Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Э. Ходос об иудеях хабада и политиках Ссылки на холокост — это трюк, цель которого — лишить законных оснований любую критику иудеев Как появилась мафия Обращение русских ученых к евреям России
Новости

Ротшильды. Против Наполеона

После трюка с Данией дом Ротшильдов, казалось, был уже на верном пути к званию «придворного банкира герцога Вильгельма», считавшегося одним из богатейших европейских государей. И вдруг появление на европей­ской арене Наполеона сокрушает этот столь благоприят­но начавшийся «бизнес»! В 1806 году французская армия захватив пол-Европы, заняла и Гессен. Герцог Вильгельм тоже был обращен в бегство. A он был самым главным из покровителей Ротшильдов. К тому же один из пяти братьев Ротшильдов, Натан застрял в Лондоне, и таким образом был совсем отрезан от кон­тинента.

Однако министерство финансов Наполеона все равно не смогло одолеть семейства Ротшильдов. Должники лишившегося своего трона герцога Вильгельма формаль­но были обязаны уплатить долги, собранные со всей Европы, французской казне. Однако четыре молодых Ротшильда вихрем промчались по немецким княжествам и герцогствам в экипажах с «двойным дном» и ухитри­лись под носом французских властей собрать золото с должников для герцога Вильгельма. Французская поли­ция, правда, вскоре появилась во франкфуртском гетто и перерыла весь дом «под зеленой вывеской».

Но там полицейские нашли только старого, сгорбленного, с тря­сущимися руками «банкира», который занимался уче­том векселей мелких кредиторов. Векселя же, выданные должниками герцогу Вильгельму, были спрятаны под двойным полом экипажей сыновей этого «банкира». Понятно, что герцог Вильгельм не требовал, чтобы собранное для него с должников золото Ротшильды немедленно передавали ему. И сыновья старого Ротшиль­да стали подыскивать, куда бы повыгоднее вложить эти лежащие пока без дела деньги.

Таким выгодным «местом приложения капитала» оказалась континентальная бло­када Англии, отчаянно боровшейся против Наполеона. В годы блокады Европа только контрабандой могла получать с Востока колониальные товары, пряности и всевозможное промышленное сырье. И с точки зрения организации такой регулярной контрабандной торговли то обстоятельство, что пятый сын Ротшильдов, Натан, застрял в Лондоне, являлось даже очень полезным для общего дела. Именно Натан и создал надежную сеть :контрабандистов, которые проходили через любые кордо­ны наполеоновской блокады Англии и провозили на континент хлопок, шелк, табак, сахар, кофе и краситель для тканей — индиго.

Настоящий поток этих товаров, необходимых для фабрик и потребителей Европы, хлынул на континент — разумеется, по фантастическим блокад­ным ценам. Таким образом, наполеоновская блокада пошла на пользу семейству Ротшильдов, вызвав рождение контрабандной торговли, организованной для ее прорыва. Добытых за годы войны денег и установленных деловых связей теперь было достаточно, чтобы после крушения Наполеона Ротшильды занялись уже своей основной и отныне официально признанной деятель­ностью.

Этот новый поворот в деятельности клана Рот­шильдов организовал опять-таки Натан, теперь намерен­но осевший в Лондоне. Он же дал и характеристику новому курсу: «Ротшильды оставили контрабанду и про­дают единственно стоящий товар — деньги». Поскольку основным капиталом для организации контрабандной торговли являлись средства, тайком со­бранные ими для герцога Вильгельма с его должников, теперь встал новый вопрос, во что еще вложить скопив­шиеся у банкиров в условиях блокады огромные деньги.

Натан Ротшильд и его четыре брата, оставшиеся на континенте, наладили между собой тайную переписку, с помощью которой братья решили, что будут играть на поражение Наполеона. Надо отдать должное их прозор­ливости: ведь это решение было принято ими еще в дни военных триумфов французского императора, когда нич­то не предвещало его предстоящего падения.

