Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Безнравственная иудейская мерзость на русской сцене Как появилась мафия Обращение русских ученых к евреям России Англичанка по-прежнему гадит
Новости

Проект „Хазария” - Кто стоит за мировой закулисой

Война в ментальном пространстве

Невидимая Хазария, книга - Библиотека - Одесский ПолитикумВойна против государственности, как уже говорилось, ведется в трех субпространствах — политическом, информационном и психологическом — с использованием политических, информационных и психологических средств. Государство можно уничтожить, не объявляя ему войны и не ведя против него традиционных военных операций.

Таких способов много. Это и революция. Это и перепрограммирование сознания правящей элиты на антигосударственный курс. Это и смена режима и установление марионеточного правительства, которое, выполняя волю агрессора, действует в антинациональных интересах и уничтожает государственность. В целом все эти способы сводятся к воздействию на власть либо силовыми методами (революция), либо несиловыми — путем ее коррумпирования или ее формирования из уже коррумпированных, совершивших различные преступления лиц. В любом случае здесь включается внешняя сила, действующая как агрессор.

Но бороться против государства можно не только с помощью воздействия на власть, но и воздействуя на народ. Как правило, в условиях корпоративного коррупционного государства власть перестает заботиться о народе и доводит его до такого состояния, что он начинает испытывать ненависть к власти и переносит ее на государство и государственность как таковую. Желает их уничтожения. Он воспринимает как враждебные ему институты защиты государства, и прежде всего армию. Он не желает ее поддерживать и в ней служить. Он утрачивает очень важную для сохранения государства способность — нести бремя государственности, идти ради нее на жертвы и лишения. Он полагает, что если этого не делает власть, то с какой стати это будет делать он. Он не заинтересован в какой-либо созидательной деятельности ради государства. Он скорее будет его разрушать, как луддиты свои станки, чем созидать. Да и грабительской корпоративной власти созидательный порыв народа не нужен. Ее целью является разрушение, а не созидание государства.

В случае возникновения войны народ, сознание которого повреждено ненавистью к власти и, как следствие этого, к государственности, не пойдет ее защищать. Такое «подготовленное» в политическом, информационном и психологическом отношении государство легко покорить и уничтожить.

Но не только ненависть к власти способна вызвать у народа нежелание служить государству. На сознание народа через информационные каналы можно воздействовать так, чтобы сориентировать его индивидуалистическую мораль на служение себе (по формуле «я — это государство»), удовлетворение своих инстинктов, получение удовольствия от жизни, утилитарный подход к обществу и государству. Подобное эгоистическое сознание не может быть государственным и не способно к жертвенности ради любви к ближнему, к своему народу и Отечеству.

На сознание народа в антигосударственных целях можно воздействовать так, чтобы лишить его высоких идей, связанных со служением государству. Это, как правило, достигается путем дискредитации существующей идеологии или истории государства. Причем народ заставляют стыдиться именно тех периодов, в которые государственность его страны была особенно сильной и ознаменованной героизмом побед во имя защиты Отечества.

У государства объективно существует идеология. Она может быть не написана, она может быть не выражена. Но она существует. И она может быть государственной или антигосударственной. Так же как и власть может быть либо народной, либо безразличной к народу (замкнутой на себя), либо откровенно предательской. Но и та, и другая, и третья имеют свою доктрину, которая определяет государственный курс. Высокие идеи народной власти близки народу, и он их воспринимает душой. Низкие идеи низкой власти чужды народу, и он их отторгает. И тогда в душе остается пустота, но потребность в высоком остается. Тогда информационный агрессор может заполнить эту пустоту, которую он сам создал, используя низкую власть, идеями внешне привлекательными, но на поверку разрушительными и антинародными. Народ идет за ними, не понимая, что его ведут на заклание.

Народная власть не должна допускать возникновения в душе народа идеологической пустоты. Как подвергшаяся депопуляции территория государства, если там не будет своих, будет оккупирована чужими, так и территория массового сознания, если там не будет государственнической идеологии, будет оккупирована ее антиподом.

