Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Враг человечества - Тавистокский институт Ответ на „еврейский вопрос” Так вот ты какой, Мошиах!! Носители человеконенавистнической идеологии ищут защиту у Европы
Новости

Отрывок из статьи личного биографа Ротшильдов иудея Марка Раважа

Марк Эли (Ильич) Раваж – личный биограф семьи Ротшильдов. В 1928 году, видимо в связи с началом циркуляции, в связи событиями в России после 1917 года, переведённых на европейские языки «Протоколов Сионских Мудрецов» и появлением четырёхтомной документации «Международного еврейства» Генри Форда, Раваж разразился данной статьёй. Эту статью можно сразу же найти на Интернете, если набрать её английское название “A Real case Against the Jews” One of them Points out the full Depth of their Guilt. Marcus Eli Ravage.

Перевод Проф. Столешников А.П.

Далее - окончание статьи М. Раважа „Реальные обвинения против евреев, один из которых указывает на полную глубину их вины”.

В то время объектом действий Иисуса была маленькая секта в Иудее. Она была не первая и не последняя. Иудея, как и современная Америка, была плодородной почвой для всяких странных сект. Эта секта называлась Эбионим – эбионитами (Ebionim) – так звали они себя - пауперы, люмпен-пролетарии, «которым нечего терять кроме своих цепей», они не рассматривали свою веру в качестве новой религии. 

Они все были евреями и евреями оставались. Учения их лидера по характеру относились к области социальной философии, этике поведения, образу жизни. Современным христианам, которые спрашивают, почему евреи так и не восприняли учение Иисуса, я только могу ответить одно, - что в течение долгого периода времени никто, кроме евреев, и не были христианами. Удивляться, что все евреи не стали Эбионитами, так же не интеллигентно, как спрашивать, почему все американцы не стали баптистами.

В обычное время никто бы и не обратил внимания на потрёпанную братию. По большей части это были рабы и работники, их забитость делала из их никудышных солдат. Но когда страна была в состоянии борьбы с иностранным врагом, не от мира сего философия христианства стала очень опасной. Это была вера безверия, иллюзий, отстранения от всех проблем и откровенного пораженчества.


Она грозила подорвать боевой дух нации, воюющей с агрессором. Это пресловутое «благословение мир приносящих», «подставление другой щеки», это «непротивление злу насилием», эта необъяснимая любовь к врагу - выглядели как целенаправленная попытка парализовать волю нации, вызвать кризис и обеспечить победу врага.

Таким образом, неудивительно, что еврейские власти стали преследовать Эбионитов. Их митинги выслеживались и разгонялись, их лидеры были посажены в тюрьмы, их доктрина была запрещена. Казалось, что секта обречена, но неожиданно поднялся занавес действие третьего акта и события приняли новый поворот.

Возможно, что самым жестоким гонителем сектантов был некто Саул, который занимался производством палаток и тентов. Житель Тарсуса и, таким образом, человек, воспитанный на греческой культуре, он презирал их учения отказа от мирской суеты и их далёкость от жизни. Как еврея, настроенного патриотически, его пугало влияние этой секты на самосознание нации. Образованный человек, знавший несколько языков, он был идеален для странствий по разбросанным по всему средиземноморью еврейским общинам в целях противодействия вредоносной доктрине пацифизма. Власти Иерусалима назначили его главным преследователем секты Эбионитов.

Он был на пути к Дамаску, чтобы арестовать группу сектантов, когда к нему пришла новая идея. В одной из смутных фраз книги Деяний святых Апостолов, Евангелия, он увидел хорошую мысль. На самом деле мыслей было две. Начать с того, что он понял насколько бесперспективны усилия маленькой Иудеи против тогдашней римской супердержавы.

Второе, и ещё более важное, - ему пришло в голову, что та отшельническая секта, которою он репрессирует, может, если постараться, со временем стать для угрожающей силой не только для Иудеи, но и для Рима. Пацифизм, несопротивление, отшельничество, любовь к врагам были опасными учениями у себя дома. Однако, если распространить это учение среди вражеских войск, - это может подорвать их дисциплину и склонить чашу весов в пользу Иерусалима. Павел-Савл, говоря современным языком, первым понял значение пропаганды в тылу врага.

