Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Безнравственная иудейская мерзость на русской сцене А. Леонидов. Анатомия масонства Novus ordo seclorum Враг человечества - Тавистокский институт
Новости

ООН, теория Глобального потепления и бизнес

Как появилась теория глобального потепления?

В 1824 году французский физик Жозеф Фурье предполагает, что земная атмосфера может увеличивать температуру поверхности. Он же впервые использовал словосочетание «парниковый эффект» в 1827 году.

В начале XIX века ученые убедились, что температура земной поверхности не зависит только от прямого солнечного излучения, что подтвердило теорию Фурье о том, что атмосфера возвращает поверхности планеты часть уже отраженного излучения.

В 1961 году ирландец Джон Тиндалл определяет пары воды и углекислый газ как основные атмосферные факторы парникового эффекта и предполагает, что изменение состава атмосферы может повлиять на изменение климата.

Но настоящим отцом теории глобального потепления принято считать шведского химика Сванте Аррениуса, который в 1896 году подсчитал, что удвоение состава СО2 в атмосфере может вызвать потепление средней температуры поверхности от 5 до 6 градусов по Цельсию.

Как это ни парадоксально, но это предположение Аррениуса было встречено обществом с большим энтузиазмом: в конце XIX века основной климатической страшилой было… глобальное похолодание. Консенсус ученых XIX века о «всемирном похолодании» был основан на вполне здравой теории: жизнь всех звезд во Вселенной идет к термической смерти, то есть Вселенная с каждым годом становится все «холоднее и холоднее, что рано или поздно приведет к исчезновению жизни. А с деятельностью человека (тогда все в Европе жгли уголь) и с парниковым эффектом, вызывающими потепление, которое предсказывал Аррениус, предполагалось развитие сельского хозяйства и увеличение общественного богатства. Кстати, за свои исследования Сванте Аррениус получил в 1903 году Нобелевскую премию.

Повторные подсчеты выявили серьезные ошибки и спорные допущения в расчетах Аррениуса, и о нем надолго забыли, как и о возможном глобальном потеплении.

Вспомнил эту теорию адвокат Ги Стюарт Календар, который увлекался метеорологией, отметил увеличение температуры в своих записях за несколько лет, а одновременно – увеличение на 10 % концентрации углекислого газа в атмосфере. Календар в 1938 г. проверил расчеты Аррениуса на тему «что будет, если концентрация СО2 увеличится вдвое» и получил возможное увеличение температуры на 2 градуса по Цельсию. Это было признано научным сообществом «несущественным изменением», и про парниковый эффект опять забыли. Тем более что Вторая мировая война началась.

После войны, уже в 60-е годы, тема парникового эффекта была поднята американскими военными. Понятно, что к климату их исследования никакого отношения не имели. Они искали военные способы применения инфракрасного излучения и проверяли его прохождение через земную атмосферу. Пары воды и СО2 не пропускали инфракрасные лучи. Как это ни парадоксально, американские военные в те годы искали способы дополнительного нагрева, активно готовясь к похолоданию (почему – читайте в последней главе этой книги).

В 70-е годы ученые-климатологи опять единогласно считали, что на Земле наступает новый ледниковый период. Да-да, именно глобальное похолодание и было темой международного метеорологического симпозиума в 1972 году в Стокгольме! Научное сообщество констатировало уже 30-летнее похолодание, начиная с 1940 года и предполагало скорое окончание идущего вот уже более 10 тысяч лет межледникового периода.

В 1975 году NOAA– Национальная администрация атмосферы и океана США (основной орган в области климатологии в США) провела массовую коммуникацию в прессе о грядущем глобальном похолодании. Даже предложения по решению проблемы похолодания были: распылять с самолетов черную краску и сажу в Арктике и в Антарктиде. Слава богу, не стали этого делать. Хорошо, что в те годы администрация США была больше занята гонкой вооружений и экономическим противостоянием с СССР.