Государственническая идеология, доведенная до народа, простая и понятная ему (без научной зауми), рождает в его сознании ясную перспективу. А с перспективой связана надежда, устремление в будущее, осознание смысла жизни и желание жить. Священная государственность сводится к одному слову — «жизнь», которое заключает в себе три самых важных христианских понятия — веру, надежду, любовь — во всех их высочайших проявлениях в человеческом поведении.

Отсутствие же этой государственнической идеологии, наоборот, ведет к бесперспективности, безнадежности и бессмысленности существования. Утратив высокий смысл жизни, человек может уйти в низости и порвать связь с этой «бессмысленной» для него жизнью, совершив физическое самоубийство или, начав поклоняться культу смерти, совершить самоубийство духовное.

Поэтому лишение народа государственнической идеологии есть один из способов лишения его государства.

Но мы сказали, что есть еще один путь достижения этой цели — это лишение народа его истории. Оккупация и разрушение государства лежит через оккупацию и разрушение исторического сознания.

И еще важно учесть, что, не зная истории, нельзя понять сущность современной войны, ведущейся против России, а не понимая этой сущности, нельзя выработать стратегию ее ведения. Человек живет надеждой на будущее и воспоминанием прошлого.

Когда мы говорим, что история России — это история войн, которые она вела практически непрерывно за свою государственность, следует иметь в виду, что враг, который посягал на нашу идентичность и государственность, после поражения может быть одержим жаждой реванша. И эта разрушительная страсть отомстить, повторить попытку захвата, может уходить корнями в историю, и даже в очень далекое прошлое, которое вдруг оживает, воспламеняет внутренний мир какой-то группы живущих в настоящем людей и становится движущей силой их поведения. Реваншизм превращается в доминанту их личности. Они становятся функцией сил исторического реванша и продолжателями их войны против России. Будучи одержимы злобой, агрессией и революционным бунтарством, пагубной гордыней и местью, они отдают себя во власть этих сил, становятся продолжателями дела тех, кто вел против нас войну, кто хотел нас поработить и уничтожить, кто хотел сокрушить нашу государственность. Они с готовностью принимают эстафету войны от тех, кто воевал против нас в прошлом, но так и не смог нас покорить.

Эта разрушительная преемственность и духовная связь сил агрессии и реванша продолжается на протяжении всей российской истории. Понять исторические истоки реваншизма и его движущие силы — значит понять мотивы и цели современной войны и определить, кто и как ее на самом деле ведет и как противостоять новому воплощению старого исторического противника.
Силы исторического реванша против сил исторической священной государственности

(Исторический реванш как фундаментальный мотив современной войны против России)

Силы исторического реванша на протяжении многих веков вели беспощадную войну против сил исторической священной государственности России. Эта война продолжалась из поколения в поколение и никогда не прекращалась, а только трансформировалась, принимая ту или иную форму. Последующее поколение принимало историческую эстафету этой битвы от предыдущего. И так с течением веков уходило в прошлое осознание того, что же за всем этим стоит и где в далекой истории берет начало эта война.

Мы видим только вершину айсберга и воспринимаем войну с точки зрения ее поверхностного видимого современного проявления. Хотя самое главное находится там, в темной глубине времен, где возник и копился этот потенциал реваншистской одержимости.

Память об истоках и первопричинах этой войны с каждым новым вовлеченным в нее поколением постепенно стиралась, вытеснялась из сознания в подсознание, стала неотъемлемой частью коллективного бессознательного, воюющих сторон и в конечном итоге архетипа.

Можно сказать, что наиболее разрушительными и драматичными для российской государственности проявлениями исторического реваншизма были Первая мировая война, революция, Вторая мировая война и «Холодная война». Сейчас силы антироссийского реваншизма объединились в рамках регионального проекта «Европейский Рейх» (о нем написано в книге «Мифы патриотов») и встали под знамена нынешней глобальной войны за новый мировой порядок, за создание глобального антигосударства.

