Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Болезнь «избранности» есть психиатрическое и тяжелейшее заболевание человечества Клан Барухов – короли иудеев Враг человечества - Тавистокский институт Обращение русских ученых к евреям России
Новости

С чего начинается „Черная книга капитализма”

Мифология западного империализма держится на представлении об уникальном характере европейского развития и превосходстве "западной цивилизации" над неевропейскими народами. Идеoлогия этого превосходства в многообразных формулировках стоит в центре исторического сознания Западной Европы и поселенческих стран, созданных выходцами из Европы на захваченных у коренного населения континентах.

Эта идеология в любых своих формах, от христианства и "расы господ" до "свободного рынка" и "прав человека", служила и продолжает служить оправданию западного империализма и поддержанию классового мира внутри него. Более того, идея западного превосходства завоевала широкое распространение среди неевропейских народов, прежде всего, среди их интеллигенций.

Не избежал этого и марксизм. Что не удивительно. Ведь Европа была исторической родиной капитализма, и именно с европейским капитализмом были связаны надежды на социализм как самих основателей исторического материализма, так и марксистов ленинской эпохи. Если этим надеждам не суждено было сбыться, то ключевую роль здесь сыграл фактор империализма.

Но почему именно Европа стала колыбелью новой экономической формации? Почему только в ней и в ее саженце, Северной Америке, капитализм смог достичь своей империалистической стадии и тем самым обеспечить "западной цивилизации" господство над остальным миром? (Япония здесь то самое исключение, которое подтверждает правило). Есть ли какая-то взаимозависимость между историческим ростом могущества западно-европейской и затем евроамериканской цивилизации и все углубляющимся отставанием остального человечества?

Благодаря ряду марксистских или около-марксистских историков экономического развития, мы теперь знаем, что к концу 15 столетия (по европейскому летоисчислению) Западная Европа была только одним из районов мирового протокапиталистического развития, которые включали части Северной и Центральной Африки, Ближнего Востока, Индии и Китая, и которые развивались как части единой мировой системы обмена.

Ни в экономическом, ни в технологическом отношении группы европейцев, развивавших протокапиталистическую экономику, не имели преимущества перед своими партнерами-конкурентами из торговых и мануфактурных центров стран Магриба, Индии и Китая. Классовая структура многих азиатских и африканских городов была схожа с европейской. В них существовал значительный слой протокапиталистов и наемных работников, наряду с феодальными классами и рабовладельчеством.

Такая же равномерность наблюдалась и в развитии мореходного искусства 15 века. Дальние океанские перевозки связывали торговые центры всего полушария. Африканцы совершали рейсы в Юго-Восточную Азию, индийцы в Африку, арабы в Китай и т.д. Технические инновации и новые приемы навигации быстро распространялись и становились общим достоянием. Вплоть до 16 века нельзя было говорить о каком-то отрыве европейского протокапитализма от сходных зон развития в Африке и Азии.

Капитализм медленно созревал во многих частях мира. Почему же именно в Европе и именно в 16 веке он неожиданно получил такое бурное развитие, что менее чем через двести лет там произошла первая буржуазная революция (1688 г.), положившая начало эпохе политического триумфа капитализма, а затем и Индустриальной революции?

Ответ на этот вопрос все чаще начинают связывать с годом 1492, т.е. с "открытием" и последующей колонизацией Западного полушария европейцами, а не их африканскими, арабскими, индийскими или китайским конкурентами. Но если это так, то почему все-таки это сделали именно европейцы? Ответ на этот вопрос важен для антиимпериалистической борьбы, ведь в идеологии евроамериканских империалистов это деяние Колумба занимает одно из самых почетных мест как символ присущего их расе исключительного героизма, духа исканий и т.п. В действительности, и не отнимая у Колумба и других европейских мореплавателей того, что им причитается, объяснение "открытия" Нового мира европейцами куда прозаичнее.

