Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

История ростовщичества в Средние века Культура как бизнес: не всем, но для каждого Из записок князя Щербатова Противостоять сионизму можно и нужно
Новости
Новости Партнеров
Реклама

Русские евреи так и не становятся израильтянами

Оказывается, не всё так гладко происходит в экспансионистском Израиле. Похоже, что единого общества в этом государственном образовании нет, хотя сам сионистский принцип его создания просто обязывает этому единству быть даже в более глубокой степени, нежели в нормальных, исторически сложившихся странах планеты.

А наши бывшие соотечественники вообще не могут впитать в себя израильскую „культуру”. Что, в общем-то, понятно: искусственность её подсознательно отторгается нормально развитым человеком. А советские евреи, понятное дело, были как и все советские люди развиты нормально.

Короче, весьма познавательный отрывок из книги иудея об израильском обществе.
***

Институциональная инфраструктура

Роль «русских» общественных организаций, разумеется, не ограничивалась предоставлением возможностей для институциональной идентификации новых репатриантов и старожилов.

Она была также существенно шире тех задач, которые усматривает в деятельности «русских» организаций большинство исследователей, а именно: компенсация вынужденной потери социального, экономического и профессионального статуса многими репатриантами и сужение их культурного пространства в непривычной среде принимающего государства*.

Помимо этих действительно актуальных, особенно в начале процесса интеграции, ролей не менее важными были и другие общинообразующие функции. В более общем плане их можно определить как предоставление культурных, образовательных, информационных и социальных услуг выходцам из Восточной Европы; удовлетворение их специфических потребительских и психологических нужд; реализация профессиональных, политических и экономических интересов; а кроме того, предоставление места для интенсивного культурного и политического диалога внутри и между общинами.

Благодаря этим своим общинообразующим функциям «русские» организации выступают в двух наиболее важных (в контексте данной темы) ипостасях. Во-первых, общественные организации формируют «зримые» институциональные рамки и «границы» общины новых репатриантов. Во-вторых, в политической сфере эти структуры выступают в качестве организованных групп политических интересов и давления, воздействуя на процесс принятия политических и административных решений как путем непосредственного лоббирования, так и служа каналами политической мобилизации русскоязычного населения.

Вследствие этого ядром инфраструктуры репатриантов из СССР/СНГ в Израиле по понятным причинам являются описанные выше политические организации:
(а) «русские» партии и репатриантские филиалы общеизраильских структур;
(в) внепартийные политические организации и движения, включая как те, которые по разным причинам не были зарегистрированы в качестве партий, так и не имеющие избирательных планов;
(с) «неполитические» общественные организации, образующие «внешний круг» формальных политических структур.

Соответственно, позиция, программа и принципы деятельности данных структур, общее число которых, вероятно, достигает нескольких десятков, очевидно, ориентированы по привычным политическим и идеологическим водоразделам в израильском обществе. Применяя принятые в Израиле принципы классификации политических объединений, указанные организации разделяются на «правые», «левые» и «центристские».

В первой группе, помимо «Алия за Эрец Исраэль», о которой шла уже речь, выделяется близкая к ней по идеологии и методам деятельности «Аналитическая группа МАОФ» («Взлет») в Хайфе, созданная выходцами из СССР 70-х годов.

В настоящий момент в составе МАОФ, главой которой является Александр Непомнящий, – десятки русскоязычных интеллектуалов, которые ведут многообразную аналитическую, информационно-пропагандистскую, как издательскую, так и лекционную, и национально-культурологическую деятельность в духе взглядов и представлений так называемого «национального (т.е. правого) лагеря», в основном среди русскоязычной интеллигенции Севера и Центра страны*.

Близкими по структуре и задачам являются амута «Мила» – союз журналистов правой ориентации, пишущих по-русски, товарищество «За еврейское большинство Израиля» во главе с адвокатом Зеэвом Фабером, созданное для борьбы за изменение Закона о возвращении и эмиграционной политике. К этой же группе можно отнести и общество «МАХАНАИМ», о роли и деятельности которого выше уже говорилось.