Но кто же первый начал эту войну, какие силы впервые возгорелись этой жаждой реванша, кто изначально воспринял «проект» священной российской государственности как угрозу своему исполненному гордыней и высокомерием проекту достижения мирового господства?

Чтобы ответить на этот вопрос, а вместе с этим понять глубинные основания битвы за государственность и движущие силы современной войны, нужно предпринять путешествие в далекую историю, потому что проект, который противостоит нашему «проекту», по всем параметрам можно назвать проектом «Хазария». Именно в нем объединились сейчас нынешние силы антироссийского реванша и антигосударственности. Под его знаменами выступает сейчас глобальная элита, которая приняла эстафету от продолжателей войн «неразумных хазар».

Нынешняя война против традиционной государственности, развернувшаяся в ментальном пространстве и охватившая все три составляющие его субпространства — политическое, информационное и психологическое, — это война сил исторического реванша, объединенных в проекте «Хазария», против сил, объединенных в «проекте» защиты исторической священной российской государственности.

Итак, с чего же все начиналось.

С одной стороны, история как цепь неких исторических событий, происшедших в прошлом, носит объективный характер. Но, с другой стороны, эта же история, написанная на бумаге, несет на себе отпечаток субъективизма, потому что пишется людьми, вольно или невольно излагающими свой взгляд на события. И она продолжает быть субъективной до тех пор, пока, иногда спустя много-много времени, не накопится исторический материал, который позволит снять этот налет субъективизма.

В конечном итоге история пишет себя сама, и с течением веков сама вносит коррективы в понимание исторических процессов. Подтверждает или опровергает все новыми неопровержимыми историческими фактами, которые выстраиваются в неожиданные цепочки. А до времени невидимые связи вдруг, объединившись, предстают в огромном стройно выстроенном историческом полотне, где каждая фигура, историческая деталь и событие занимают свое действительное место.

История и современность — две стороны одной медали. История подтверждается современностью. А современность невозможно понять без обращения к истории. Те поражения, которые мы терпим в битве за государственность на политическом, информационном и психологическом полях сражений ментального пространства, есть следствие нашей неспособности в полной мере осознать то, что происходит в современности, причиной чего является наше недостаточное знание и игнорирование истории. История дает ключ не только к пониманию, но и к выработке эффективной стратегии. Как пишет А. Панарин, «Опыт великого прошлого воскресает для будущего в том случае, если среди живых находятся те, кто способен не только постигнуть и творчески переосмыслить его, но и вооружиться им для новой мироустроительной работы».

И еще хочется добавить, что восприятие битвы за государственность с точки зрения сражений в физическом, ментальном и духовном пространстве, требует обращения к этому трехмерному ее историческому анализу. И это крайне важно. Потому что, как справедливо отмечает А. Панарин, «со времен появления великих мировых религий мировая история включает мистическую составляющую в качестве скрытой пружины и вектора». И еще потому, что два упомянутых выше противостоящих проекта — это проекты не только исторические, но прежде всего религиозные, духовные, несущие в себе эту самую «скрытую пружину и вектор». И потому эти проекты будут рассматриваться с точки зрения сакральной и, по выражению историка О. Платонова, мистически мессианской истории.

Сущность противостояния сил, которые стоят за этими двумя историческими проектами, можно выразить его же словами: «В роли более вдохновенных разрушителей выступают те, кто тяготится риском русской судьбы в истории. Это не столько ненависть к русскому народу, сколько ненависть к его таинственной изгойской судьбе, подтверждаемой и провоцируемой его неугомонным мессианским темпераментом. Риск исторического «образа жизни», выбранного русским народом в соответствии с его духовно-религиозной традицией, связан с тем, что он неизменно становится поперек дороги сильным и наглым. Перечеркивать «законные» ожидания преуспевающих и оправдывать «незаконные» предчувствия неприкаянных и непреуспевающих относительно конечного торжества «правды-справедливости» — вот тот русский камень преткновения, не убрав который сильные мира сего не могут спать спокойно».