Кстати, те, кто Арктику в черный цвет покрасить предлагал, чтобы она растаяла, приводили, как результат этого глобального похолодания…!48 ураганов, прошедших в 13 штатах за год и убивших 300 человек. И та же проблема мирового голода обсуждалась, только в связи с похолоданием. В общем, все то же, что и сейчас обсуждается, только с обратным знаком.

Температура опять начала повышаться только в 1980-х годах. Одновременно было сделано несколько замеров концентрации СО2 в настоящем и прошлом, которые подтвердили лишь то, что в периоды потепления концентрация СО2 была выше. Долгая дискуссия ученых о том, что является причиной, а что – следствием, результатов не принесла.

Иначе говоря, до конца XX века теория глобального потепления, парниковый эффект, СО2 и антропогенное влияние на климат были всего лишь спорными теориями, периодически возникающими в научных дебатах и не появляющимися в публичной политике.
Действие первое. Предсказатели катастрофы

В политику глобальное потепление было вброшено в 1988 году. Как обычно, новые политические тренды появляются в Америке. В 1988 г. в США была страшная жара. Засуха, лесные пожары и экономические последствия этого феномена неоднократно муссировались прессой, волнуя американское население, и Сенат принял решение собрать специальную комиссию.

Ее возглавил Джеймс Хансен, директор Института Годдарда в НАСА. Комиссия Хансена сделала в американском сенате сенсационный и пугающий доклад о глобальном потеплении, об эффекте СО2 и о катастрофических последствиях этого процесса для американской экономики.

Для ремарки – угольные и дизельные поезда, выбрасывающие СО2, Джеймс Хансен в своем красочном докладе называл «поездами смерти», сравнивая их с нацистскими составами, везущими узников в крематории концлагерей…

Этот доклад не только напугал мучившихся от жары американских сенаторов (многие из которых не могли похвастаться не только высшим образованием, но и средним тоже), но и получил необыкновенную рекламу в средствах массовой информации. Газеты и телевидение соревновались в конкурсе страшных картинок – засухи, наводнения, ураганы и тому подобное. Летом 1988 года каждый второй американец был озабочен глобальным потеплением.

Чрезвычайно быстро – уже в том же 1988 году – США инициировали в ООН создание ІРСС (основная международная организация, занимающаяся изменением климата).

IPCC-GIEC–Intergouvermental Panel on Climate Change– Межправительственная группа по вопросам изменения климата и есть та самая организация, которая создает «сценарии глобального потепления».

В названии, расшифровке аббревиатуры этой организации кроется немаловажный нюанс: это не «международная группа», а «межправительственная», и это – не группа экспертов-климатологов. Это – собрание представителей правительств стран-участников. Многие из этих представителей не имеют ничего общего с наукой и с климатом. Там есть члены кабинетов министров или представители экологических общественных организаций. Но самое главное – ИХ ВСЕХ ТУДА НАЗНАЧАЮТ ПРАВИТЕЛЬСТВА СТРАН-УЧАСТНИЦ.

Иначе говоря, людей, которые сомневаются в этой теории или предлагают иные теории, туда просто не назначают.

Явное влечение к катастрофизму есть изначальный атрибут этой межправительственной организации.

Первым президентом и идеологом IPCC, поставившим эту организацию на рельсы, был британский подданный сэр Джон Хьюгтон (John Houghton). Именно ему принадлежит известная фраза, ставшая настоящим девизом IPCC: «К нам будут прислушиваться, только если мы объявим о настоящей катастрофе».

Он, продолжая «геноцидную» традицию доклада Хансена американскому сенату, заявил: «Глобальное потепление есть оружие массового уничтожения человечества».

Новый президент ІРСС, уроженец Индии (вы поймете позже – почему выбрали представителя именно этой страны) Rajendra Pachauri продолжает в том же духе, заявляя: «Я надеюсь, что наши отчеты шокируют публику и заставят правительства действовать более активно». Господин Патчаури, кстати, тоже недавно получил Нобелевскую премию.

