюза, гимн ЕС, здание Европарламента в Страсбурге, картины и скульптуры в официальных учреждениях Союза. При этом религиозный символизм склоняется в негативную сторону, ассоциируясь с силами мирового зла, противящегося христианству, высокой духовности и нравственности. Таковы, по моим наблюдениям, ассоциативные образы почти всех атрибутов ЕС, за исключением, пожалуй, флага Союза. Попытаюсь обосновать свою точку зрения.

Флаг ЕС

Полотнище с изображением двенадцати звезд на голубом фоне. Количество звезд не зависит от числа членов Союза (в настоящее время в ЕС входит 25 государств).

В официальном комментарии, распространяемом в англоязычных материалах Еврокомиссии, говорится, что двенадцать звезд символизируют “совершенство и полноту”. Но в этом сокрыта только часть информации. Интернет-страничка Еврокомиссии на шведском языке изъясняется более полно: “двенадцать звезд имеют библейское происхождение”! (Hagevi 2002, 768)

Действительно, в 12-й главе Откровения Св.Иоанна Богослова есть следующие строки:

“И явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд” (Откр. 12:11).Католики предполагают, что жена символизирует Деву Марию. Отдельные неопротестанты, критикуя католические воззрения, заявляют, что за библейским описанием скрывается Израиль. Православное толкование, исходящее из контекста всей главы, указывает на жену как на символ Церкви Христовой.

Для нас, впрочем, важно другое: двенадцать звезд на флаге ЕС - это, во-первых, символ действительно религиозный, а, во-вторых, один из немногих (не исключено, что единственный), не имеющий негативной, противохристианской окраски. [Правда, авторы почему-то забыли указать на связь числа звёзд с числом т.н. колен израилевых. Прим. ss69100.]

Гимн ЕС

Гимном Евросоюза является «Ода радости» Ф.Шиллера, прелюдия к последней части девятой симфонии Бетховена. Официальные документы ЕС называют этот гимн «одой свободе». Свободе от чего? Вопрос этот не столь уж и праздный, если принять во внимание антихристианский смысл европейского гимна. Оказывается, его лирика отображает «вход в гробницу языческой богини и объединение всех людей магической властью» (Franklin 2004, 45).

Европейский Парламент

Современное здание Европарламента в Страсбурге построено в виде Вавилонской башни. Штаб-квартиру законодательного органа иногда называют «башней Евровавилона». Напомню, что Библия в книге “Бытие” повествует о попытке Нимрода и его последователей соорудить башню “высотой до небес” – т.е. некое языческое святилище. Греховный замысел, неугодный Богу, привел к смешению языков и рассеянию нечестивых строителей. Сама же башня стала символом той части человечества, которая, будучи ослеплена гордыней, бросает вызов Всевышнему.

Вавилонская башня



Получается, что Европейский союз, отстроив <Евровавилон>, демонстрирует свое благоволение к осужденному христианами эксперименту. Более того, Брюсселем выпущен плакат с видом на древнюю Вавилонскую башню (на заднем фоне изображен современный строительный кран) и многозначительной надписью: “Европа: много языков, один голос”.
Европа: много языков - один голос

Агитационный плакат: "Европа: много языков - один голос"
Изображения в официальных зданиях ЕС.


Это скульптура женщины на звере – основное украшение территории рядом со зданием Совета Европы в Брюсселе

По информации Иэна Пэйзли, бывшего депутата Европарламента от Северной Ирландии, одной из наиболее распространенных (почти официальных) картин ЕС является рисунок женщины, сидящей на звере. Ее изображения и скульптуры находятся в официальных учреждениях Союза (Paisley 1999). Как полагает Пэйзли, творчество художников и скульпторов вполне могло быть “вдохновлено” 17-й главой Откровения Св. Иоанна Богослова:

“: и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными: Я видел, что жена упоена была кровью святых:” (Откр. 17:3)

Европа на быке (г.Трирер, Германия)

Таковы лишь некоторые факты, достойные внимания. Но даже эти факты позволяют сделать определенные выводы. Во-первых, подтверждается присутствие религиозной компоненты в Евросоюзе. Во-вторых, ясно просматривается ее антихристианская направленность.

