Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Э. Ходос об иудеях хабада и политиках Как появилась мафия Клан Барухов – короли иудеев Novus ordo seclorum
Новости

Основы научного антисемитизма

Для адекватного понимания таких объективных явлений, как еврейство, сионизм, еврейский вопрос, антисемитизм, антисионизм необходимо увидеть и исследовать не только внешние, видимые проявления, но их скрытую невидимую сущность...

Основы научного антисемитизма

Сергей Баландин

Многие филиалы так называемого организованного еврейства (ADL, LICRA и проч.) ведут тщательную слежку-мониторинг за проявлением «антисемитизма» в мире, накапливают уйму «фактов» и «статистических данных». Для адекватного понимания таких объективных явлений, как еврейство, сионизм, еврейский вопрос, антисемитизм, антисионизм необходимо увидеть не только внешние видимые проявления, но и их скрытую невидимую сущность, которую невозможно узреть без соответствующего теоретического метода. Этим методом и должна послужить исследовательская концепция.

Что такое научный антисемитизм?

Выше мы уже отметили, что само слово «антисемитизм» – это уже теория, ибо, как и всякое понятие, своим содержанием определяет смысл любого высказывания, которое его содержит. В зависимости от трактовки этого слова, простая фраза: «Ты антисемит» – может восприниматься или как оскорбление, или как комплимент, или не значить вообще ничего, поэтому ключ к владению умами находится в толковании слов… Но владеет этим ключом не тот, кто просто, как попугай, повторяет чужие слова, а тот, кто устанавливает значения, содержания слов, их всевозможные коннотации (побочные смыслы) и степень политкорректности, внушая эти содержания массам через СМИ, искусство и литературу.

Так, например, СМИ проделали огромную работу, чтобы внедрить в сознание масс ряд никем и никогда не растолкованных слов: «левые», «правые», «красные», «оранжевые», или чтобы придать некогда ясным словам значение ругательств: «космополиты», «сионисты», «миссионеры», «либералы» (в произношении «либерасты»). В свою очередь, «либералам» удалось в их сфере влияния закрепить за словом «национализм» отрицательную коннотацию, в итоге, многие стали воспринимать слово «националист», как синоним «антисемита», и однажды я был свидетелем замечательного курьёза, когда один еврей, истовый сионист, выговаривал еврея либерального: «Да я вижу, вы националист, уж очень вам не хочется быть евреем».

Было бы смешно, если бы не было так грустно. Как теперь люди вообще могут разговаривать друг с другом? Вавилонское смешение языков! И этой неразумной массой можно манипулировать, как угодно, никто этого даже и не заметит.

Ещё более негативной аурой окутали слово «антисемитизм», и притом так, что какого-либо объяснения этого термина не знает никто! Часто приходится слышать: «Ты пытаешься прикрыть свой антисемитизм». Я готов согласиться со своим «антисемитизмом», но почему его нужно «прикрывать»? Разве евреи «прикрывают» своё еврейство? Так почему же мы должны прикрывать свою позицию, свою веру, своё отношение к евреям, или «антисемитизм» преступление какое, которое нужно совершать тайно? Тогда, в чём его состав?

Никто ещё мне не ответил на эти вопросы, не нашёл я ответа также и в специальной серьёзной литературе, посвящённой антисемитизму. Так, например, автор солидной монографии «История антисемитизма» Лев Поляков, на 26-й странице, спохватившись, что термин до сих пор не был определён, пытается исправить своё упущение и пишет: «...Антисемит... Необходимо договориться о постоянном значении этого понятия».