Действо второе. НОВАЯ МИССИЯ ООН

Вообще-то, изначальной целью ООН, при ее создании, являлось предотвращение новой мировой войны. С этой целью ООН как реальная площадка международных дебатов справилась: несмотря на военное противостояние мира Советского и мира Западного, третья мировая война, слава богу, не разразилась.

После развала Советской империи третья мировая война как угроза человечеству потеряла свою актуальность, и ООН в поиске новых задач переключилась на конфликты локальные и на гуманитарные проекты в бедных странах. В конце XX века страны-участники стали задавать вопросы о реформе ООН (а заодно и о пересмотре бюджета). Поэтому когда появилась такая глобальная задача, как спасение человечества от глобального потепления, руководство ООН ее сразу одобрило и поддержало: это ведь означает – новая миссия, новые комиссии, новые организации в рамках ООН.

Это даже не критика именно ООН. Нужно понимать, что ООН, как и любая другая международная бюджетная организация, живет и развивается по универсальным правилам бюрократии. Это не критика – это обычная бюрократическая действительность.

И новые организации, борющиеся с климатом под эгидой ООН, не заставили себя ждать.

Развитие «климатического» направления ООН не остановилось на создании и финансировании ІРСС. На сегодняшний день под эгидой ООН с глобальным потеплением борются также: UNFCCC– UN Framework Convention on Climate Change, ACCAD – Advisory Commitee on Climate Applications and Data, WMO – World Meteorological Organisation, CCI–Commission for Climatoligy, GCOS– Global Climate Observing System, JSC– Joint Scientific Commitee for the World Climate Research Programme, SAC – Scientific Advisory Commitee for the World Climate Impact Assessment… и другие организации, комитеты и «образования», которые пополняют ряды международной бюрократии и существуют, естественно, за счет международных бюджетов. У этой бюрократии уже особое название появилось – климатократия.

Что же было результатом напряженной работы всех этих товарищей в направлении стабилизации земного климата?

UNFCCC– UN Framework Convention on Climate Change – по-русски Рамочная конвенция ООН об изменении климата – договор, созданный в 1992 году подписанием Конвенции, по которой 192 страны обязуются бороться с изменением климата. Эта конвенция содержит обязательства чрезвычайно общего характера – каждый участник (то есть государство, эту конвенцию подписавшее) осознает, что бороться с изменением климата надо, но борется сам по себе, как хочет и как может. Прекрасный договор – вообще-то ни о чем.

Именно поэтому ничего с подписанием РКИИ в мире, по большому счету, не изменилось. В России, например, Рамочная конвенция вступила в силу еще в 1994 году – ну и что с того?

Зато к этой Конвенции в 1997 году был «пришит» знаменитый Киотский протокол, по поводу которого сейчас столько шума в мире (и в России в том числе).

Вкратце – что это такое? О Киотском протоколе очень много писали, поэтому поймем главное и объективное:

Киотский протокол обязывает страны-участники взять на себя обязательства по сокращению выбросов СО2 на 5 % к 2012 году (исходя из объемов 1990 года).

По условиям документа, он становится действительным после подписания его (и ратификацией) странами, производящими не менее 55 % мировых эмиссий СО2. Почему именно столько – никто внятно сказать не может.

Протокол сразу подписали развитые страны Европы и Японии, а дальше пошли серьезные затруднения – Индия и Китай отказались, США тоже, что касается России – то она заняла выжидательно-наблюдательную позицию (очевидно, пытаясь понять – зачем все это нужно).

Потом начались долгие переговоры и политическое давление по «подключению основных стран к Киотскому протоколу». Россию удалось «убедить» в 2004 году, что позволило наконец – почти через 8 лет после его создания (!) – с радостью заявить о том, «что Киотский протокол начал действовать».

Действие третье. Фигаро здесь, Фигаро – Al gor

К сожалению, несмотря на «действенность» протокола по «формальным признакам», в 2004 году он напоминал уже мертворожденного ребенка (поскольку «формальные признаки уже не соответствовали реальной ситуации с эмиссией СО2). Поэтому климатическая интрига стала еще более яркой.