Практическое значение этого решения состояло в том, что Ротшильды убедили герцога Вильгельма все свое со­стояние (около 20 млн. долл. по нынешнему курсу, что в те времена считалось почти немыслимо большим богатством) вложить в облигации английского государ­ственного займа. Выполнять это решение поручили Ната­ну Ротшильду, которому братья с помощью своих кон­трабандных связей смогли переправить эту гигантскую сумму в Англию. Натан же предпринял еще один «виток» в этой гонке за прибылью. Первоначально они поручили ему на все деньги герцога Вильгельма приобрести обли­гации английского государственного займа по курсу 72 фунта за облигацию. Английский же Ротшильд, дождавшись, когда в результате временных успехов Наполеона облигации английского государственного зай­ма упадут в цене, скупил их значительно дешевле.

Разни­цу он, разумеется, положил себе в карман. К тому времени лондонский банк Ротшильдов сделал­ся уже такой могущественной «финансовой державой», что операции с деньгами герцога Вильгельма его уже не устраивали. И Натан Ротшильд принялся присматри­вать себе «рыбу» покрупнее. А эта «крупная рыба» плавала у берегов Индии и называлась Ост-Индской компанией. Задача же Ротшильдов состояла только в том, чтобы перебросить золотой запас этой компании герцогу Веллингтону, армия которого в это время сража­лась на Пиренейском полуострове. Дело это было не из легких. Сначала Натан Ротшильд на сумму в 800 тыс. фунтов (тогдашних фунтов!) купил золото у Ост-Инд­ской компании, потому что знал, что английскому пра­вительству золото позарез нужно для герцога Веллинг­тона. И он продал это золото правительству Англии с огромной прибылью. Однако англичане не знали, как же теперь перебросить это золото Веллингтону. Един­ственно возможный путь, конечно же, лежал через тер­риторию Франции.

Безрассудство? Но Ротшильды взя­лись за выполнение и этого поручения английского пра­вительства, и в один миг Натан Ротшильд сделался банкиром английской армии. Братья Ротшильды, находившиеся на континенте, решили эту задачу остроумно, тонко и с большой хит­ростью, которая и в дальнейшем тоже была характерна для них. Самый младший из Ротшильдов, Якоб, который впоследствии велел называть себя Джеймсом, неожидан­но появился в Париже. Ему еще не было и 20-ти, и он ни слова не знал по-французски. Однако он с блеском выполнил стратегический план своих братьев, хитроумно обманув французские власти. Надо сказать, способ, к которому он прибег, был удивительно простым.

Остальные четыре Ротшильда написали Джеймсу письма, на его парижский адрес, в дом номер пять по улице Наполеон. В этих письмах Ротшильды притворно жаловались свое­му парижскому братцу, что они собирались вывезти золото из Англии в Испанию, но английское правитель­ство наотрез отказало им, потому что боится такой утечкой золота ослабить государство. Ротшильды позабо­тились, чтобы их послания к брату в Париж попали в руки французской тайной полиции. И министерство финансов Франции заглотило «наживку».

Если англичане против того, чтобы золото уплывало из Англии, решили во французском министерстве, надо помочь этим бравым Ротшильдам, чтобы они все же смогли вывезти это свое жалкое золотишко... Трюк с притворными письмами удался: правитель­ство Наполеона действительно помогло Ротшильдам, что­бы английское золото в конце концов попало сначала в Испанию, а затем в руки Веллингтона. Золото беспрепятственно перевезли через Ла-Манш, оттуда Джеймс Ротшильд привез его в Париж, а Карл Ротшильд, впо­следствии миллионер в Неаполе, с помощью французских банкиров переправил его уже дальше, через Пиренеи. Конечно, дело было не лишено риска. В какой-то момент начальник полиции города Кале во Франции даже заподозрил недоброе. Но его «подмазали». Потом стал требовать от своего правительства ордера на арест некоего Джеймса Ротшильда уже начальник полиции Парижа.