Наконец-то, – думаем мы, – и он прозрел, да, необходимо и давно пора! Но только было высказано сие благое пожелание, как автор тут же о нём забывает и переключается на совершенно другую тему; необходимость «договориться о постоянном значении этого понятия» была высказана, но, тем не менее, «воз остаётся и ныне там»…

Итак, Поляков – корифей по истории антисемитизма – не знает, что такое «антисемитизм», Солженицын – автор фундаментальных трудов по еврейскому вопросу, таких, как: «Евреи в СССР и в будущей России», «200 лет вместе» и др. – не знает, что подразумевается под этим словом, Кара-Мурза – эрудит и философ, также занимавшийся еврейской проблемой, не только не знает, что подразумевается под «антисемитизмом», но даже и что под ним не подразумевается. И при этом некоторые из наших оппонентов позволяют себе с апломбом заявлять: «антисемитизм чётко определён».

Ладно, в конце концов, я бы простил этот апломб, если бы мой оппонент притом дал бы какое-нибудь своё ясное понимание вопроса, во всяком случае, если ты кого-то критикуешь за что-то «неправильное», то хотя бы покажи, что по-твоему есть «правильное», но, увы, такой оппонент мне ещё ни разу не попадался, все, в основном, такие «умные», что считают ниже своего достоинства что-либо разъяснять «профанам» и «антисемитам». Может быть, вы, дорогие читатели, знаете, что такое «антисемитизм»? Тогда напишите мне, буду очень рад.

Часто и многим я задавал такой вопрос: «Антисемит, это кто?».

– Как кто? – говорят. – Естественно, тот, кто не любит евреев.

Тогда я спрашиваю: «Антисемит не любит абсолютно всех евреев без исключения, или некоторых он любит, а некоторых нет?

– Ну, разумеется, у каждого антисемита есть некоторые евреи, которых он любит.

– Хорошо, – говорю, – а тех некоторых, которых не любит антисемит, он не любит тотально, не любит абсолютно всё, что бы евреи ни делали, ни говорили, ко всему антисемит будет относиться враждебно, всё будет оспаривать, будь то еврей скажет, что «дважды два – четыре», – так?

– Нет, – говорит, – антисемиты иногда соглашаются с евреями, пользуются их услугами, их умом и трудолюбием и даже бывают ими довольны.

– Значит, – говорю, – враждебность вызывают не сами люди, а их определённое поведение, конкретные действия, так?

– Так.

– Но могут ли хорошие поступки и добрые дела у всех поголовно вызывать враждебность?

– Да, вот у антисемитов именно так.

– Значит, евреи испокон веков делали антисемитам одно добро, проявляли по отношению к ним братскую любовь, никогда их не презирали, не держались надменно, не проявляли чёрствость и равнодушие, а к ним в ответ вот такой чёрной неблагодарностью?

– А с какой это стати еврей должен антисемитов любить и относиться к ним неравнодушно? Пусть сами о себе заботятся.

– Они и заботятся, но с какой стати вы требуете от них любви?

Что в итоге получается?

«Антисемит» – это тот, кто не любит евреев, однако некоторых любит, да и первых иногда любит, а иногда не любит – что-нибудь здесь можно понять и определить?

И это ещё не всё, непонимание обнаруживается также в вопросе: за что именно ненавидит евреев антисемит? Говорят, что расисты, например, не любят негров за то, что они чёрные – это плохо, но, во всяком случае, здесь понятно, за что, т.е. не любят за какие-то определённые качества, как только сии качества (чернота) исчезнут – сразу начнут любить и уважать.

Но вот, как только мы начинаем доискиваться до специфических еврейских качеств, тут нам и говорят, что это и есть «антисемитизм чистой пробы», так как у евреев, мол, нет и не может быть каких-либо особых качеств, они ничем не отличаются от не-евреев, более того, евреи порой сильнее отличаются от иных других евреев, нежели от окружающих их гоев, и среди них есть, так же, как и среди прочих народов, люди как и хорошие, так и плохие, так и всякие.

Правильно, есть, только мне непонятно, почему же эти всякие «евреями» называются, если нельзя сказать что-нибудь типа: «все евреи, или в основном, ТАКИЕ-то», и почему тогда антисемит называется «антисемитом», а не «антивсяким мизантропом»?