Еще один Нобелевский лауреат по теме изменения климата – бывший вице-президент США Альберт Гор, избравший после «переневыборов» амплуа мирового борца с глобальным потеплением, объявил глобальному потеплению войну.

Все знают, что США отказались ратифицировать Киотский протокол, но в этом многие почему-то винят администрацию Буша, мол, «нефтяное лобби» и тому подобное. А на самом то деле администрация США отказалась это делать тогда, когда господин Гор был вторым человеком в Америке – ее вице-президентом. Да, именно так: это решение было сделано при администрации Клинтона, потом уже подтверждено администрацией Буша, и, несмотря на разыгрывающего экологическую карту нового американского президента, так и останется при Обаме. Объяснение этому удивительному факту кроется в том, что протокол Киото к экологии имеет гораздо меньшее отношение, чем к геополитике. Но об этом – чуть позже. Вернемся к Альберту Гору и его новому амплуа.

Мы уже говорили о его лекциях и ставшим знаменитым фильме «Неприятная правда». Факты там показаны верные, но вот объяснения – притянутые к глобальному потеплению «за уши».

Пожалуй, единственная правда в этом фильме – то, что энергетика и транспорт увеличивают концентрацию СО2 в атмосфере. Ну да, тут сенсационного ничего нет. Топливо сжигаем – СО2 выделяем. Дышим – делаем то же самое.

Все остальное, по большому счету, – неправда.

Просто для примера еще несколько цитат из этого фильма ужасов:

– «глобальное потепление вызвало разрушительный ураган «Катрина»». На самом деле, ураган был обычный, а город затопило из-за халатности властей и давно не ремонтированной дамбы;

– «высыхание озера Чад вызвано глобальным потеплением»;

– «кораллы умирают от глобального потепления»;

– «некоторые атоллы в Тихом океане уже были эвакуированы» – рано или поздно ВСЕ атоллы будут эвакуированы, так как атолл – по своему жизненному циклу – структура, уходящая под воду. Кто не верит – читайте энциклопедию;

– «глобальное потепление вызвало таяние льдов Килиманджаро» – ну это совсем не работает – там опять снег появился;

– «таяние льдов повлечет за собой повышение уровня моря на 6 метров в ближайшем будущем»– наибольшая вероятность, что через 100 лет на 32 сантиметра, на самом деле;

– «в Арктике белые медведи уже тонут от усталости, так как не могут найти лед…» (тут, правды ради, сказать надо, что в научных заметках и сводках исследования Арктики один раз было отмечено, что после шторма были найдены трупы 4 белых медведей).

И этот фильм, наполненный интеллектуальными манипуляциями и просто чушью, принес г-ну Гору не только более 50 миллионов долларов кассовых сборов, но и два «Оскара».

Самое плохое, кстати, даже не это. Ну, зарабатывает человек деньги, как может, ну и ладно. Деньги ему, кстати, не помешают: недавно в прессе пробегала заметка, что журналисты раскопали годовой счет на электричество за его дом – около 25 000 долларов (!). Можно целый поселок городского типа освещать целый год… И это не так страшно.

Зато после премии «голливудской», Ал Гор получил за фильм и за свою активность еще одну – гораздо более почетную – Нобелевскую! Возникают большие вопросы – кто ее теперь вручает и за что?

Но гораздо опаснее то, что министерства образования многих стран тут же рекомендовали этот кинематографический опус для обязательного просмотра во всех школах. И наши дети это смотрят. Детям вкладывают в головы страх перед будущим, формируют их ментальность.

Действо третье. Всему на свете есть цена, и глобальному потеплению – тоже

Человек, который оценил глобальное потепление – Sir Nicolas Stern.

Одновременно с выходом опуса Альберта Гора было создано еще одно произведение – отчет Штерна.

Очередной толчок тема глобального потепления получила в 2006 году, благодаря отчету не особо известного до того времени английского экономиста Штерна, об экономических последствиях глобального потепления, который так и называют «Отчет Штерна». Вопреки часто распространяемой информации, что этот отчет ему был заказан ООН, или Международным Энергетическим Агентством, это неправда – отчет был заказан правительством Великобритании.