Вот эти сильные мира сего как раз и являются теми силами реванша, которые стоят за проектом «Хазария».

Попробуем понять, почему именно этот проект и что связано с этой окутанной ореолом таинственности историей Хазарии.

Как пишет энциклопедия, Хазарский каганат — государство, которое существовало с середины VII до конца X века.

Этнически Хазарию населяли преимущественно тюрки.

Главой государства был каган.

В начале VIII века Хазария включала Северный Кавказ, Приазовье, большую часть Крыма, степные и лесостепные территории до Днепра.

Столица Хазарии — Семендер, который находился на территории современного Дагестана, а с начала VIII века — Итиль. Этот город был основан в устье Волги, там, где она впадает в Каспийское море, для того, чтобы контролировать движение по реке в целях сбора дани.

Дань составляла 10% от всех грузов, которые переправлялись по реке. Те, кто отказывался платить дань, подвергались нападению и уничтожались.

В 730 году под влиянием евреев, бежавших в Хазарию, спасаясь от преследования византийцев, арабов и персов, каган Булан и хазарские правители приняли иудаизм.

В 732—737 годах был краткий период вторжения арабов в Хазарию.

Арабский полководец Марван Ибн-Мухаммад разгромил хазарскую армию во главе с Буланом и потребовал от кагана принятия ислама. Булан согласился. Впоследствии арабские войска ушли обратно через Кавказ.

В конце VIII — начале IX века при внуке Булана кагане Обадии иудаизм был принят большинством тюркской знати и стал государственной религией.

Л. Гумилев в своей работе «Зигзаг истории» назвал это событие государственным переворотом, в результате которого все государственные должности были распределены между евреями.

Таким образом, в Хазарии установилось то, что Татищев назвал «двоевластие» (диархия). Формальным главой оставался исповедующий иудаизм каган, но действительным правителем был царь (бек) еврейского происхождения. Как пишет О. Платонов, «Бек мог не только назначать кагана, но и в любое время устранить его. Бек также распоряжался войсками, решал вопросы войны и мира, государственных финансов».

В условиях двоевластия бек был соправителем кагана. В последний же период хазарской истории действительный правитель (бек) вообще не считался с каганом и даже не упоминал о нем. По мере роста и укрепления власти бека двоевластие в Хазарии было уничтожено, и власть перешла к беку.

Исследователь истории Хазарии М. И. Артамонов пишет, что после «захвата иудеем Обадией государственной власти и обращения правительства Хазарии в иудейство» произошла полная смена государственного устройства, в результате которой Хазария оказалась покорной «чуждому народу по культуре и религии». М. И. Артамонов отмечал, что христиане и мусульмане Хазарии влачили жалкое существование «в качестве вечных налогоплательщиков и запуганных слуг своих жестоких господ». Они не поддерживали правительство, состоявшее из иудеев. Поэтому власти обрушили волну репрессий на обе эти конфессии.

Переворот и реформы Обадии привели к гражданской войне. В 810—820 годах против иудейского правительства выступили все феодалы, которые не приняли иудаизм, прежде всего христиане и мусульмане.

Война была беспощадной и длилась много лет. Обадия с сыновьями Езекией и Манассией погибли в войне, и власть наследовал его брат Ханукка.

Это всеобщее восстание против господствующей иудейской верхушки было подавлено со страшной жестокостью (с повстанцев сдирали кожу, заливали глотки расплавленной смолой). После этого правящая элита уже не скрывала своих верований…

Чтобы держать народ в подчинении, используется наемная армия, которая становится основой военной силы каганата. Ее численность достигала, по некоторым данным, от 40 до 100 тысяч человек.

Власть, которая потеряла связь с народом, держалась на военной силе. По мнению Артамонова, этот период можно считать началом упадка Хазарии, когда посредническая торговля вытесняет традиционные земледелие и скотоводство, а знать превращается «в паразитический класс с иудейской окраской».

