Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

ХАБАД в Белом Доме. Самыми влиятельными людьми в Белом Доме станут хабадники: дочь и зять Трампа Ответ на „еврейский вопрос” Безнравственная иудейская мерзость на русской сцене Так вот ты какой, Мошиах!!
Новости

Ротшильды. Авантюра с Гиммлером

Опасности для них надвигались совсем с другой сто­роны: к западу от австрийской границы в эти годы уже все громче топали сапоги нацистских штурмовых отря­дов, и было ясно, что и венских Ротшильдов ждут опре­деленные испытания, не потому, что они — банкиры, но потому, что они — евреи.

 Впрочем, легендарный аппарат ротшильдовских курь­еров в делах семейных продолжал существовать и функ­ционировать, и банкирский дом французских Ротшиль­дов буквально за день до предстоящего «аншлюса» (присоединения к Германии) теперь уже маленькой страны — Австрии известил об этом Луи Ротшильда. Французские родичи советовали Луи Ротшильду немед­ленно покинуть Австрию. Но барон был великим сиба­ритом и явился (разумеется, в сопровождении лакея) с билетом на самолет на венский аэродром только на следующий день. 

Однако прежде чем ему удалось сесть в самолет на Цюрих, 2 нацистских охранника опознали его и ото­брали у него и билет, и заграничный паспорт. А двумя позднее эсэсовцы появились во дворце барона Ротшильда, чтобы предложить «следовать за ними». С того момента началась трагикомедия отношений между нацистами и венскими Ротшильдами — характерный образчик глубокого почтения и уважения Гитлера к капиталистическим тузам. 

Барон Луи Ротшильд ответствовал эсэсовцам, что он с радостью последует за ними, но прежде хотел бы по­ужинать. Штурмовики, которые не очень-то привыкли к такого рода пожеланиям, на сей раз, как видно, полу­чили специальное указание, потому что терпеливо стояли возле стола, накрытого белой дамасской скатертью, и ждали, пока три лакея подадут барону ужин, а затем он не спеша омоет ароматной водой пальцы, выкурит после ужина привычную сигару, примет предписанные ему лекарства. Только после этого барон в сопровождении эсэсовцев покинул свой дворец. 

Луи Ротшильда привели к начальнику новой австрий­ской полиции, которую теперь возглавили нацисты. Здесь, как рассказывают биографы, между ними состоял­ся такой диалог: «Словом, вы и есть Ротшильд? Ну, и как Вы богаты, если быть точным?» Барон Луи на это ответил, что прошло бы несколько дней, пока его бухгалтеры на основании сводок всемирных фондовых бирж и складов сырья смогли бы определить истинные размеры его состояния на данный момент. «Ну хорошо,— сказал начальник полиции, — тогда скажите мне хотя бы, какова стоимость вашего венского дворца вместе с находящимися там сокровищами искусства?» На это Рот­шильд отвечал так: «А сколько стоит венский собор Святого Стефана?» На этом моменте начальник полиции прекратил до­прос и велел сунуть барона в камеру. Но барон недолго оставался там. Вскоре его доставили в венское управле­ние гестапо, где поместили в каморку рядом с лишенным своего поста бывшим австрийским канцлером Шушнигом.

 Отныне не могло быть и речи о том, чтобы барону Ротшильду угрожала какая-нибудь физическая опас­ность. Сам всемогущий Герман Геринг отправил в Швей­царию специального уполномоченного, некоего Отто Вебера, чтобы сообщить цюрихскому представителю Рот­шильдов условия нацистов. Барона Луи отпустят, сказал Вебер, если маршал Геринг получит за эту любезность 200 тыс. долл. (разумеется, не в марках, а в долларах, депонированных на его имя в одном из сейфов швей­царского банка). А гитлеровская империя получит все имущество австрийских Ротшильдов, включая сталели­тейный завод в Витковице, в Чехословакии. Уполномо­ченные Ротшильдов в Цюрихе торговались упорно. Они сообщили удивленному представителю Геринга, что Рот­шильды уже двумя годами раньше тайно продали боль­шую часть акций завода в Витковице англичанам. Одна­ко они готовы передать Берлину в обмен на предоставле­ние свободы барону Луи имущество австрийского дома Ротшильдов. Завод в Витковице Геринг может получить только после того, как барон Луи прибудет за границу, а нацисты выплатят английским Ротшильдам 3 млн. ф. ст. Торг затянулся. Правда, тем временем нацисты уже оккупировали Чехословакию, но завод в Витковице, при­надлежавший теперь уже англичанам, еще не перешел в руки немцев.