В качестве исходных данных Штерн взял катастрофичные сценарии IPCC, а результаты отчета были, скорее, метафорическими, чем экономическими: высказывалось предположение, что последствия глобального потепления будут стоить «человечеству» XXI века дороже, чем две мировые войны века XX. При этом авансировалась цифра потенциального «ущерба» в 5,5 триллиона долларов.

Эта цифра (а особенно метафора про две войны) впечатлили политиков, и были приняты «на ура» средствами массовой информации.

Следующим упражнением этой «глобальной арифметики» была рекомендация Штерна человечеству тратить на «борьбу с глобальным потеплением» от 1 % до 3 % мирового ВВП, чтобы избежать катастрофы.

Это предложение понравилось политикам еще больше – поскольку появилось прекрасное обоснование управлять дополнительным потоком средств от 400 (1 % ВВП) миллиардов до 1,2 триллиона (3 %) долларов.

Тут, с точки зрения финансов, есть небольшая странность. Если анализировать предложения Штерна как некую страховую схему (платите ежегодно, чтобы покрыть потери от катастрофы), то получается следующее: мир ежегодно в течение столетия должен отчислять на эту «страховку от глобального потепления» по триллиону долларов в год, а возможный ущерб оценен всего в 5,5 триллиона. То есть взносы за 5 – б лет полностью окупают ущерб.

Это как если бы владелец автомобиля «Жигули», стоимостью 5 тысяч долларов, платил КАСКО по 1 тысяче долларов ежегодно… Не самая лучшая страховка. На эту экономическую странность внимания никто не обратил.

Тем не менее так глобальное потепление впервые было «оценено». Так умные люди поняли, что эта теория может «стоит денег», то есть в нее надо «инвестировать», чтобы она стоила еще больше.

С помощью отчета Штерна стала понятна и «экономика» войны с глобальным потеплением: чем больше СО2 надо «победить» и чем дороже цена одной тонны СО2 – тем больше бюджет этой войны.

Заметим, что эти цифры базируются на стоимости «сэкономленной» тонны СО2 в 25 долларов, которую Штерн взял непонятно откуда. Далее финансовая модель работает просто: чем выше будет «цена» СО2 – тем больше миру надо тратить на войну с ним.

Действо четвертое. Кульминация – горячие головы «Большой восьмерки»

Правительство Великобритании тут же понесло отчет Штерна и его предложения на заседание клуба Большой Восьмерки.

Главы этого самого элитного геополитического «клуба» периодически встречаются на специальных «саммитах», обсуждают общемировые проблемы – бедность, гуманитарная помощь и другие, заодно решают свои вопросы и разногласия во встречах тет-а-тет.

В июле 2008 года при встрече глав стран группы Восьми на острове Хоккайдо произошло поворотное событие: главы государств G8 внезапно приняли программу сокращения выбросов СО2 к 2050 году ВДВОЕ.

Так срочно приняли, что даже позабыли уточнить ОТНОСИТЕЛЬНО КАКОГО ГОДА ВДВОЕ СОКРАЩАТЬ-ТО НАДО… 2008? 2010? или может 1990 – как в Киотском протоколе? Ни у кого из «глав» это решение подписавших, такой вопрос почему-то не возник…

Что их так напугало? – то ли страшные прогнозы IPCC, то ли «отчет Штерна», а может, фильм Ала Гора перед заседанием посмотрели, может, жарко было, как в сенате США в 1988 году, но что-то им там рассказали или показали, если такие уважаемые и разумные люди поспешно приняли столь радикальное решение.

А заодно, чтобы от слов перейти сразу к делу, мужественно приняли решение отписать в специальный фонд «Борьбы с изменением климата» шесть миллиардов долларов. Естественно, новых шести миллиардов не нашлось, поэтому их забрали с программ гуманитарной помощи (медикаменты, учебники детям и все такое, гораздо менее важное, чем борьба с потеплением).