Мореплаватели Северной Африки вполне могли бы достичь берегов Американского континента и возможно достигли их (по крайней мере Ньюфаунленда). Но у европейцев было одно ключевое преимущество - легче всего достичь Америку было из иберийских портов. Отчасти, дело было в расстоянии. Самые южные из больших портов Африки были удалены на 3 тысячи миль дальше от побережья Америки, чем морские базы Канар, откуда стартовал Колумб. И на 5 тысяч миль дальше от побережья, где было с кем торговать или кого грабить.

Расстояние от Китая до северозападного побережья Америки было еще больше, а до богатой Мексики тем более. К этому надо прибавить фактор ветров. От Канар до Вест-Индии дуют восточные или торговые ветра, а севернее западные. Иберийские мореплаватели могли использовать циркуляцию ветров, которая позволяла пересечь океан и вернуться. Иначе говоря, при всех равных условиях, вероятность для иберийского корабля совершить круговое плавание в Вест-Индии была неизмеримо выше, чем для африканского корабля достичь Бразилии или для китайского Калифорнии.

Были и другие факторы. В конце 15 века коммерческое мореплавание в портах Магреба страдало от политического и экономического упадка, вызванного победами иберийцев и турков. Кроме того, они контролировали сухопутные маршруты в Судан и золотоносные районы, т.е у них, как и у африканцев, не было особых стимулов для долгих трансокеанских экспедиций. В отличие от европейцев, у которых не было своих дешевых источников золота.

В результате плавания Колумба они нашли куда больше, целый "Новый мир", населенный многочисленными народами. Молниеносно покорив эти народы, европейцы приступили к беспощадной эксплуатации природных и человеческих ресурсов захваченного ими континента. Именно, с этого момента начинается рывок, сделавший к концу 19 века евроамериканскую цивилизацию господствующей над остальными народами планеты.
Замечательный географ-марксист Джеймс Блаут, в своем новаторском исследовании "Колонизаторская модель мира" рисует широкую картину ранне-капиталистического производства в колониальной Южной Америкe и показывает ее ключевое значение для становления европейского капитализма. (5) Необходимо вкратце суммировать его выводы.

Драгоценные металлы

Геноцид аборигенов Нового СветаБлагодаря завоеванию Америки, к 1640 году европейцы получили оттуда как минимум 180 тонн золотого бульона и 17 тысяч тонн серебра. Это официальные данные. В действительности, эти цифры можно смело умножить на два, принимая во внимание плохой таможенный учет и широкое развитие контрабанды. Огромный приток драгоценных металлов привел к резкому расширению сферы денежного обращения, необходимого для становления капитализма.

Но, что еще важнее, свалившееся на них золото и серебро позволили европейским предпринимателям платить более высокие цены за товары и труд и тем самым захватить главенствующие высоты в международной торговле и производстве, оттеснив своих конкурентов - групировки неевропейской протобуржуазии, особенно в районе Средиземноморья.

Оставляя пока в стороне роль геноцида в добыче драгоценных металлов, как и других форм капиталистической экономики в колумбовой Америке, необходимо отметить и важный аргумент Блаута о том, что сам процесс добычи этих металлов и экономическая активность необходимая для его обеспечения являлись прибылеобразующими.

Плантации

В 15-16 вв. коммерческое и феодальное производство сахара было развито по всему Средиземноморью, а также в Западной и Восточной Африке, хотя в Северной Европе все еще предпочитали мед, благодаря его более низкой стоимости. Уже тогда сахарная промышленность была немаловажной частью протокапиталистического сектора в экономике Средиземноморья.

Затем в течение всего 16 века идет процесс бурного развития сахарных плантаций в Америке, который заменяет и вытесняет производство сахара в Средиземноморье. Таким образом, пользуясь двумя традиционными выгодами колониализма - "свободной" землей и дешевым трудом - европейские протокапиталисты устраняют своих конкурентов с их феодальным и полуфеодальным производством.

Ни один другой вид промышленности, заключает Блаут, не был так важен для развития капитализма до 19 века, как сахарные плантации в колумбовой Америке. И данные, которые он приводит, действительно поражают.