Случайные совпадения здесь маловероятны: Действительно, вариантов гимна было множество – но избран языческий, оккультный текст. Архитекторы могли предложить немало проектов для здания Европарламента, но выбор <почему-то> пал на копию Вавилонской башни. Наконец, скульптуры и картины в официальных учреждениях могут иметь нейтральный характер (горы, цветы, деревья и т.п.). Но снова вмешивается чья-то невидимая рука, любезно предоставляя для обозрения политикам и чиновникам блудную женщину, о которой в Библии говорится, как об упоенной кровью святых и свидетелей Христовых.

картина-Наби-Валлотон

Феликс Валлоттон Картина «Похищение Европы», 1908г. Валлотон входил в группу «Наби» — французская художественная группа, основана Полем Серюзье, в которую входили Морис Дени, Пьер Боннар, Аристид Майоль, Феликс Валлотон, Кер-Ксавье Руссель, Жан Эдуар Вюйар, Поль Серюзье и другие, существовавшая в Париже в 1890-1905 годах. Название группы — французское «nabis» — пророки, избранные, от древнееврейского «наби» — пророк, избранный.

Можно предположить, что религиозный символизм Евросоюза вытекает из ценностно-идеологической подоплеки европейского строительства. О ней тоже следует сказать несколько слов.

Идеология ЕС и христианские церкви

Полагаю, что конкретные действия, предпринимаемые объединенной Европой в областях, так или иначе затрагивающих церкви, не менее важны, чем религиозный символизм Евросоюза. Некоторые из законов касаются христиан напрямую, другие косвенно. Религиозный смысл ряда решений не всегда очевиден, хотя порой они приобретают черты довольно жестких требований.

Так, в 2003 г. Европейский парламент, озаботившись проблемой прав человека, потребовал обеспечить женщинам свободный доступ на святую гору Афон. Напомню, что Афон-это автономная православная монашеская республика в Греции. Доступ на эту территорию для женщин был закрыт по завету Пресвятой Богородицы более полутора тысяч лет назад. С тех пор это повеление неукоснительно соблюдается – во все времена и при всех властях (даже когда Греция находилась под пятой Османской империи).

Европарламент, принимая упомянутую резолюцию, не только вторгся в сугубо церковную сферу, но и наглядно проявил либерально-атеистический дух, господствующий в стенах законодательного органа.

Второй пример – это дискуссия о Европейской Конституции. В 2003-2004 гг., когда велась основная работа по согласованию ее текста, активно дебатировался вопрос о возможной ссылке в этом документе на Бога и христианские корни Европы. Бывший президент Франции Валери Жискар Д`Эстен (автор проекта) признался, что он преднамеренно оставил этот вопрос открытым. “Я решил не вписывать ссылку на христианские ценности, – заявил Жискар Д`Эстен.- Предпочитаю обратиться к вам с предложением убедить меня в том, что это необходимо”.

Теоретически, автор документа мог бы поступить иначе: предложить текст преамбулы со включенной ссылкой на христианские корни Европы, а затем обратиться с просьбой к общественности, несогласной с такой постановкой вопроса, обосновать свою точку зрения. Но был выбран вариант (пусть и прикрытый дипломатичными фразами об объективности), ставящий христиан в невыгодное положение. В проекте Конституции появилась расплывчатая фраза о “культурном, религиозном и гуманистическом наследии Европы”.