Он дошёл до Дамаска, и здесь к изумлению своих друзей, и тех, кого он собирался репрессировать, Савл провозгласил своё обращение в эту веру и попросил допуска в братство. По возвращении в Иерусалим он положил перед изумлённым Синедрионом проект новой стратегии. После долгих дебатов и копания в вариантах новая стратегия была принята.

Единственно, лидеры Эбионитов самого Иерусалима не испытывали доверия к новообращённому Савлу. Их смущали его мотивы и предложение отказаться от древних еврейских обычаев, чтобы доктрина стала доступной для усвоения неевреями. Они боялись, что приток неевреев в их секту наполнит её разной шушерой и ослабит её. Но, в конце концов, Савл убедил и их. И таким образом Савл – преследователь христиан, стал Павлом – христианским апостолом. И таким образом в языческую Европу хлынула совершенно чуждая ей восточная религия.

К несчастью для Павла новая религия работала чересчур хорошо. Его, подогнанное под гоев довольно привлекательное Евангелие, приносило новых подвижников быстрее, чем он рассчитывал или даже желал. Вы должны иметь в виду, что его первичная идея была только защитного характера. В то время он был далёк от мысли христианизировать весь мир. Его задача ограничивалась простым желанием подорвать силы врага. Если бы римские гарнизоны ушли из Палестины, его задача была бы выполнена, и Павел готов был свернуть всё дело.

Но рабы и все угнетённые Римской империи, калеки, голодающий пролетариат самого Рима нашли в адаптированном для них Павлом Евангелии такое необходимое им утешение, как до этого, тоже утешение в учении распятого учителя нашли и сами бедные евреи.

Результатом этого неожиданного успеха было то, что Римские власти догадались что происходит. Неприятные известия о неповиновении гарнизонов потекли в Рим из Палестины и из других мест. Вместо того чтобы затихнуть и дать римским властям успокоиться, дело начало развиваться в сторону обострения. Тогда Риму ничего не осталось ничего, как взять Иерусалим огнём и мечом. Долгих четыре года понадобилось самой лучшей армии мира, чтобы взять маленький Иерусалим, но Рим разрушил гнездо заразы в 70 году нашей эры. По крайней мере, Рим надеялся на это.

Историки того времени
(на самом деле нет никаких данных о Римской истории, кроме как от еврейских историков Тита Ливия (Леви) и Иосифа Флавия. Прим пер.)
не оставляют никаких сомнений в целях Рима. Они говорят нам, что Нерон послал генерала Веспасиана и его сына Тита с решительным приказом стереть с лица земли Иерусалим и уничтожить очаги христианства.

(В ответ на это евреи Рима подожгли Рим, а жена Нерона, еврейка Поппея, провела к нему убийц. Первой женой Нерона была дочь императора Клавдии, которого евреи отравили, Октавия. Но чтобы получить контроль над Нероном, Октавию тоже отравили, и подложили ему еврейку Поппею. Свадьба была в 62 году. Но когда и это не помогло, и Нерон продолжал зачистку Иудеи, римские евреи в 64 году подожгли Рим. Официально временем начала войны считается 66 год, но на самом деле, как это признаёт и Марк Раваж, эта война против римских гарнизонов шла постоянно, и 66-ой год – это просто когда война вступила в кульминацию – осаду Иерусалима. Поппея провела убийц к Нерону в 68 году. Но в еврейских энциклопедиях они пишут, что он кончил жизнь самоубийством. Прим. Пер.)


Для римлян еврейское христианство было ничем другим, как воинствующим иудаизмом, что в принципе, соответствовало действительности. Что касается желаний Нерона, то он, по крайней мере, осуществил половину своих намерений.

(За что еврейские историки ославили его как сумасшедшего. Прим. Пер).

Палестина была превращена в руины, которыми она и оставалась на протяжении почти двух тысяч лет. Но еврейское христианство было уже не уничтожить.