Среди непартийных и околопартийных организаций левого толка выделяются амута «Теэна» во главе с М. Амусиным, которая занимается в основном подготовкой публицистических материалов и пропагандой идеологии левого лагеря среди выходцев из СНГ.

Наиболее тесные связи «Теэна» имеет с крайне левыми партиями израильского политического спектра – Мерец и Демвыбором, по каналам которых, по имеющимся данным, происходит мобилизация средств финансирования проектов амуты. (Среди последних – издание многочисленных брошюр и общественно-политического русскоязычного журнала «Время искать», особенно выделяющегося «левой» ориентацией своих сотрудников и публикуемых материалов на фоне в целом «правой» израильской русской публицистики).

К этой же группе организаций примыкает формально внепартийный так называемый «Институт демократического лидерства», фактически учрежденный в 2000 г. как филиал партии Демократический выбор. Президентом Института является лидер партии Роман Бронфман. Институт, задачи которого определены как подготовка нового поколения «русской» общественной элиты – политиков, журналистов и общественных деятелей и их воспитание «в духе демократических ценностей», был создан на грант Комиссии по международным делам Европейского союза, выделенный им в рамках бюджета на «продвижение мирного процесса» на Ближнем Востоке.

Из организаций левоцентристской направленности назовем Конгресс Русскоязычной прессы (председатель – Аарон Мунблит), идеологически и организационно близкий к партии Труда, и «Международное еврейское движение Авив» Александра Шапиро.

Первая организация инициировала десятки встреч и дискуссий по актуальным проблемам внешней политики и общественного развития Израиля, участниками которых стали ивритоязычные, русскоязычные и арабоязычные израильские политики и журналисты.

Движение «Авив», которое имеет филиалы во всех крупных городах Израиля, а также в России, США, Германии и Австралии, также организовало ряд проектов в сфере национального просвещения, борьбы с антисемитизмом и духовной абсорбции репатриантов в Израиле.

К группе политических репатриантских организаций примыкают и правозащитные движения, многие из которых принадлежат к «внешнему» кругу различного рода репатриантских или общеизраильских партий (чаще всего левого лагеря, но не только).

Среди них можно выделить Объединение юристов в защиту прав новых репатриантов, «Форум за гражданские браки» и ассоциацию «Альтернатива».

Последние две организации выступают за введение института гражданских браков, права смешанных семей и расширение прав неортодоксальных (реформистского и консервативного) религиозных течений, включая «отмену монополии ортодоксального раввината» на регистрацию браков и разводов, руководство местными религиозными советами и выдачу документов о переходе в иудаизм (что дает право обладателям этих документов на израильское гражданство).

Из наиболее «экзотических» правозащитных организаций этой группы выделяется движение «Русский форум против гомофобии», созданное группой русскоязычных активистов борьбы за права гомосексуалистов и лесбиянок.

С другой стороны, к правозащитным организациям можно отнести Движение по борьбе с антисемитизмом, активисты которого ведут многолетний мониторинг проявлений антисемитизма в Израиле (источником последнего, как правило, являются местные арабы и представители нееврейской части алии, прибывшие в страну как члены семей евреев).

К структурообразующему ядру общины репатриантов относятся и земляческие союзы, которые, в свою очередь, подразделяются на категории.

К первой следует отнести общеизраильские союзы, заявляющие претензии на объединение всех выходцев из СССР/СНГ. Будучи формально «непартийными», большая часть этих союзов вполне очевидно ассоциируется с теми или иными политическими лагерями и движениями. О наиболее влиятельных объединениях такого рода – Сионистском форуме, традиционно связанном с правым («национальным») лагерем, и связанной с партией Труда Ассоциацией выходцев из СССР/СНГ речь уже шла выше.

Другие движения такого рода – Внепартийная федерация выходцев из СНГ или Объединение новых олим имеют менее очевидную политическую окраску (хотя тот факт, например, что во главе первой стоит бывший лидер «русского» Моледет Зорий Дудкин, может немало сказать о политической ориентации этой структуры).

