Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Novus ordo seclorum „Холокост” как инструмент влияния сионизма-2 Враг человечества - Тавистокский институт Безнравственная иудейская мерзость на русской сцене
Новости

Работорговля и кастрация славян в средние века

ЕВРЕЙСКИЕ РАБОТОРГОВЦЫ И КАСТРАЦИЯ СЛАВЯН В СРЕДНИЕ ВЕКА

Работорговля и кастрация славян в средние векаВ 1996 году в московском издательстве «ВиМ» тиражем 5000 экземпляров вышла работа
известного швейцарского востоковеда Адама Меца «Мусульманский Ренессанс».
Книга эта является переводом с немецкого издания A.Mez «Die Renaissance Des Islams»,
Heidelberg, 1922.
В этой книге, всего на нескольких страничках содержатся весьма примечательные сведения
об истории работорговли в средневековой Европе. Оказывается, была такая работорговля
и, кто бы мог подумать, что занимались ей, в основном, представители «гонимого
и многострадального народа»!
Весь дальнейший текст — цитаты из книги Адама Меца.

В Европе работорговцами были почти исключительно евреи. Товар поступал главным образом с


Востока из славянских земель. Епископ Агобард Лионский (IX в. н.э.) упоминает в своей книге
De insolentia Iudaeorum ряд случаев, когда иудеи похищали у франков-христиан детей или даже
получали от христиан детей для продажи и продавали их испанским мусульманам.
С торговлей рабами связано, по-видимому, расселение евреев в восточносаксонском городе
Магдебурге [Caro, Wirtschaftsgeschichte, I, стр.191].
Во время транспортировки рабов этих работорговцев добросовестно обирали,
по крайней мере немцы; так, например, таможенное уложение г.Кобленца
требовало с каждой головы раба по 4 динара, а епископ г.Хура в Швейцарии
взимал на таможенной заставе в Валленштадте по 2 динара.
В X веке Прага была средоточием работорговли. Святой Адальберт сложил с себя в 989 году
сан епископа Праги из-за того, что не в состоянии был выкупить всех христиан,
закупленных одним еврейским купцом [Caro, Wirtschaftsgeschichte, I, стр.191].
Еврейские купцы везли славянских рабов в мусульманские страны. Женщины и девушки
предназначались наложницами в гаремы, а юноши, после кастрации, в евнухи.
По законам ислама кастрация запрещена и мусульмане предоставляли эту работу
еврейским врачам. Средневековый арабский историк ал-Мукаддаси пишет, что основным поставщиком
белых евнухов в мусульманские гаремы были «славяне, страна которых лежит позади Хорезма;
их кастрируют, а затем вывозят в Египет».
Славян доставляли в испанские города, населенные иудеями, которые и кастрировали их.
Иудеи в империи франков так же практиковали кастрацию, причем особой известностью
пользовались в этом отношении иудеи Вердена [Dozy, Gesch. der Mauren, 2, стр.38]
По поводу самой операции кастрации говорит средневековый арабский историк Ибн ал-Асир:
«Во время кастрации взрезают скротум и извлекают яички. Зачастую во время этой операции
мальчик пугается и одно яичко уходит наверх. Врач-иудей его ищет, однако найти его не всегда
удается, и опускается оно потом, когда разрез уже зарубцуется.
Если это левое яичко, то у евнуха будет и либидо и сперма, если же это правое,
то растет у него борода» [Ибн ал-Асир, IX, стр.39].
Лишь малая часть рабов выживала после такой операции, но выжившие стоили очень дорого.
[То есть, выражаясь современным языком, для евреев это был очень хороший бизнес].

[В заключение, как перекличку веков, можно рассмотреть "модные" ныне операции
по изменению пола. Кто же проводит такие операции? Кто они, эти "врачи"?
Кто они, эти "сексологи", которые насаждают в христианских странах
доброжелательное отношение к гомосексуализму?
Вопросы, вопросы... Ответы, ответы...]
 

«В Европе работорговцами были почти исключительно евреи. Товар поступал главным образом с Востока… С торговлей рабами связано, по-видимому, расслоение евреев в восточно-саксонских городах Магдебурге и Мерзенбурге»****.

Мец свидетельствует, что в интересующем нас Ближневосточном районе Халифата «категория белых рабов ограничивалась тюрками и представителями того неистощимого племени, которое дало в Европе название своему сословию, т.е. славянами. Они ценились выше тюрков»*. «Если нет славянина, то берут в услужение тюрка» – говорил Аль-Хваризми (Хатима, IV, стр. 116).