Я также часто спрашиваю евреев, любящих поругать антисемитов: «Поставьте вы себя на место антисемита и подумайте, за что бы вы могли не любить таких, как вы?»

Большинство отвечают: «За то, что евреи всех гоев в уме превосходят», а меньшинство, те, что не нашли в себе ненависти ко всем, кто их в чём-то превосходит, оказываются обескураженными моим вопросом и говорят: «Мы не знаем». Но раз не знаете, почему бы хоть раз не спросить и не прислушаться к мнению тех, кто вас «не любит»?

Но «логика» тут такая: раз не любит, значит «антисемит», а раз «антисемит», то его и слушать не стоит, он всё равно ничего правильного не скажет.

Иногда понятие «антисемитизм» совершенно некорректно отождествляют с понятием юдофобия – неосознанное психологическое чувство неприязни к евреям. Даже сам термин «антисемитизм» нередко трактуют, как синоним слова «юдофобия». Так, например, в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона прямо и написано: «Юдофобия, то же, что антисемитизм».

Интересно, что авторы словарей порой фиксируют всевозможные расхожие заблуждения относительно смысла слов и при этом забывают указать их первоначальное значение, историю и даже этимологию. В частности, нетрудно увидеть, что в самом термине «анти-семитизм» уже заложено его определение – это позиция, отрицающая семитизм, откуда следует, что без определения понятия «семитизм» невозможно сказать, за что и почему его отрицают.

Потом, умалчивается первоначальное значение термина «антисемитизм», которое было дано его автором немецким публицистом Вильгельмом Марром, впервые употребившим термин «Antisemitismus» в своём памфлете «Der Sieg des Judentimms uber das Crermanenthum» («Победа иудаизма над германизмом»), изданном в 1879 году. Новые толкователи марровского термина полностью игнорируют тот факт, что собственно термин был введён в обиход именно для того, чтобы применять его в теоретическом, научном смысле, так как старый термин «Judenhass» («ненависть к евреям») не отражал никакой определённой позиции и давно уже потерял всякую референцию в действительности, а как пустой ярлык он не мог быть предметом серьёзного исследования или хотя бы чем-то, о чём можно как-то здраво рассуждать.

Что же касается беспричинной ненависти или всяких там фобий к евреям, то если где-то таковые и существуют, как экзотические психиатрические патологии, они, разумеется, никак не могут быть научными, но антисемитизм, как теоретическая позиция – вполне, и все, кто только научно ни исследовал еврейский вопрос, пусть то даже и сами евреи-сионисты, такие, как Пинскер, Герцль, Нордау и др., на самом деле занимались научным антисемитизмом, возможно, и не подозревая о том, что их исследования могут быть названы таким термином, ведь не подозревал же один мольеровский герой, что говорит прозой. Поэтому, чтобы быть корректными в терминах, нам следует отличать понятие «антисемитизм» от «юдофобии»…

К евреям также нередко относятся, как к «заморской нечисти» – это плохо, но при чём здесь антисемитизм? Даже собственно о юдофобии справедливо говорить только тогда, когда ксенофоб ко всем «заморским нечистям» относится вполне терпимо, но лишь одних евреев не переваривает.

Всегда ли фобия или ксенофобия заслуживает осуждения?

Я думаю, не всегда, ибо, как говорится, чувству не прикажешь, поэтому нельзя не признать, что ксенофобия до определённой границы вполне допустима, ибо каждый имеет право кого-то любить, а кого-то не любить. Однако, если ксенофоб выражает свои чувства открыто, тем самым незаслуженно оскорбляя людей, мы такого ксенофоба называем хамом. Разумеется, мы осуждаем хамство и по отношению к евреям, и по отношению к кому бы то ни было, но если уж осуждать ксенофобов, выходящих за рамки допустимых границ, то, следует осудить не только проявления ксенофобии у антисемитов по отношению к евреям, но и у евреев по отношению к антисемитам.