Такая трактовка несла уничижительный для христианства заряд: гуманизм сыграл в формировании европейского наследия гораздо меньшую роль, чем христианство, а отсылка просто к “религиозному наследию” звучала тем более парадоксально, что на протяжении почти двух тысяч лет главной религией Европы является христианство: Невзирая на требования ряда государств (Италии, Польши, Литвы, Мальты, Португалии, Чехии и Словакии), несмотря на вручение петиции, подписанной более чем миллионом европейцев, оппоненты Бога и противники христианства остались непоколебимыми. Текст Конституции принципиально не изменился. Церковь же вновь оказалась под огнем уничижительной критики.

Более того, министр иностранных дел Великобритании Джек Стро сообщил журналистам, что, по его мнению, сделав ссылку на одну религиозную традицию, “мы будем вынуждены сделать ссылки и на остальные” (замечу, что в Соединенном Королевстве христианами называет себя – 72% жителей. Похожая картина – и в остальных частях Европы). Довольно откровенно высказался один из чиновников ЕС: “Эти христиане могли бы, по крайней мере признать, что проиграли спор”. Судя по имеющимся фактам, к доводам “этих христиан” в Брюсселе мало кто прислушивался. Поэтому шансы верующих европейцев на победу в дискуссии были ничтожно малы. Но после негативных результатов французского и голландского референдумов 2005 г. процесс принятия аморфного документа был заморожен. Раздались голоса о “смерти” Конституции, хотя руководство Еврокомиссии настаивает, что речь идет лишь о тяжелой, но излечимой болезни.

Среди других вопросов религиозного характера, так или иначе затрагиваемых Евросоюзом, можно отметить следующие:

* Хартия фундаментальных прав ЕС запрещает любые виды дискриминации, в том числе на основании религии, пола и сексуальной ориентации. Как подчеркивается в заявлениях Русской Православной Церкви, либеральное истолкование положений Хартии может привести к тому, что, к примеру, от Православной Церкви потребуют не препятствовать рукоположению в священники женщин, гомосексуалистов или мусульман;

* Евросоюз обращает особое внимание на вопросы толерантности, взаимоуважения и равенства. То, что красиво выглядит в теории, на практике приводит к ущемлению прав искренне верующих людей. Так, осуждение порнографии, проституции, деятельности сексуальных меньшинств и прочих явлений, имеющих греховную природу, может стать основанием для преследования религиозных организаций. Епископ Илларион (Алфеев), руководитель Представительства Русской Православной Церкви при Европейских структурах, приводит наглядный пример: уполномоченные органы одной европейской страны проводили “профилактические беседы” с религиозным лидером, публично заявившим, что “гомосексуализм-это болезнь”. Религиозному деятелю было указано на недопустимость такого рода высказываний (Alfeyev 2002).

Заключение

Невзирая на попытки отдельных публицистов и исследователей затушевать, скрыть или принизить роль религиозного фактора в европейской интеграции, анализируя доступные сведения, я прихожу к несколько иному выводу: религия – важный компонент системы Евросоюза. ЕС не только несет на себе черты религиозного символизма, он принимает и решения, которые прямо или косвенно затрагивают христианские церкви. Подавляющая часть мероприятий Союза имеет недружественный по отношению к христианству характер и направлена на подавление открытых проявлений христианской веры.

Полагаю, что опасения некоторых иерархов, заявляющих, что церковь в ЕС может быть загнана в подобие гетто, не безосновательны, – ведь социальные концепции православия, католицизма и многих протестантских общин находятся в противоречии с той либеральной моделью, которая навязывается членам ЕС брюссельской бюрократией.

Судя по настроениям, которые царят в штаб-квартирах Союза, попытки вытеснить христианство на обочину европейской интеграции будут продолжаться. 

 


Просмотров: 2463
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Ленин — палач Русского Народа и обычный педераст Почему еврей Яценюк скрывает, что он потомок известнейшего толкователя Талмуда? Тайная мировая власть, стоящая за Бараком Обамой Откровение раввина Финкельштейна Почему они прячутся за русскими фамилиями Источник антисемитизма - это Талмуд