Тяжелый финансовый и организационный кризис большинства этих объединений и особенно основных «зонтичных» структур Сионистского форума и Ассоциации выходцев из СССР/СНГ, политические подвижки и давление «спонсоров» (прежде всего Сохнута) вызвали к жизни различные варианты их объединения.

Одной из таких акций стал Конгресс русскоязычных общин, который находится в процессе организации, и пока еще рано говорить, сможет ли он играть планируемую роль «суперзонтичной» структуры (подобной созданным в последние годы в Восточной Европе «суперфедерациям» типа Еврейской конфедерации Украины или Евразийского Еврейского конгресса).

Другую категорию земляческих союзов составляют объединения репатриантов на местном уровне – Организация выходцев из СССР в Ашдоде, Организация выходцев из СССР в Нагарии и т.п.

Все эти структуры, несмотря на их «объявленно-непартийный» статус, могут играть – и некоторые действительно играют немалую роль в создании муниципальных и общеизраильских политических движений.

Третья группа представлена общеизраильскими ассоциациями выходцев из конкретных городов и регионов СССР, как правило, с филиалами на местном уровне. Среди наиболее влиятельных структур такого рода отметим Организацию выходцев из Украины; Общество Украинско-израильских связей; Организацию выходцев из Белоруссии, Организацию выходцев из Бухары, Союз организаций выходцев из Грузии, Объединение выходцев из Молдовы, Объединение выходцев с Кавказа, Казахстанское, Биробиджанское, Ленинградское, Черновицкое землячества и т.д.

Десятки тысяч олим, принимающих участие во встречах, экскурсиях, конференциях, семинарах, фандрейзинговых кампаниях и прочих мероприятиях этих ассоциаций, являются объектами пристального внимания и острой конкуренции основных «русских» и общеизраильских партий.

Еще одну влиятельную группу репатриантских организаций составляют их профессиональные объединения, которые стали складываться едва ли не ранее остальных «русских» структур.

Помимо того, что профессиональные объединения олим были местом концентрации и общения активных и энергичных людей – и это при случае могло оказать политическое влияние, – особая общественная роль этих организаций стала результатом еще двух обстоятельств.

Во-первых, репатриация сотен тысяч квалифицированных специалистов, численность которых была в ряде отраслей сопоставима, либо даже в несколько раз превышала число уже имеющихся местных кадров (не говоря о специалистах тех сфер, которые в Израиле вообще отсутствовали), существенно сужала интеграционные возможности местного рынка.

Все это стало серьезным вызовом израильскому обществу и государству, для которых интеграция (в том числе и профессиональная) алии наряду с обеспечением безопасности и благосостояния граждан является одним из трех главных национальных приоритетов.

В свою очередь, потребность интеграции этих профессионалов вызвала организационные и финансовые усилия на уровне крупнейших проектов национального значения. Борьба в израильском истеблишменте, которая велась вокруг этих тем, в сущности, сводилась к двум подходам: сугубо «благотворительному» – в духе поддержки социально слабых групп населения или включения программ профессиональной абсорбции олим в контекст поиска новых социально-экономических перспектив израильского общества в конце ХХ в.

«Русские» профессиональные объединения, которые со временем были фактически признаны выразителями групповых профессиональных интересов олим, сыграли немалую роль в выработке и корректировке политики абсорбции репатриантов из СССР и постсоветских стран.

Вторым обстоятельством является факт принадлежности советских евреев СССР к тем группам советского общества, профессиональные достижения которых имели автономную (внематериальную) ценность и фиксировались на уровне сознания. Соответственно и в Израиле большая часть репатриантов оказалась не готова смириться с потерей столь нелегко доставшегося производственного статуса*.

В силу этого их «профессиональный патриотизм» (professional commitment) стал легко мобилизуемым политическим ресурсом, подпитывающим чувство «оскорбленного общинного достоинства», сыгравшее, как отмечалось, важную роль в возникновении «русских» политических движений.