Действие пятое. Министры-туристы

В период с 2007 по 2009 год многие министры, президенты и канцлеры, и иные мировые лидеры, валом повалили в Гренландию, Арктику и Антарктиду, дабы своими глазами «убедиться в глобальном потеплении». Даже сам генсек ООН туда слетал недавно – в сентябре 2009 года. Это был первый в его жизни визит на Северный полюс (до этого он еще один раз, тоже первый, слетал в Антарктику – в сентябре 2007-го).

Сделав в Арктике несколько памятных фотографий, генсек ООН заявил в прямом эфире:

«Мы должны сделать все, что в нашей власти, чтобы защитить Арктические льды».

«Я скажу всем мировым лидерам, что надо действовать, пока не стало слишком поздно!»

Ну пообещал, что к 2030 году «у нас совсем не будет льда», – мы это уже знаем.

Что в наших силах? И, наконец, а когда это – «слишком поздно»? Генсек ООН, конечно, не объяснил, но страху своим «это ужасно, ужасно!» на всех нагнал порядочно.

Поскольку слова «Арктика» и «Гренландия» – в центре внимания средств массовой информации, туда поехали все – «чтобы лично убедиться в глобальном потеплении».

Ну, во-первых – все эти люди – кабинетные работники, и большого смысла им на Северный полюс или в Гренландию летать нет, кроме того, чтобы сделать несколько памятных фотографий и несколько пространных заявлений о борьбе с глобальным потеплением. Ну, слетали, и Бог с ним (лучше бы, конечно, на эти деньги туда еще одну группу специалистов отправили вместо толпы журналистов, которых берут с собой для «освещения» турпоездки.)

Но самое забавное, что большинство из этих «министров-туристов» приезжает на экскурсию в одно и то же место – ледник «Илулиссат» на восточном побережье Гренландии. «Илулиссат» является предметом внимания ученых лет уже минимум двести по причине исключительно впечатляющего феномена «массового сброса ледникового льда». Называется это «веляж» (от французского слова «отел» – когда корова разродилась теленком). Кроме того, Илулиссат – самый «быстрый» в мире ледник, «сбрасывающий» ежедневно по 60 тысяч (!) тонн льда. Продвижение ледника достигает 20 метров в день.

В результате такой скорости и «веляжа» Илулиссат сбрасывает во фьорды около 20 миллионов кубометров льда ежегодно, образовывая айсберги прямо на глазах у пораженных зрелищем зрителей. Зрелище действительно впечатляющее – советую всем любителям натуры туда съездить. Отмечу, что именно из-за своей исключительности это место теперь является ни много ни мало – объектом охраны ЮНЕСКО. Других таких в мире просто нет. Вот туда всех политических лидеров и возят на экскурсию. Возят туда всех, естественно, на вертолетах – самом неэкологичном транспорте, но это мелочи. Ведь чем большее их число поразится этим исключительно натуральным феноменом, тем лучше…

А вот к человеческой деятельности, СО2 и глобальному потеплению этот уникальный феномен отношения, увы, не имеет.

И делать после обозрения феномена «веляжа» на Илулиссате выводы о глобальном потеплении и публичные заявления о том, что все льды Гренландии и Арктики к 2030 году растают, – это то же самое, что, посмотрев на один всем известный водопад, публично заявлять, что каждая речка в Америке – Ниагара.

Действо шестое. Актеры поневоле

После судьбоносного решения глав Большой Восьмерки сократить выбросы СО2 вдвое и многочисленных турпоездок на ледник Илулиссат, в этом большом спектакле, все больше и больше напоминающем странный фарс, появился еще один актер – правда, актер «подневольный» – Международное Энергетическое Агентство.

МЭА (оно же IEA, оно же AIE) со штаб-квартирой в Париже, было организовано группой «Развитых стран» (OCDE) и сегодня является (вполне заслуженно) основным прогнозирующим органом в сфере энергетики. Прогнозы мирового производства и потребления энергии, которые делает МЭА, всегда отличались исключительной серьезностью и были тщательно проработаны.