 В разгар торга в комнату Ротшильда в ставке гестапо однажды явился сам кровавый палач Генрих Гиммлер, грозный рейхсфюрер СС. Целый час они тор­говались об условиях, но барон Ротшильд так и не усту­пил. Гиммлер ушел несолоно хлебавши, а через час появились грузчики, присланные руководством СС. Они внесли в комнату напольные часы времен Людовика XIV и никак с ними не гармонирующую огромную китайскую вазу, а кровать в комнатушке арестанта накрыли оран­жевым бархатом. Тем самым Гиммлер давал понять барону, что ему еще долго придется оставаться залож­ником в ставке венского гестапо. Однако барон Луи Ротшильд, который совершенно точно знал, что он и для фашистских убийц не простой узник, наорал на эсэсовцев: «Вынесите отсюда эту кучу безвкусицы!»

 На другой день люди Гиммлера сообщили барону, что Гиммлер принимает условия Ротшильда и тот может немедленно уехать за границу. И тут-то Луи Ротшильд еще больше удивил венское гестапо. Он заявил, что сейчас уже вечер, 11 часов, и он не может заставлять своих венских друзей, чтобы они так поздно занимались им, а потому он желает и эту ночь провести в ставке гестапо. В истории гестапо таких примеров еще не было, поэтому тюремщикам пришлось по телефону запраши­вать специальные инструкции из Берлина.

 Последнюю ночь в венском гестапо барон Луи Рот­шильд провел уже в качестве гостя. А спустя еще два дня он пересек швейцарскую границу. В июле 1939 года немцы сообщили, что они в соответствии с договорен­ностью согласны перевести в лондонский банк Ротшиль­дов 3 млн. ф. ст. за акции завода в Витковице. Однако британское правительство вступило в войну до того, как деньги нацистов поступили в Лондон...

В Париже венская трагикомедия не повторилась, потому что французские Ротшильды заблаговременно укатили, кто — в Лондон, кто — в Соединенные Штаты. Однако и в Лондоне они продолжали плести ту же самую золотую паутину, которая явилась источником нынешнего могущества и связей современных французских Ротшиль­дов. Один из молодых членов семьи французских Ротшильдов — Ги де Ротшильд в Лондоне примкнул к генералу де Голлю и на службе у него выполнил не­сколько секретных поручений. К концу войны он был адъютантом военного коменданта Парижа. (Кстати ска­зать, дом № 107 на Пикадилли, где во время войны размещался «Клуб офицеров свободной Франции», яв­лялся собственностью английских Ротшильдов.)

 Но если самих Ротшильдов нацисты и не схватили в Париже, то имуществом их все же завладели. Правда, часть картин и других произведений искусства Ротшиль­дам удалось переправить в испанское и аргентинское посольства, многие ценности спрятали в Лувре, чтобы они там были под соответствующей защитой как «нацио­нальное достояние Франции». Но Лувр оказался плохой защитой, потому что по настоянию Геринга Гитлер издал специальный приказ, которым аннулировал доку­менты о передаче имущества Ротшильдов Лувру и остав­лял за собой право распоряжаться сокровищами Рот­шильдов.

 После войны было установлено, что во Франции нацисты разворовали в целом по стране 203 частные коллекции, насчитывавшие около 16 тыс. предметов искусства. Из этого числа больше 4 тыс. принадлежало Ротшильдам. После войны сокровища Ротшильдов на специальных поездах свозили обратно в Париж. На то­варных станциях доверенные эмиссары семейства ожи­дали прибытия поездов и сортировали картины, скульпту­ры и гобелены, определяя, какому из членов семьи они принадлежат, из какого дворца в свое время их вывезли.

 После окончания второй мировой войны в новых политических и экономических условиях Ротшильды уже не могли восстановить свои прежние, не имевшие аналогии позиции. Однако два уцелевших опорных столпа — лондонский и парижский банкирские дома Ротшильдов — и поныне считаются великими державами в финансовом мире. После реставрационной работы, длившейся целое десятилетие, снова сияет в своей прежней красе символ величия и могущества Ротшильдов — замок Ферри, кото­рым восхищался в свое время германский император Вильгельм II. Биограф династии Ротшильдов Ф. Мортон написал в связи с этим замком несколько фраз, в которых лучше всего отразились противоречия мифов и действительности истории Ротшильдов: «Анфилада сало­нов, достойных императора; хрустальные вазы и висячие сады; картины, гобелены, инкрустации из слоновой кости и черепахи; лебеди на глади прудов; краны литого се­ребра в ванных комнатах. При виде всего этого можно спросить: жил ли когда-либо на свете Робеспьер, была ли когда-нибудь Французская революция?»


Просмотров: 2693
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Что евреи сделали с Украиной Президент Порошенко (Вальцман) - это конец остатку Украины. Воровская династия Так кто же он, пан Тягнибок: еврей, полуеврей, антисемит или полуантисемит? Зачем евреи берут русские имена и фамилии? Герб Украины — хазарская тамга. Украинцы наследники иудейского каганата (окончание) Тайная мировая власть, стоящая за Бараком Обамой