В качестве примера приведем влиятельные Союз ученых-репатриантов Израиля (объединивший представителей фундаментальных естественных и гуманитарных наук) и Ассоциацию научных работников и инженеров – выходцев из СССР АНРИВИС (инженеры, архитекторы и ученые-прикладники). Обе группы возникли в начале 90-х годов с целью решения проблемы интеграции сотен научных работников и преподавателей высшей квалификации, приехавших из СССР/СНГ, в израильских университетах, колледжах и исследовательских центрах.

Хотя проблемы очень многих ученых-олим не решены до сих пор, объединенные усилия «русских» политиков, общественных организаций ученых-репатриантов и поддержавших их коллег из числа коренных израильтян и старожилов принесли результат, во второй половине 90-х годов появились проекты Гилади и КАМЕА, существенно расширившие имеющиеся программы абсорбции в науке*.

Эти же союзы, а также собственно инженерное объединение «Союз инженеров-репатриантов» (СИРИ) предприняли немалые усилия по профессиональной адаптации почти 100 тыс. инженеров, прибывших в Израиль с начала «большой алии» (почти 2/3 из них все еще не работает по специальности).

Помимо организации разного рода семинаров по переквалификации, курсов иврита, английского, компьютерного обучения и профессиональной ориентации, объединения, как группы давления, сыграли определенную роль в принятии и оптимизации государственных программ.

Среди них – расширение системы «технологических теплиц» (государственных центров с участием частного капитала по развитию перспективных технологий), инициирование проектов БАШАН – интеграция инженеров и ученых в промышленности и реализация их проектов в сфере высоких технологий и (совместно с Министерством обороны) Фонда проектов оборонного назначения.

Кроме того, союзы ученых и инженеров добились создания сети Домов науки и технологии, организующих курсы повышения квалификации, выделявшие гранты и оказывающие ученым и инженерам-разработчикам патентные, маркетинговые, организационные и прочие услуги по продвижению их разработок.

Другой эффективно действующий репатриантский союз – Объединение педагогов-репатриантов. Оно было основано в 1990 г. с целью профессиональной абсорбции учителей – выходцев из СССР, оптимизации интеграции русскоязычных учащихся в израильскую школьную и ВУЗовскую системы, а также для создания альтернативных вариантов тех элементов системы образования, которые, по мнению учителей-репатриантов, были развиты недостаточно*.

Уже в начале 90-х годов почти в 40 городах страны были созданы учебно-консультативные центры ассоциации, в которых по методикам «дополняющего обогащающего образования», разработанным бывшими ведущими советскими педагогами, немало которых прибыло в Израиль в составе алии 90-х, обучалось около 5 тыс. учеников.

Другое профессиональное объединение педагогов-репатриантов – амута «Мофет» пошло еще дальше, инициировав создание системы вечерних школ, организаторы которой – Яков Мозганов и его сторонники – ориентировались на пример ведущих столичных физико-математических школ бывшего СССР. В 1994 г. часть этих школ получила статус дневных государственных средних учебных учреждений «Мофет», о которой уже говорилось выше.

Огосударствление и бюрократизация этой системы в конце 90-х годов привела к выходу группы Мозганова из амуты «Мофет» и создания ими новой системы элитарного образования (первая школа такого рода была создана в г.Модиин, где среди населения немало экономически и социально устроенных выходцев из СССР/СНГ). Близкие по типу школы были также созданы другими группами педагогов-репатриантов в Кфар-Сабе, Ашдоде, Беер-Шеве и других местах.

Благодаря деятельности Объединения педагогов-репатриантов, а также других конкурирующих и сотрудничающих с ними групп в Израиле к началу XXI века сложилась целостная система «альтернативного» образования – около 10 дневных и более 250 неформальных школ, сотни «русских» семейных детсадов и ясель, около 700 кружков и студий, 25 колледжей и курсов, а также 6 израильских филиалов ВУЗов СНГ, ведущих преподавание на русском языке и иврите*.