МЭА, уже давно отслеживало предсказания IPCC и Киотский протокол, но всю эту борьбу с потеплением воспринимало только как «один из возможных вариантов».

Поэтому, чтобы быть «политически корректным», вот уже несколько лет МЭА предлагало 2 сценария развития мировой энергетики – основной, предполагающий увеличение эмиссий СО2 с 30 миллиардов тонн до 42 в 2030-м и до 62 в 2050-м, то есть «без войны с углекислым газом» и «альтернативный – с усилиями по сокращению выбросов».

Заметим, что сценарий «альтернативный» предполагал всего лишь стабилизацию выбросов СО2 на уровне 34 миллиардов тонн в 2030 году. МЭА всегда отмечало, что эта стабилизация могла быть достигнута путем существенных издержек (без уточнений – каких).

После принятия уже известного нам скоропалительного решения глав Большой Восьмерки, МЭА пришлось срочно делать новый сценарий – не просто стабилизировать, а СОКРАТИТЬ выбросы СО2 от энергетики в 2 (!) раза к 2050 году – до 15 миллиардов тонн в год. То есть – в изначальном сценарии выбросы СО2 должны были вдвое увеличиться, а в новом – вдруг вдвое сократиться. Всего-навсего за 40 лет. И все это при постоянно растущем энергопотреблении и, соответственно, необходимости в энергопроизводстве.

МЭА оказалось в очень деликатной ситуации: с одной стороны этому признанному во всем мире учреждению не хотелось терять репутацию, опубликовав полную чушь, а с другой стороны – бюджетная организация, политические назначения… в общем, нюансы.

Руководство МЭА вышло из тупика, в который его загнали прогнозы IPCC, сэр Штерн и главы Большой Восьмерки, по-умному (что подтверждает наличие большого количества серого вещества в этом всеми уважаемом учреждении): нужный прогноз развития мировой энергетики составили, но сопроводили его УСЛОВИЯМИ, при которых он «может реализоваться».

Условия эти следующие:

– стабилизация выбросов СО2 должна быть осуществлена не позже 2015 года (никто пока не знает – как это сделать);

– начиная с 2012 года технология секестрации СО2 должна быть распространена на ВСЕ новые ТЭЦ. Отметим, что предыдущий прогноз МЭА предполагал, что технологии секестрации смогут быть применены не раньше 2020 года (но кто их, предыдущие-то прогнозы, читает, когда мир спасать надо от потепления…);

– закрыть (!) не менее 15 % уже работающих ТЭЦ, не имеющих технологии секестрации;

– удвоить производство энергии из альтернативных источников (ветер, солнце, приливные, биомасса), независимо (!) от издержек и конечной стоимости этой энергии;

– к 2030 году УДВОИТЬ количество ядерных ТЭЦ (относительно старого сценария) – 833 гигаватта против 415 гига ватт;

– инвестировать 7,4 триллиона долларов в энергетический сектор для снижения выбросов СО2, с последующим отражением этих инвестиций на рост энергетических тарифов;

– несмотря на растущий спрос, существенно снизить мировое потребление бензина, газа и угля.

Иначе говоря – это сценарий, реализуемый при соблюдении нереализуемых условий.

С опубликованием этого, уже ставшего официальным, прогноза развития мировой энергетики все стали на него ориентироваться. Кто на них ориентируется? В первую очередь – правительства, энергетики, производители сырья, а еще инвесторы и банковские аналитики.

После этого события уже неважно – верна теория глобального потепления или нет – она УЖЕ радикально изменила программу развития мировой энергетики а также многих других секторов экономики – автопром, транспорт, строительство и сельское хозяйство.

Из книги В. Поздышева „Протоколы киотских мудрецов”.


Просмотров: 2045
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Зачем евреи берут русские имена и фамилии? Тайны Иллюминатов Как Ротшильды и Рокфеллеры делят Россию Откровение раввина Финкельштейна Кончита - Восход Люцифера Так кто же он, пан Тягнибок: еврей, полуеврей, антисемит или полуантисемит?