После гражданской войны, по словам Л. Гумилева, «Хазария изменила свой облик. Из системной целостности она превратилась в противоестественное сочетание аморфной массы подданных с господствующим классом, чуждым народу по крови и религии».

Это противоестественное, искусственное соединение разнородностей привело к формированию, по выражению Л. Гумилева, государства-химеры, в котором на теле одного народа сидит голова, состоящая из представителей другого народа.

Известно, что в древнегреческой мифологии химера это чудовище с головой и шеей льва, туловищем козы, хвостом дракона.

В результате Хазария стала представлять по сути своей антигосударственное образование. Если на заре становления Хазарского каганата, в VIII веке, его основатели ханы Ашина руководствовались в политике интересами своих подданных и государства, то «еврейские цари таких целей себе не ставили. Они подавляли внутренних врагов иудаизма, а не Хазарии. Ликвидировав церковную организацию хазарских христиан, они запретили ее восстанавливать. В 854 году хазары-мусульмане были вынуждены эмигрировать в Закавказье».

Хазария была не только государственной химерой, но и этнической химерой, которая по Л. Гумилеву, складывается вследствие вторжения представителей одного суперэтноса в области проживания другого, несовместимого с ним, суперэтноса.

В своей книге «Древняя Русь и Великая степь» Л. Гумилев пишет: «Тюркотские ханы из династии Ашина в силу свойственной степнякам религиозной терпимости и благодушия считали, что их держава приобретает работящих и интеллигентных подданных, которых можно использовать для дипломатических и экономических поручений. Богатые евреи подносили хазарским ханам и бекам роскошные подарки, а красавицы еврейки пополняли ханские гаремы. Так сложилась еврейско-хазарская химера».

Химеру отличает бессистемное сочетание несовместимых между собой поведенческих черт. На место единой ментальности приходит полный хаос возникших в обществе в результате этого вкусов, взглядов и представлений.

Этот хаос Л. Гумилев объясняет с точки зрения предложенной им концепции этнического поля. Поле колеблется с определенной частотой, или ритмом. Химера представляет собой наложение двух различных ритмов, создающее какофонию, которая воспринимается людьми на уровне подсознания, создавая обстановку всеобщей извращенности и порождая антисистемные умонастроения.

Химера — это общность деэтнизированных, выпавших из этносов людей. Она живет энергией распада — этнического, государственного, социального и духовного.

Л. Гумилев пишет, что в недрах химеры, в зоне контакта несовместимых суперэтносов, формируются антисистемы, представляющие собой социальные образования негативного типа, общность людей с «негативным мироощущением».

В отличие от позитивного мироощущения, которое является жизнеутверждающим и созидательным, негативное мироощущение — жизнеотрицающее по своей сути ставит целью и идеалом уничтожение материального мира.

Жизнеотрицание выражается в том, что истина и ложь приравниваются друг к другу. Из этого вырастает программа глобального человекоубийства.

«Негативные образования существуют за счет позитивных этнических систем, которые они разъедают изнутри, как раковые опухоли».

Антисистемы порождают «антисистемные идеологии», которые объединяются одной центральной установкой: они «отрицают реальный мир в его сложности и многообразии во имя тех или иных абстрактных целей. Эти идеологии либо призывают в корне изменить мир, на деле разрушая его, либо требуют от человека вырваться из оков реальности, разрушая самого себя. И то и другое в пределе дает один результат — небытие и смерть.

Для антисистемы характерны скрытность действия и такой прием борьбы, как ложь. Среди адептов антисистемы преобладают люди с футуристическим ощущением времени, которые объявляют настоящее злом, требующим радикальных изменений, революционных переворотов и войн ради достижения будущих иллюзорных глобальных целей. Поэтому основой всех антисистемных идеологий является нигилизм, диктующий необходимость разрушения.