Как можно заключить, создание целостной альтернативной системы образования, которая абсорбировала тысячи педагогов, методистов и исследователей, будучи общинным институтом, но не являющейся, несмотря на широкое использование русского языка и российских педагогических принципов, в полном смысле слова «русской», стало крупнейшим организационным, культурным и политическим достижением общины выходцев из СССР/СНГ.

Из других профессиональных организаций упомянем «Институт прогрессивных исследований» в Араде, Социологическую ассоциацию «Алия», влиятельную Ассоциацию медработников-олим, амуту технических работников МАТАМ, ассоциацию создателей рекламы «АРРА», а также творческие союзы (русскоязычных писателей, художников, кинематографистов, музыкантов, журналистов, спортсменов и т.п.).

Особую группу профессиональных союзов сформировали бывшие военнослужащие Советской армии и работники правоохранительных органов. Основной целью этих организаций, включая объединение бывших работников милиции «Щит и меч», союз бывших кадровых сотрудников органов безопасности и охраны «Опора», общество боевых кинологов «Люди и собаки», о которых уже шла речь выше, как и других подобных структур, было стремление добиться признания со стороны правительства и использования их профессионального опыта в израильской правоохранительной системе. (Добиться им пока этого не удалось, хотя немало членов этих ассоциаций было трудоустроено в полиции и службах охраны на индивидуальной основе.)

Еще большее символическое значение для общины имело создание «русского» батальона «Алия», который возник как объединение добровольцев – бывших офицеров Советской Армии и вооруженных сил стран СНГ, многие из которых имели опыт ведения боевых действий в Афганистане, Чечне и других «горячих точках» и настаивали на использовании их опыта в условиях нового витка арабского террора. После долгих дискуссий Министерство обороны приняло решение о включении батальона «Алия» в профессиональный состав пограничных войск («мишмар ха-гвуль»), которые помимо обозначенной функции выполняют также функции сил антитеррора и внутренних войск (типа российского ОМОН).

Вес и значение профессиональных организаций олим был различен. Одни, подобно упоминавшимся Союзу учителей, Союзам ученых и инженеров-репатриантов Израиля и ряду других профессиональных объединений, могли гордиться определенным политическим влиянием и заметными достижениями в профессиональной адаптации их членов.

Другие существовали на бумаге и, в сущности, помимо собственно самих основателей, мало кого представляли. Наконец, существовало и значительное число так называемых «компенсаторных» профессиональных организаций, основной задачей которых было не столько решение практических проблем трудоустройства по специальности, сколько предоставление места психологически комфортного «профессионального общения».

Типичным примером таких организаций может служить Союз русскоязычных кинематографистов, в составе которого в 2002 г. было более 700 человек, и большая часть деятельности которых была посвящена в основном анализу своих бывших творческих достижений. Успехи организации в продвижении новых фильмов и трудоустройстве своих членов были сравнительно скромными. (Наиболее заметного успеха в этой сфере среди выходцев из СССР в Израиле добился никак не связанный с Союзом режиссер С. Винокур, который получил израильский «Оскар» и был приглашен преподавать в Академию киноискусства.)

Подобные организации следует скорее отнести к объединениям благотворительного типа, призванным решать специфические для выходцев из СССР социальные проблемы. В свою очередь, среди структур этих категорий также выделяются несколько групп.

Так, особую роль среди организаций, целью которых стало решение социальных проблем алии, сыграли неприбыльные строительные товарищества. Часть из них, такие как упоминавшиеся конкурирующие организации Ассоциация «Крыша для нуждающихся» и амута «Строительный прогресс», разрабатывали концепцию и механизм решения жилищной проблемы.

Другие, подобно известной ассоциации «Орот» в Кейсарии, внедрившей модель строительства качественного удешевленного жилья, или амутот «академаим» (лиц с высшим образованием), такие как «Галь» в Лоде, были в качестве организаторов и гензаказчиков непосредственно вовлечены в застройку новых городских кварталов.

