Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Англичанка по-прежнему гадит Так вот ты какой, Мошиах!! „Холокост” как инструмент влияния сионизма-2 Обращение русских ученых к евреям России
Новости

Ротшильды. Красная вывеска

Банкирский дом Ротшильдов. Он просуществовал полтора столетия, прежде чем открыл свой филиал в Швейцарии, в этом, так сказать, финансовом центре мира. Впрочем, в истории династии Ротшильдов этот факт не играет какой-то заметной роли: просто он символизирует, что в 70-х годах XX в. Ротшильды вновь вступили на путь расширения своего финансового влияния в мире. Но уже в начале 50-х годов стало очевидно, что окруженный легендами банкирский клан оправился от потрясений, причиненных второй мировой войной, и снова занял свое место среди наиболее влиятельных банкирских домов мира. Когда-то о потомках первых Ротшильдов ходила пого­ворка, что младенцы в этом роду появляются на свет сразу в 150-летнем возрасте и 150-кратными миллионе­рами.

Цифры эти, возможно, не очень точны, но они символизируют одно — и это соответствует действитель­ности, — что «финансовый стиль» Ротшильдов традиционен и аристократичен. Ведь известно, что цюрихский филиал фирмы, например, согласен принять в число своих клиентов только лиц, имеющих капитал не меньше, чем 1 млн. швейц. франков. По семейному «балансу» клана во всяком случае можно с уверенностью сказать, что этот стиль выдержал все испытания экономических и политических катастроф и потрясений. И поныне в руках Ротшильдов находится крупнейший банк Франции.

Английская ветвь клана Ротшильдов тоже владеет самым влиятельным частным банком Великобритании. Собственностью французской ветви династии Рот­шильдов был также и крупнейший железнодорожный комплекс Франции «Компани дю Нор», после национали­зации которого ротшильдовский банк в виде компенса­ции получил 270 тыс. французских государственных акций. К тому же в собственности клана и после нацио­нализации сохранились многие предприятия. В руках Ротшильдов остался и крупнейший горнодобывающий концерн «Ле Никель» и не менее богатая компания «Пеньярройя». Значительные финансовые интересы Рот­шильды имеют в нефтяном тресте «Ройял датч-Шелл», в горнорудной монополии «Рио Тинто» и в тресте «Де Бирс», занимающемся добычей алмазов. В последние 20 лет Ротшильды финансировали деятельность несколь­ких крупных экономических проектов.

Их объединяет находящаяся под контролем династии «Компани фи-нансьер». К числу крупнейших из них относятся и пред­приятия по добыче никеля в Сахаре, и нефтеперерабаты­вающий трест «Антар», который впоследствии был про­дан Ротшильдами французскому государству, и долевое участие в создании горнорудных предприятий по добыче золота, урана, железа, магнезита на территории ряда африканских стран, и капиталовложения в строительство и эксплуатацию центра туризма на всем юге Франции — от Шамони до Средиземноморского побережья. Не в последнюю очередь все это означает и активное влияние Ротшильдов на политику страны. Так, Рене Мейер в 1938 году, будучи генеральным директором у Ротшильда, вел переговоры с французским правитель­ством относительно национализации принадлежавших Ротшильду железных дорог, а после второй мировой войны сам несколько раз возглавлял сначала правитель­ство -Франции, а позднее Европейское объединение угля и стали, впоследствии переросшее в западноевропейский «Общий рынок».

Принадлежал к числу советников де Голля и Помпиду, перешедший в свое время в окружение генерала с поста генерального директора фирмы Ротшильда. Позд­нее он тоже встал во главе сначала французского правительства, а затем — французского государства. Клан Ротшильдов ведет свою родословную из Франк-фурта-на-Майне в Германии. Предки основателя дина­стии Ротшильдов Майера Ротшильда жили на протяже­нии многих поколений в убогом доме на перегороженной с обеих сторон Юденгассе (еврейской улице), где возле запиравших вход и выход тяжелых цепей стояла стража. На углу дома болталась на цепочке красная табличка* (по-немецки — ротшильд), от названия которой семья, оби­тавшая в этом доме, и получила свое прозвище-фа­милию. Молодой Майер Ротшильд обучался ремеслу в городе Ганновере (Северная Германия), поскольку в этом городе власти были более снисходительны, чем во Франкфурте, к обитателям еврейского гетто.

А когда после нескольких лет, проведенных в качестве ученика в банкирском доме Оппенгеймеров, Майер Ротшильд в 1764 году возвратился домой, во Франкфурт, здесь ему сразу же напомнили, что, согласно закону Франк­фурта, каждый мальчишка на улице может крикнуть ему: «Жид, знай свое место!» И он должен был, втянув голову в плечи, пробираться по улице, робко прижимаясь к стене и сняв с головы островерхий колпак. За время, пока он учился в Ганновере, семья его во Франкфурте окончательно обеднела и жила уже не на «богатом конце» Юденгассе и не в доме под красной вывеской, а в ветхой сырой лачуге, где по тогдашним обыкно­вениям с карниза свисала сковорода на цепочке, и дом этот так и назывался — «дом под сковородой».