Так в 1600 году из Бразилии экспортировали 30 000 тонн сахара с продажной ценой в 2 миллиона фунтов стерлингов. Это примерно в два раза больше, чем стоимость всегобританского экспорта за тот год. Напомним, что именно Британию и ее товарное производство шерсти историки-евроцентристы (т.е. 99% всех историков) считают основным двигателем капиталистического развития в 17 веке.

В том же году, подушный доход в Бразилии (за исключением индейцев, конечно) был выше, чем в Британии, которая сравнялась с Бразилией только позже. К концу 16 века норма капиталистического накопления на бразильских плантациях была так высока, что позволяла удваивать производство каждые 2 года.

В начале 17 столетия голландские капиталисты, контролировавшие значительную часть сахарного бизнеса в Бразилии, провели подсчеты, которые показали, что годовая норма прибыли в этой отрасли составляла 56%, а в денежном выражении, почти 1 миллион фунтов стерлингов (фантастическая сумма для того времени). Причем, эта прибыль была еще выше в конце 16 века, когда стоимость производства, включая покупку рабов, составляла лишь одну пятую дохода от продажи сахара.

Сахарные плантации в Америке занимали центральное место в становлении ранне-капиталистической экономики в Европе. Но кроме сахара, был еще табак, были специи, красители, была огромная рыболовецкая промышленность на Ньюфаундленде и других местах Восточного побережья Северной Америки. Все это тоже было частью капиталистического развития Европы.

Исключительно прибыльной была и работорговля. По подсчетам Блаута, к концу 16 века в колониальной экономике Западного полушария работало до 1 миллиона человек, примерно половина которых была занята вкапиталистическом производстве. В 1570-х огромный шахтерский город Потоши (Potosi) в Андах имел население в 120 тысяч человек, больше, чем в то время жило в таких европейских городах, как Париж, Рим или Мадрид.

Наконец, в руки европейцев попало около пятидесяти новых видов сельскохозяйственных растений, окультуренных аграрным гением народов "Нового мира", таких как картофель, кукуруза, помидоры, ряд сортов перца, какао для производства шоколада, ряд бобовых, арахис, подсолнечник и др. Из них - картофель и кукуруза стали дешевыми заменителями хлеба для европейских масс, спасая миллионы от опустошительных недородов, позволив Европе удвоить производство продуктов питания за пятьдесят лет с 1492 г. и, таким образом, обеспечить одно из основных условий создания рынка наемной рабочей силы для капиталистического производства.

Итак, благодаря работам Блаута и ряда других радикальных историков начинает вырисовываться ключевая роль раннего европейского колониализма в развитии капитализма и его "центрировании" (centratedness - неологизм Дж. Блаута - А.Б.) именно в Европе, а не в других районах мирового протокапиталистического развития.

Геноцид аборигенов Нового СветаОгромные территории, дешевый рабский труд порабощенных народов, грабеж природных богатств Америк дали европейской протобуржуазии решающее превосходство над ее конкурентами в международной экономической системе 16-17 веков, позволили ей стремительно ускорить уже имевшиеся тенденции капиталистического производства и накопления и, таким образом, положить начало процессу социально-политического преобразования феодальной Европы в буржуазное общество.

Как писал известный карибский историк-марксист С.Р.Л. Джеймс, "работорговля и рабство стали экономической базой Великой Французской революции... Почти все отрасли промышленности, развившиеся во Франции в 18 веке, были основаны на производстве товаров для побережья Гвинеи или для Америки". ( James, 47-48).

В основе этого судьбоносного поворота мировой истории лежал геноцид народов Западного полушария. Этот геноцид был не только первым в истории капитализма, не только стоит у его истоков, он является как самым большим по числу жертв, так и самым длительным истреблением народов и этнических групп, которое продолжается и по сей день. С этого геноцида и должна начинаться Черная книга капитализма.
 


Просмотров: 2009
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Начинается очищение государственного организма России ФРС США на 88,8% принадлежит России, в лице Николая II Начальники лагерей ГУЛАГа...говорящие на идиш Тайны Иллюминатов Глава еврейской общины Украины гестаповец Коломойский - спонсор нацистких партий Свобода и Удар Великие о евреях