Наконец, есть примеры «русских» строительных проектов, сочетающих цели решения собственно жилищной проблемы с созданием «поселений единомышленников». Среди последних выделяется уже упоминавшийся «Маале-Маханаим» – квартал в г.Маале-Адумим, ядро жителей которого составили бывшие участники подпольного религиозно-сионистского движения в СССР, и «русский» киббуц в Галилее.

Отметим, что на все эти организации оказала влияние высокая политизированность строительной сферы в Израиле, проистекающая из ее огромной социальной значимости и многомиллиардных бюджетных и частных средств, которые в ней вращаются. Соответственно, строительство является ареной столкновения различных институционализированных групп интересов – таких, как объединения строительных подрядчиков, Национальное Земельное Управление, поселенческие движения и т.д.

Из других общественных организаций социальной направленности отметим Движение пенсионеров-репатриантов, Объединение чернобыльцев; организации неполных семей «ИМХА» и «Кав яшир», ассоциации социальной взаимопомощи – «Этгар», «Ядид», «СЭЛА» и др.

К этой же группе примыкают общественные структуры, которые пытаются поставить решение социально-бытовых вопросов своих членов в контексте поиска новых социальных, идеологических и идентификационных ориентиров для израильского общества. Ведущими в этой группе являются ветеранские союзы – Союз ветеранов Второй мировой войны, Союз инвалидов войны, объединение «Дети концлагерей» и многие другие.

Наиболее впечатляющих успехов, судя по всему, добился сравнительно небольшой по численности Союз «Чернобыль». Его глава А. Колонтырский при поддержке русскоязычной общественности и «русских» депутатов Кнессета сумел добиться принятия государственной поддержки бывшим ликвидаторам и пострадавшим от аварии в Чернобыле.

Ветеранские объединения также сыграли важную роль в принятии в 2000 г. Закона о ветеранах Второй мировой войны, предоставляющего этой категории населения (в большинстве – репатриантам последних волн) различные права и социальные льготы.

Еще большую по численности группу «русских» общинных структур составляют культурно-просветительские и информационные организации. Среди нескольких сот таких структур выделяется несколько категорий.

Первую составляют собственно культурные объединения, различные «русско-еврейские», «русско-израильские» и просто «русские» культурные центры, такие как Иерусалимский Общинный дом, Русская библиотека в Иерусалиме, Центр культуры репатриантов в Ашкелоне и основанные ими кружки, реализуемые проекты и творческие союзы.

К этой же группе примыкают образовательные и просветительские общества как светские, так и религиозные. Из наиболее заметных можно назвать упоминавшиеся «Маханаим» и «Мофет», Иерусалимский литературный клуб, объединение ульпанов иврита, а также многочисленные просветительские общества – как «русско-еврейской» (ассоциация изучения наследия русского еврейства «МИР», «Еврейская культура в русском зарубежье», «Тикват Алия», ассоциация синагог для евреев из СНГ «ШАМАШ» и т.д.), так и общей направленности (Ассоциация еврейского самообразования, «Гешер ха-Тшува», «Тхелет» и пр.).

Кроме того, у общины имеются клубы и семинары, действующие при русских издательствах («Гишрей тарбут»/«Мосты культуры», издательское общество «ШАМИР», ассоциация по изданию словарей; Израильско-российский энциклопедический центр и т.д.) и магазины русской книги.

Далее, это «русские» театральные коллективы: как профессиональные (театры «Гешер», «Ковчег», «Люди и куклы» и т.д.), так и любительские; объединения интеллектуальных игр, а также «толстые» русские литературно-художественные и общественно-политические издания.

Из последних ведущими являются «Иерусалимский журнал», «Солнечное сплетение», журнал «22», литературное интернет-издание «Солнечный остров» и другие, коллективы авторов, читателей и русская «окололитературная тусовка», которые обогащают жизнь «русских» интеллектуальных элит и воздействуют на политический климат в стране.

Следующий блок – это русскоязычные газеты, «тонкие» (тематические) журналы и электронная пресса. Как уже отмечалось, в Израиле издается не менее 70 различных информационных периодических изданий на русском языке.