Тогда справедливо будет спросить: кому же больше присуща ксенофобия, антисемитизму или еврейству?

И тут, безусловно, пальму первенства нужно будет отдать в руки еврейства, ибо, если у антисемитов ксенофобия проявляется отнюдь не у всех и не всегда, то у еврейства, особенно ортодоксального и сионистского, антисемитофобия, гоефобия является неотъемлемым атрибутом, и исключений практически нет, так как еврей, не чувствующий в себе ксенофобии по отношению к гоям, так или иначе будет стремиться к сближению с последними, что, в конце концов, приведёт к ассимиляции. Поэтому, таких евреев мы полностью вычёркиваем из понятия еврейства, как субъекта еврейского вопроса, а ксенофобию оставляем определяющим признаком всего еврейства.

Таким образом, осуждая ксенофобию, мы осуждаем частично гойство, но в гораздо большей степени еврейство, из чего следует, что осуждение ксенофобии, как таковой, есть опять-таки ни что иное, как форма антисемитизма.

Итак, мы пока не нашли ясного понимания вопроса: что такое антисемитизм ни в специальной литературе, ни в обыденном языке, поэтому, не имея в наличии никаких альтернативных концепций по этому вопросу, мы считаем для себя вполне приемлемым и необходимым создать свою, при этом даже не опасаясь вступить с кем-либо в противоречие, ибо всякое противоречие будет означать альтернативную концепцию, чего наши оппоненты вряд ли когда-нибудь осмелятся создать и противопоставить, ибо вся сила мифа об «антисемитизме» как раз и состоит в его неопределённости, аморфности, это ни что иное, как уловка, позволяющая уйти от решения конкретных спорных и конфликтных вопросов.

Ярлык «антисемитизма» – универсальный ключ ко всем проблемам, например:

– Абрам, ты мне должен три рубля.

– Ничего я тебе не должен, потому что ты антисемит.

Это, конечно, примитивный пример, но разве, когда, скажем, «Эмнести Интернэшнл» и другие правозащитные организации предъявляют претензии к Израилю за нарушение прав палестинцев, но, вместо ответа, Израиль обвиняет их в антисемитизме, – это не та же уловка? Когда Российское правосудие пытается привлечь к суду российских олигархов за финансовые преступления, но в ответ президента России называют «антисемитом» – это не та же уловка?

Я не знаю, может, где-то прав и Израиль, а где-то и олигархи, давайте разбираться, но без ярлыков и дешёвых психологических уловок, всё можно решить, не примешивая эпитетов «еврей», «антисемит», «русофоб» и т.п., как будто «евреи», «русофобы» и «антисемиты» уже не рассматриваются, как люди и субъекты права.

В действительности же подобные эпитеты не имеют под собой абсолютно никакого смысла, кроме как, разве что, в смысле комплиментов: ты антисемит? – ну и очень хорошо, это значит, что ты противник еврейского расизма и шовинизма, а русофоб – противник русского хамства и свинства и т.д. Поэтому и мы позволим себе понимать термины «антисемитизм», «русофобия» и т.п. по-своему, в самом положительном смысле, ибо и «антисемитизм», и «русофобия», как явления, часто представляют собой совершенно естественную и здоровую реакцию на те безобразия, которые «политкорректное» общество старается умалчивать.

Израильский ивритоязычный публицист Анатолий Кристал в своей статье об антисемитизме хорошо заметил по этому поводу:

«То, что называется “антисемитизмом”, есть ни что иное, как естественная и понятная реакция на еврейскую спесь, на то презрение, которое евреи питают по отношению к не-евреям. Фактически, антисемиты – это зеркало, чрез которое просматривается расистская рожа еврейства. Обвинить антисемитов – значит обвинить зеркало нашего этического уродства. Напротив, разумный человек должен попытаться исправить те изъяны, на которые указывает зеркало…»

Впрочем, антисемиты в своей «реакции» на евреев отнюдь не всегда бывают объективны, как и евреи в своей на антисемитов. К сожалению, оскорблённое чувство справедливости по отношению к себе не всех обязывает также быть справедливым по отношению к другим, однако ярлык «антисемитизма» не различает справедливую критику евреев от несправедливой, в этом-то и состоит вся путаница. Мы же ведь не называем «антифашизмом» любые уголовные преступления против немцев, «атеизмом» – проявления вандализма на святых местах, «антикоммунизмом» – пьянство и разгильдяйство в трудовых коллективах бывшего Советского Союза.