Наоборот, только после падения Иерусалима, стратегия Павла начинает работать на полных оборотах. Как я уже говорил, намерением Павла сначала было просто испугать Рим, то, что имел в виду и Моисей, когда заражал египтян чумой. Павел сначала делал дело осторожно и не торопясь, чтобы не спугнуть могущественного врага. Хотя он и вертел евангелием пред носом врага, он воздерживался от прямой атаки. Теперь, когда Иерусалим был разрушен, и когда Павлу нечего стало терять, он отбросил все сомнения и перенёс войну на территорию врага. Теперь уже целью было разрушить сам Рим, также, как Рим разрушил Иерусалим.

Если собственные письма Павла не убеждают вас в этой интерпретации его деятельности, я прошу вас обратить на его не менее приятного сотоварища - апостола Иоанна Богослова. В то время как Павел, оперируя в тени императорского дворца и периодически попадая в тюрьму, вынужден был говорить притчами и завуалированными намёками, апостол Иоанн, обращаясь к безучастным азиатам, уже мог себе позволить говорить в открытую. Во всяком случае, его памфлет «Откровения Иоанна Богослова» есть неприкрытая правда, о чём на самом деле весь «спич».

Апостол Иоанн обзывает Рим Вавилоном и описывает его, брызжа слюной от ненависти, как матерь всех блядей и выродков, как исчадье ада, как сука, упившуюся кровью святых (христиан и евреев. Прим Автора), как угнетателя «людей и множества народов и наций и языков». И чтобы отбросить все сомнения о ком идёт речь – говорит о «великом городе, который правит царями всей земли». И ангел трубит триумфально: «Великий Вавилон пал, пал!» И затем даётся картина оргии разрушения. Торговля, производство, морская торговля – всё кончено. Изобразительное искусство, музыка и «голоса женихов и невест» - всё смолкло. Мрак и запустение опустились на страну. (Прямо как в России. Прим. Пер). Покорители гоев скачут на конях – кровь по стремена. «Возрадуемся победой, о небеса, и вы святые апостолы и еврейские пророки – Бог отомстил за вас!

И какая же цель всей этой разрухи? Иоанн и не собирается скрывать это. Он заканчивает своё божественное откровение видением нового мира – восстановленного Иерусалима, и не какого-нибудь суррогата Иерусалима, а именно настоящего, на том же самом месте – столицы восстановленного государства «двенадцати колен сыновей Израиля».

(Воплощение чего, уже в стадии завершения, что вы можете обозревать уже своими собственными глазами, в отличие от Марка Эли Раважа, который писал в 1928 году, но знал уже наперёд. Прим. Пер).

Мог ли кто-нибудь яснее высказать еврейские цели, чем это сделал Иоанн Богослов?
(И заставить все народы Европы 2000 лет работать на эту цель? Прим. Пер)

Конечно, ни одна цивилизация не может вечно противостоять такому натиску. К 200-ому году усилия Павла и Иоанна и их последователей сделали такие успехи среди всех классов Римского общества, что христианство стало доминирующим культом во всей империи. Тем временем, как Павел мудро и предвидел, мораль и дисциплина Римского государства сошли на нет до такой степени, что всё больше и больше римских легионов, которые раньше наводили ужас на все страны и были краеугольным камнем римской культуры и государства, начали терпеть поражение за поражением от варваров. В 326 император Константин (судя по носу на бюсте – скрытый еврей. Прим. Пер) провозгласил христианство официальной религией. После него только император Юлиан пытался повернуть вспять. Но уже было поздно. Римское государство было безнадёжно подточено палестинскими червями. Это был полный триумф Павла.

Вот так, я, если бы я был антисемитом, ищущим еврейский заговор, делал бы своё дело, интерпретируя факт, каким образом еврейская религия стала религией гоев.

Марк Эли Раваж. 1928 год

Источник


Просмотров: 2918
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Обращение Русских учёных к евреям России Американские эксперты подробно расписали сценарий разрушения России Начальники лагерей ГУЛАГа...говорящие на идиш Кончита - Восход Люцифера Пророчества о падении США Откровение раввина Финкельштейна