Центральное место среди них занимают ежедневные газеты – «Вести» и «Новости недели» с их тематическими приложениями и региональными версиями, еженедельники «Время», «МIG-News», «Эхо», «Панорама», «Русский израильтянин» и другие, а также многочисленные местные издания и интернет-газеты (Ведущими из них являются «Новости Израиля» (www.lenta.co.il), «Новости» (novosti.co.il) и «Иерусалимские хроники» (news/gazeta.net)

Общинные электронные СМИ включают русскоязычный телеканал «Израиль плюс» (часть «Компании новостей» 2-го коммерческого управления телевидения и радио), редакции русскоязычных программ Первого государственного и 10-го (коммерческого) телеканалов, редакцию новостей из Израиля международного RTVI, а также ряд русскоязычных радиостанций. Это государственная радиостанция РЭКА («Голос Израиля» на русском языке) в Тель-Авиве, радиостанция «7-й канал» (входит в состав «неформального» общественного радиовещательного объединения «Аруц шева», спонсируемого Советом поселений ЕША и движениями правого лагеря) и коммерческие радиостанции «Первое радио», «Северный маяк» и т.д.

Кроме того, немалую информационно-политическую нагрузку несут сотни израильских русскоязычных интернет-сайтов (среди ведущих – интернет-порталы MIGnews, «Союз», Isralend, Rjews.net и многие другие).

Существенную часть общинной инфраструктуры составляют молодежные и спортивные объединения (такие как Объединение спортсменов КЕСЕМ, Спортивная ассоциация «ЭЛСИ», Шахматная ассоциация «Дамка»; «Бейт-Галиль» и т.д.).

Наконец, «русский» деловой сектор, о котором было уже немало сказано в ином контексте, также представлен рядом общественных объединений, ведущую роль среди которых играют Ассоциация предпринимателей-репатриантов Израиля и Ассоциация малого и среднего бизнеса, осуществляющие многочисленные образовательные и маркетинговые проекты.

Суммируя сказанное, отметим, что несмотря на то, что многие организации существуют лишь в воображении их основателей, есть немало и тех, которые рассматриваются новыми репатриантами как важное звено «русской» общины.

Так, в ходе одного из опросов, ставившего своей целью выяснить, какие структуры видятся новым репатриантам в качестве основных представителей их интересов, примерно равное число респондентов выделило общественные организации репатриантов (13,8%) и политические партии репатриантов (14,9%). При этом около половины считали, что «вопросами и проблемами русскоязычной общины Израиля занимаются те и другие вместе»*.

Соответственно, сейчас еще рано делать однозначные выводы о дальнейшей судьбе этих организаций. Все возможности открыты и во многом совпадают с вариантами общинной идентичности.

Одна из реальных перспектив – исчезновение этих организаций и институтов по мере выполнения ими функций интеграции олим в местные структуры.

Второй вариант – консервация организаций в их более или менее нынешнем виде с тем, чтобы обслуживать интересы вновь прибывающих олим и тех, кто замкнув себя в иммигрантской культуре, не желает или не может интегрироваться и прижиться в местном обществе.

Третий, видимо наиболее предпочтительный вариант – «аккультурация» самих структур и институтов, т.е. при сохранении ими «русско-еврейского» содержания приобретение израильского выражения, в том числе путем постепенного перехода на иврит, и заполнение ими свободных ниш в израильской культуре, обществе, экономике и политике. Именно эта тенденция может стать залогом сохранения «русской» общины и в будущем.

***

Из книги Владимира (Зеэв) Ханина. «РУССКИЕ» И ВЛАСТЬ В СОВРЕМЕННОМ ИЗРАИЛЕ 


Просмотров: 2449
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Откровение раввина Финкельштейна Пророчества о падении США Ленин — палач Русского Народа и обычный педераст Осторожно Хабад! Кто убил Джона и Роберта Кеннеди (версия) Почему они прячутся за русскими фамилиями