Гораздо большей статьей вывоза из главного города волжских булгар – Булгара – были рабы, которые оттуда доставлялись на Амударью (Мукаддаси, стр. 325).С запада Русь терзали набеги тевтонских псов-рыцарей, за которыми, как чёрное воронье, следовали работорговцы от Сиона, спускавшие ордену подряды на живой товар из Руси.

«Второй путь вывоза рабов-славян шел через Германию в Испанию, а также в провансальские города и итальянские портовые города Средиземного моря»**…
«Во время транспортировки рабов этих еврейских работорговцев их добросовестно отбирали, по крайней мере немцы»***. Еврейская работорговля свободно шагала через все запреты христианской церкви продавать христиан в рабство. А выкупить всех христиан-рабов у евреев церковь зачастую не могла просто за неимением необходимых средств. Так, в 989 г. св.Адальберт сложил с себя сан епископа Праги из-за того, что не в состоянии был выкупить всех христиан, закупленных одним еврейским купцом****. Это указание очень ценно, так как свидетельствует о том, что иудейские работорговцы ещё задолго до того, как они создали на развалинах Соломонова храма Тевтонский орден, уже протоптали дорожку на Западную Русь со стороны Праги – этого древнейшего перевалочного пункта работорговли в Центральной Европе.

Активное участие сионизма в событиях 1968 года в Чехословакии показывает, насколько глубоко окопался сионский зверь в этой славянской стране – стране потомков Щеки.

Но нет худа без добра: вчерашние мальчики-рабы, проданные иудейскими купцами на Ближний Восток, стали там правящим классом – мамлюками. Они добились господствующего положения и в Египте и в Палестине. Сохранились легенды, – пишет Н.Лисовой, – как царственные иван-беи отправлялись потом с пышными свитами в родные места, на Рязанщину и Тамбовщину, и приглашали за собой в «Святую Землю» не только родственников, но и земляков и целые деревни, которые ехали потом вниз по Волге и Дону через Крым в Палестину, где получали лучшие земли, почёт и уважение местного арабского населения.

Таким образом, в составе мамлюков, которые вышибли храмовников и прочих крестоносцев с горы Сион и её окрестностей, присутствовал весьма значительный русский по происхождению элемент, сделавший свой весомый вклад в дело спасения мировой цивилизации от надвигавшегося иудейского рабства. Работорговля славянскими рабами обернулась против замыслов хозяев золотой пирамиды.

И кто знает, только ли случайное совпадение или какие-то ещё неисследованные историками тесные связи между Русью и Палестиной скрываются за разгромом псов-рыцарей на льду Чудского озера в 1242 году (за 8 лет до разгрома Людовика Святого), причём при явном благожелательном нейтралитете Александра Невского к Орде – поставщице русских мальчиков в ряды мамлюков?

Величайшая государственная мудрость Александра Невского подсказывала ему, что вся сила сокрушительного удара Руси прежде всего должна быть направлена на Тевтонский орден. Он возник в том же странноприимном доме в Иерусалиме, что и орден храмовников и почти одновременно с ним. Тактика и действия тевтонских псов-рыцарей, так похожие на деяния ассасинов и тамплиеров, были нацелены главным образом против Восточной Европы и особенно против Руси. И Русь первой ударила по отродью левитов, произведённому на свет на развалинах храма Соломонова. Становой хребет Тевтонского ордена был сокрушён сначала на Чудском озере и окончательно сломлен объединёнными силами славян и литовцев в битве при Грюнвальде 15 июля 1410 года.

Придёт время и благодарная Европа воздвигнет, где-то в своем центре, величественный памятник стоящим рука об руку соратникам по ликвидации мировой иудо-масонской угрозы – Александру Невскому и Филиппу Красивому, несмотря на то, что их сражения с масонскими орденами Сиона разделяло 70 лет.

Десионизация. В Емельянов.

В 969 году князь Святослав решил сделать город Переяславец на Дунае столицей своего государства, потому что, по его словам: «Там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли: золото, паволоки, вина, различные плоды, из Чехии и Венгрии серебро и кони, из Руси же меха и воск, мёд и рабы».
Почтенный академик Лихачёв в своём переводе этого летописного монолога заменил всего лишь одну букву «а» на «ы», и теперь в «Повести Древней Руси 11-12 веков» на странице 149-й за 1982 год, мы читаем, что из Руси шли в Переяславец меха, воск, мёд и рыбы. А зачем посылать рыбу на Дунай, когда и своей там девать некуда? Это уму непостижимо! Но зато теперь можно утверждать, что «мы не рабы. Рабы не мы». Евреи с Руси рабов не поставляли. Работорговлей Русь не промышляла. И вообще — о каких таких евреях речь?