Вот и здесь я предлагаю все вещи называть своими именами: расистское отношение к евреям – расизмом, шовинистское – шовинизмом, хулиганское – хулиганством, ксенофобское – ксенофобией или, если хотите, юдофобией, вандализм – вандализмом, дискриминацию по национальному признаку – дискриминацией, клевету – клеветой, диффамацию – диффамацией, провокации и подстрекательства – провокациями и подстрекательствами, демагогию – демагогией, а очищенную от всех этих противоправных и аморальных проявлений критику еврейства назовём НАУЧНЫМ АНТИСЕМИТИЗМОМ.

Что ещё надо для вполне ясной ориентации в еврейском и других национальных вопросах?

Начнём раскрывать нашу концепцию, что называется, ab ovo (от яйца), т.е. из единого зерна, от главного тезиса путём анализа и определения его составляющих.

Таким главным тезисом для нас является еврейский вопрос – вопрос, о котором, так много говорят, по которому имеется так много различных точек зрения и так мало между ними обнаруживается единства взглядов, что вряд ли даже можно сказать, имеется ли хотя бы общее представление о том, что это такое вообще, понимают ли люди тот предмет, о котором говорят.

И тем не менее, еврейский вопрос – это не праздное умствование и не нечто не столь актуальное, о чём можно забыть и не вспоминать энное количество времени, как, например, вопрос о летающих тарелках, до тех пор, пока какая-нибудь тарелка сама не свалится нам на голову, пока «рак на горе не свистнет» или, как говорят евреи, «Машиах яво» (Мессия придёт).

Увы, этот вопрос, хотим мы того или нет, сам напоминает нам о своём существовании, постоянно обрушиваясь на наши бедовые головы, ибо евреи не гипотетические пришельцы и не цивилизация, живущая от нас за тридевять земель, они живут среди нас, они претендуют жить в тех «местах под солнцем», где претендуем жить и мы, они стремятся вытеснить оттуда нас и наших потомков, они всячески ущемляют нас в правах и лишают средств к существованию.

По какому праву они на всё это претендуют? – спросите вы, – на каком основании одни должны жить лучше других, чем, собственно, они это заслужили? В том-то и дело, что ничем не заслужили, и нет у них вообще никаких особых заслуг, кроме одной: они евреи.

Сию мифическую «заслугу» они не только приписывают себе сами, но нередко и нееврейское общественное мнение в том их всячески поддерживает, не понимая, что, проявляя «филосемитизм», оно тем самым проявляет терпимость к расизму, правовой дискриминации и, в конце концов, само себе роет яму.

Да, тот, кому безразлична его судьба и судьба его детей, может не обращать внимания на этот вопрос, ежели нет, мы приглашаем его и также всех заинтересованных поразмышлять о наших проблемах вместе.

Прежде всего, нам нужно сформулировать, наш главный тезис и предмет нашего исследования, дать ему общее определение, а потом, если общее окажется недостаточным, идти к определению частностей.

Когда же с частностями будет более-менее ясно, мы сможем обратно вернуться к общему уже с определённым заключением. Таков в общих чертах план нашего исследования…

(С) С. Баландин 


Просмотров: 2445
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Масоны у власти в Украине Герб Украины — хазарская тамга. Украинцы наследники иудейского каганата (окончание) Кончита - Восход Люцифера Осторожно Хабад! Менахем Ааронович Мендель Зачем евреи берут русские имена и фамилии?