Однако министерство финансов продолжало слепо верить притворным письмам к парижскому Рот­шильду, и золото беспрепятственно продолжало посту­пать в армию Веллингтона. К концу наполеоновских войн Ротшильды практиче­ски держали в своих руках финансовые связи не только английского правительства с Веллингтоном, но и между Англией и ее союзниками — Австрией, Пруссией и царской Россией. Заключительный аккорд наполеоновской эпохи — битва под Ватерлоо — даровал Ротшильдам еще боль­ший шанс. Битва под Ватерлоо, как известно, сделала Англию первой державой Европы, а Ротшильдов — первыми банкирами континента.

Жирный «куш Ватер­лоо» Ротшильдам удалось захватить потому, что во время наполеоновских войн пять братьев-банкиров для осуществления своих рискованных финансовых операций организовали не имевшую ранее примера в истории инфор­мационную и курьерскую службу. (Эта служба продолжа­ла существовать в своей первозданной форме для лондон­ской ветви Ротшильдов и после победы над Наполеоном, вплоть до второй мировой войны!) Информация вообще стоит денег, а что могло быть дороже информации об исходе битвы под Ватерлоо?

Связь, надеюсь, здесь ясна, и лондонская биржа сле­дила за ее исходом со страхом. Если при Ватерлоо победит Наполеон, цены облигаций английского госу­дарственного займа начнут падать. Если же он проиграет сражение, империя его мгновенно рухнет, и бумаги под­скочат в цене до небес. 19 июня 1815 г. поздно вечером курьер Ротшильдов сел в порту Остенде на быстроходный корабль курьер­ской службы Ротшильдов, который, согласно законам банкирского дома, не имел права перевозить никого из «посторонних». Натан Ротшильд ночь на 19 июня провел на английском побережье Ла-Манша в одном из портов в Фолкстоне, и на рассвете 20 июня уже знал от своего курьера, что Наполеон битву под Ватерлоо проиграл.

Курьер Ротшильдов на восемь часов опередил всех ос­тальных, даже курьера самого герцога Веллингтона. А Натан Ротшильд первым делом сообщил о пораже­нии Наполеона английскому правительству, после чего отправился на фондовую биржу. Всякий средней руки банкир, имея в руках такую информацию, принялся бы на все свои деньги скупать долговые бумаги англий­ского государственного займа. Всякий, но не Натан Ротшильд! Он, наоборот, продал облигации английского государственного займа. В огромном количестве. Ни сло­ва не говоря.

Просто стоял на своем привычном месте на бирже у колонны, которая с тех пор так и называет­ся — «колонна Ротшильда», и продавал, продавал... По бирже пронесся слух: «Ротшильд продает!» Значит, он что-то знает! Значит, битва при Ватерлоо проиграна?! А лондонский Ротшильд продолжал выбрасывать на фон­довый рынок все новые пакеты английских государствен­ных бумаг. И лишь затем, выждав подходящий момент, когда государственные бумаги упали до самого низкого уровня, но биржа еще не проснулась, он одним махом все, что только что продал, скупил назад.

Но уже за мизерную часть их номинальной стоимости. А несколько часов спустя до биржи дошло официальное сообщение о поражении Наполеона. И цена на облигации государ­ственного займа Англии снова взвилась вверх. На недо­сягаемую высоту. Банкирский дом Ротшильдов загреб буквально бессчетную прибыль. Фредерик Мортон, один из летописцев династии, 140 лет спустя так комментировал эти события: «Не под­дается учету, сколько замков, скаковых конюшен, кар­тин Ватто, Рембрандта заработал он для своих потомков в этот день».


Просмотров: 2503
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Шокирующие цитаты мировой элиты, говорящей об уничтожении человечества Масоны у власти в Украине Американские эксперты подробно расписали сценарий разрушения России Откровение раввина Финкельштейна Эдуард Ходос о ненормативной войне на Украине, жидовском олигархате и рабском будущем ее населения Ленин — палач Русского Народа и обычный педераст