Работорговля гоями на Руси  Хазария-Золотая Орда как центы гойской работорговли

«Работорговля гоями на Руси » Хазария-Золотая Орда как центы гойской работорговли.

Взгляните сами: http://en.wikipedia.org/wiki/Khazars И у ибреологов есть уже многие основания полагать, что северная граница Хазарии, вплоть до Ивана Третьего и его сефардских Палеологов, была по реке Оке всего лишь в 100 км южнее Москвы.

Торг в стране восточных славян.


статья из журнала «Юный художник», 1988 г. , еще дореволюционная. Надо ещё осмыслить личность самого художника и действительные его знания о предмете. Что изобразил он на полотне? В сети про него не много, ибреи его вроде не пиарят, а это хорошо. Найти бы в высоком разрешении, рассмотреть получше. Вот как описывают картину в 1988 году.

Иванов С.В. Торг в стране восточных славян

Иванов С.В. Торг в стране восточных славян

На картине изображена сцена торга в стране восточных славян, в местности где-нибудь поближе к владениям хазар, как эту сцену можно себе представить по археологическим данным и письменным свидетельствам. На заднем плане виден городок — хазарский или славянский, построенный на высоком берегу реки, по волнам которой и прибывали свои, славянские, и иноземные гости. Эти иноземные гости изображены в левой части картины. Первым сидит, поджав по восточному обыкновению ноги, арабский купец в своей белой хламиде, привезший на продажу оружие и украшения — бусы голубые и зеленые, приготовленные из особой композиции или из стекла и почему-то особенно нравившиеся славянам, мужчинам и женщинам, как украшение. В славянских могилах эти бусы — частая находка. Рядом с арабом мы видим еврейского купца из Хазарии или с того же Арабского Востока, как и его сосед, вместе с которым под охраной хорошо вооруженных латников оба купца, может быть, и прибыли после долгих, обильных всякими приключениями и опасностями странствий в страну славян. Дальше сидят восточные купцы из Средней Азии, вслед за арабами и вместе с ними хорошо узнавшие по Каспию и Волге путь в страну хазар, болгар и славян. Около них примостились уже какие-то покупатели из обитателей степи, судя по их колпакам. Может быть, благодаря племенному родству, они с большим или меньшим трудом, но все же непосредственно объясняются с заезжими азиатами.

Более на заднем плане, за еврейским купцом, выдается червленый нос варяжской ладьи, только что причалившей к торгу. Закованный в железо, накинув на плечо багряное корзно, владелец ладьи, викинг, прибывший из далекой Скандинавии, готовится сойти на землю, опытным взглядом окидывая развернувшуюся перед ним картину, чтобы сразу решить: быть ли ему здесь купцом или, положившись на свой булатный меч и верную дружину, нагрянуть с боевым кличем и овладеть силой всем привезенным сюда богатством.

В правой части картины изображены те, торговать с которыми приехали далекие иноземцы.

Это подданные хазар — славяне с верхней Оки и с северных левых притоков Днепра и их соседи по расселению, представители финских племен — чуди белоглазой. Они принесли на обмен и на продажу шкуры диких зверей, меха, корчаги смолы и дегтю, мед, воск — все плоды и трофеи своего тяжелого лесного труда.
Иванов С.В. Торг в стране восточных славян

С. Иванов. Торг в стране восточных славян

Привели на продажу и пленного, надев на него колодку и связав несчастного, чтобы он не убежал,- это дорогой товар, за славянского раба, крепкого и выносливого, неприхотливого, арабский купец даст злата, хазарский еврей не пожалеет той яркой пурпуровой ткани, которой он так заманчиво слепит глаза наивным обитателям лесов, и видом не видавших никогда такой блистательной, яркой роскоши в своих дремучих лесных углах. За толпой иноземных гостей и славян видны мачты судов и ладей, на которых прибыли те и другие к торговому городку. Но не все пришли сюда водой! Из толпы выдается неуклюжая голова верблюда — кто-то из азиатских торговцев предпочел, по-видимому, морскому и водному пути, может быть, еще более неверный путь — сухой и пробирался сюда через пески Средней Азии, по степям севернее Каспия. Это его дело: мы не можем сказать, почему верблюд показался ему надежнее лодки.