Антисистемы, будучи носителями разрушительного начала, выступают, как правило, инициаторами революций и войн. Эта деструктивность и агрессивность делает химеру уязвимой, и она сама превращается в мишень для нападения.

Хазария и хазары-иудеи, будучи примером классической химеры, были очень воинственными и находились в постоянном состоянии войны, воюя против Византийской империи, Киевской Руси, Арабского халифата и Сасанидского Ирана.

Многие историки пишут о том, что воинственность и беспощадность хазар в войне не знала предела. Это объяснялось еще и тем, что, когда бек, который был еще и командующим войсками, посылал их на войну, они не имели права отступать. Если же они терпели поражение, то каждого, кто к нему возвращался, он убивал. Казнь была жестокой. Иногда он разрубал их пополам, иногда вешал их на деревьях, иногда распинал на кресте.

Война у хазар превратилась в их образ жизни, стала повседневным непрерывным основным занятием.

Новые правители Хазарии были заинтересованы только в одном — увеличении числа подданных, с которых можно было бы собирать дань. В IX веке власть Хазарии распространялась на Восточно-Европейские степи и прилегающие северные области, занятые славянами.

Так, основав свое государство на Кавказе, Хазария с помощью войн стала создавать империю покоренных народов, куда вошли славянские племена, которые должны были постоянно платить дань хазарам.

В принципе нет ничего необычного в том, что покоренные народы платили дань империи. Великие империи, как правило, давали им что-то взамен. Так, например, Рим за выплачиваемые ему налоги даровал гражданство тем, кого он покорил, нес цивилизацию, порядок и защиту от возможных агрессоров. Подушный налог в Иудее составил 1 динарий, столько, сколько получал римский легионер в день. Но с хазарами все было по-другому.

Народы, находившиеся под властью Хазарии, в обмен на выплачиваемую ими дань, получали от хазар только довольно зыбкое обещание, что они не будут подвергаться нападениям хазар до тех пор, пока будут платить дань. Иначе говоря, эти народы были не чем иным, как жертвами гигантского грабежа, то есть рэкета.

Хазары жили за счет сбора дани с окрестных вассальных племен и транзитной торговли.

Как пишут историки, кроме посредничества и ростовщичества колоссальной и основной статьей доходов каганата на протяжении всей его истории была работорговля. Регулярные набеги на соседние земли (преимущественно славянские) давали хазарам большое количество рабов, которых продавали по всему миру. По свидетельству средневекового путешественника Ибрагима ибн Якуба, евреи добывали из славянских стран не только воск, меха и лошадей, но главным образом военнопленных для продажи в рабство, а также юношей, девушек и детей.

Итак, Хазария действительно представляла собой хищническое паразитическое государство, истреблявшее население славянских племен, разорявшее набегами все южные области Руси и стремившееся к экспансии все дальше на север.

Второй источник обогащения — это транзитная торговля предметами роскоши — шелком, пряностями и золотом, таможенный налог с которой оседал в казне.

О. Платонов так характеризует Хазарию: «Под водительством иудейской религии Хазарский каганат превратился в военно-разбойничье и торгово-паразитическое государство, занимавшееся сбором грабительских даней, посреднической торговлей, сбором пошлин с купцов (больше напоминающим современный рэкет). Торговля в Хазарии находилась исключительно в руках иудеев, главным источником дохода которых была торговля рабами из славянских земель».

Хазары, уподобляясь евреям, стали претендовать на статус избранного народа и были намерены утвердить свое превосходство как мировой силы и абсолютного гегемона в Кавказском регионе.

Этим планам не дал осуществиться князь Святослав Храбрый.

***

Из книги Т. Грачёвой „Невидимая Хазария”.


Просмотров: 3138
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Источник антисемитизма - это Талмуд Пророчества о падении США Что евреи сделали с Украиной Герб Украины — хазарская тамга. Украинцы наследники иудейского каганата (окончание) Майдан - нападение Израиля, США, Англии на Украину Жидобандеровский Хабад объявляет Путину «джихад»