В этом-то доме, темном и жалком, и открыл свою маленькую фирму Майер Ротшильд. Сначала он держал торговлю старинными монетами, сам составлял каталоги и развозил эти монеты по заказу из одного германского княжества в другое. Так у него возникли связи с аристо­кратами, которые тогда повально увлекались коллекцио­нированием старинных денег, в том числе и с герцогом Вильгельмом, владетелем герцогства Ханау. Герцог ку­пил у него сразу несколько монет. Это был пер­вый «гешефт» Ротшильда с главой иностранного государ­ства. Вскоре в «доме под сковородой» Майер Ротшильд оборудовал уже некое подобие лавки денежного менялы, где проезжие купцы могли поменять деньги одних гер­манских княжеств на валюту других.

Так возник первый банк фирмы Ротшильдов — в комнатушке в 4 кв. м. Доходы от обмена иностранной валюты Майер Ротшильд использовал на расширение своей торговли старинными монетами. Он скупил несколько лавок, которые принад­лежали попавшим в трудное положение менялам, вместе с запасом монет. С полученным таким путем «торговым запасом» он снова объехал все маленькие германские княжества и герцогства. Однажды во время вояжа в Веймар ему посчастливилось заключить сделку с покро­вителем самого Гёте — с герцогом Карлом-Августом. Расширение деловых связей Ротшильда в конце концов привело к тому, что на стену «дома под сковородой» в 1769 году прибили новую вывеску. На ней уже красо­вался герб герцогского дома Гессен-Ханау и надпись золотыми буквами внизу: «Майер Ротшильд, управляю­щий делами герцога Вильгельма, его высочества князя Ханау».

Управление делами герцога было делом доходным, да и сам Вильгельм тоже был довольно колоритной фигурой. Он доводился внуком английскому королю Георгу II, двоюродным братом Георгу III, шурином ко­ролю Швеции, а также был племянником короля Дании. Но не это было самым главным. Куда важнее было дру­гое обстоятельство: он первым из немецких князей сочетал свою принадлежность к аристократии с предоставлением кредитов под ростовщические проценты, с грубым' и наг­лым стяжательством. Вскоре должниками Вильгельма оказались больше половины государей Европы.

Кроме того, он научился превращать в золото даже кровь самих гессенцев. Его не знавшие милосердия и пощады унтер-офицеры умели вымуштровать дисциплинированных и готовых на все наемников. И как только новая рота ландскнехтов заканчивала подготовку, герцог тотчас же продавал ее за большие деньги англичанам — для поддержания порядка в заморских колониях, разраставшейся в то время Британской империи. Всякий раз, когда в дальней английской колонии убивали какого-то гессенского наемника, герцог Вильгельм получал за него большую денежную компенсацию.

И очень скоро властелин кро­шечного герцогства сделался богатейшим феодалом в Европе, своего рода банкиром-ростовщиком, кредитором многих европейских князей и королей. Постепенно в этот бизнес включился и Майер Ротшильд. Наряду с другими менялами и банкирами, он время от времени получал от герцога Вильгельма поручения — взыскать тот или иной иностранный долг (разумеется, за соответствующее вознаграждение). И вот пробил час, когда разбогатевшее семейство Ротшильдов смогло переселиться в новый дом — уже «под зеленой вывеской» — и стало вместо Ротшильдов называться Грюншильдами (грюн по-немецки — зеленый).

Некоторое время Ротшильды даже всерьез подумывали, не взять ли это их новое уличное прозвище в качестве фамилии, но потом все же решили остаться при старой фамилии. С ней они и вошли в историю. Но этот постепенный прирост их богатства еще ничего не значил. На протяжении почти 20 лет Майер Рот­шильд платил подоходный налог всего лишь в 2 тыс. флоринов в год. Только в 1795 году придирчивые город­ские финансовые инспекторы увеличили размер налогов с Ротшильда до 15 тыс. А это, по понятиям франкфурт­ского гетто, означало самый высокий уровень богатства.

В гетто, но не в финансовом мире германских княжеств. Настоящий «финансовый взрыв» подготовил уже не сам Майер Ротшильд, а его пятеро сыновей, ставшие финансовыми воротилами Германии, Англии, Австрии, Италии и Франции. Один биограф династии, немецкий граф Цезар Корти в книге «Возвышение дома Ротшильдов» писал: «Каж­дый раз крушение какого-то государства приносило Ротшильдам новые богатства».

Как мы увидим дальше, дело, конечно, обстояло гораздо сложнее. Однако факт остается фактом: первый «международный гешефт» удался пятерым Ротшильдам в 1804 году именно благо­даря тому, что как раз совершенно разорилось Датское королевство. Король Дании приходился дядей к тому времени уже сказочно богатому герцогу Вильгельму. И Вильгельм решил дать своему дяде денег взаймы.

Но устроить все это он хотел так, чтобы его имя не фигу­рировало в сделке, в которой с должника взимаются огромные ростовщические проценты: ведь даже сказочно богатому герцогу-племяннику не пристало обирать до нитки своего угодившего на край финансового краха род­ного дядюшку-короля. И герцог перепоручил это дело пятерым братьям Ротшильдам. Для них это было своего рода международным дебютом, но в то же время и боль­шим успехом дома.

Это был первый случай, когда семей­ство Ротшильдов «на целый корпус» обошло банкиров Франкфурта, происходивших из старинных патрицианских родов, и те пришли в ярость от одного известия, что «миллионеры из гетто» ссужают под большие проценты самого датского короля.

 


Просмотров: 2358
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Тайны Иллюминатов MTV – уникальное средство для промывания мозгов Полное интервью Аарона Руссо о планах Рокфеллеров Менахем Ааронович Мендель Тургенев, которого нет в школьных учебниках Что евреи сделали с Украиной