Судьба судила славянам основаться на прочное житье в странах, в которые или через которые прошли проторенные торговые пути. Славянская земля — Приднепровье по преимуществу — издавна была страной по торговому пути с Юга на Север и перепутьем между Западом и Востоком в их торговом обмене. Задолго до того времени, когда племена восточных славян жили по Днепру и его притокам, где их обозначает летописное предание, путь сюда знали народы древнего мира, греко-восточной поры его развития. Сюда пробирались еще финикийские купцы. Древние греки основали в торговых целях ряд коло-ний — по северному берегу Черного моря и по Днепру, Днестру, Бугу и Дону глубоко забирались в страну, которая потом стала славянской. Многочисленные находки греческой посуды, ювелирных изделий и монет в области Среднего Поднепровья дают живые свидетельства древности торгового движения по Днепру.

В черноморских степях южные реч-ные пути с Юга на Север близко соприкасаются с речными же путями с Запада на Восток там, где сбли-жаются системы притоков Днепра и Дона, а через Дон и Волги. Посред-никами тут служили, начиная со скифов, все иранские и тюркские племена, сменявшие одно другое во владении степью. Много раньше VI века, когда начинают появляться первые письменные и нумизматические свидетельства о существовании торгового обмена между Западом и Востоком через черноморские степи, пути этого обмена являются хорошо проторенными. Находки целыми кладами в сотни монет римских «сребреников» конца I, II и III веков по всей территории, населенной славянами, свидетельствуют об оживленном торговом движении с Запада.

Когда славянские племена прочно осели в Поднепровье, они стали деятельными участниками в этом издавна установившемся торговом движении. Сначала славяне были только поставщиками того товара, за которым приезжали иноземные гости, а потом и сами стали возить свой товар на иноземные рынки. Благодаря этому славяне вошли деятельной силой в круговорот торго-вой жизни тогдашних народов и хорошо вызнали пути и направления, по которым и в которых видимым образом шла торговая жизнь тех времен. Все это сделало славян, несмотря на отдаленность их страны от культурных центров тогдашней жизни, деятельными участниками и заметной величиной в быте тогдашнего европейского и азиатского человечества.

Наша начальная летопись сохра-нила живое и отчетливое воспоминание о той роли, которую пришлось играть славянству в круговороте тогдашней жизни. И любопытно, что это воспоминание говорит именно о путях, которые связывают страну славян с окружным миром. Помещая свое описание в начале повествования о славянах, летопись точно торопится подчеркнуть общение славянской земли и народа с землями и народами всего известного тогда мира.

«Бе путь из Варяг (Шведское побе-режье Балтийского моря) в греки и из грек по Днепру, и верх Днепра волок (перетаскивали суда по суху) до Ло-вати и по Ловати внити в Ильмень озеро великое, из него же потечет Волхов и втечет в озеро великое Нево (Ладожское), и того озера устье (река Нева) внидет в море Варяжское (Балтийское море), и по тому морю итти до Рима (то есть до стран Запад-ной Европы), а от Рима прийти по мо-рю же ко Царю-городу, а от Царя-города прийти в Понт море (в Черное море), в него же втечет Днепр река. Днепр бо потече из Оковьского леса и потечет на полдне, а Двина истого же леса потечет, а идет на полуношье и внидет в море Варяжское; из того же леса потече Волга на восток и втечет в море Варяжское; из того же леса потече Волга на восток и втечет семьюдесятью жерел (устий) в море Хвалисское (Каспийское). Тем же из Руси можно итти по Волзе в Болгары (Прикамский край), и в Хвалиссы (Закаспийские страны), и далее на восток дойти в жребий Симов (арабы), а по Двине в Варяги (Швеция и Прибалтийские страны), из Варяг до Рима, от Рима же и до племени Хамова (север Африки)».

Так подробно и точно знал древний русский летописец направления путей в те отдаленные страны, которые он называет. Не один век должен был уйти на то, чтобы вызнать эти направления от области Среднего Днепра.


Просмотров: 21835
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Генетические болезни евреев Работорговля и кастрация славян в средние века Только глухой не слышит барабанов войны Полное интервью Аарона Руссо о планах Рокфеллеров Кончита - Восход Люцифера Масоны у власти в Украине