Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Безнравственная иудейская мерзость на русской сцене Так вот ты какой, Мошиах!! Болезнь «избранности» есть психиатрическое и тяжелейшее заболевание человечества А. Леонидов. Анатомия масонства
Новости

С.А. Нилус о Великом архитекторе или Суть масонства - сатанизм

Всё-таки человечество, в большинстве своём, оказалось крайне близоруким. Не раз и не два предупреждали нас о грозящей всем нам катастрофе. И две тысячи лет назад, и сто лет назад, и пятьдесят, да и вообще в каждом веке можно отыскать провидцев, которые знали, что продолжая жить так, как мы живём, рано или поздно наступит Конец. Которого могло, и даже сегодня можно сказать, которого может и не быть. Если мы, наконец, соизволим внять голосу разума.

Одним из таких провидцев несомненно был Сергей Александрович Нилус, православный писатель конца ХIХ - начала ХХ века. Тот самый, который в 1903 г. включил в свою книгу все 26 „Протоколов сионских мудрецов”.

Т.е. ещё более ста лет назад Сергей Александрович предупреждал всех нас о нависшей над нашим миром опасности: воцарения сатанизма на планете. Вот что пишет издатель про книгу Нилуса „Близ есть, при дверех”:

„Настоящая книга является четвертым изданием второй части моей книги «Великое в малом». Эта часть носила особое название: «Близ грядущий антихрист и царство диавола на земле»...

Отнюдь не претендуя на ученость и оригинальность, пользуясь изысканиями и трудом иных исследователей затронутого вопроса, в связи с впечатлениями и наблюдениями лично моими, как рядового христианина, книга моя, тем не менее, есть крик моего сердца, обращаемый к сердцу всех тех, кто, удручаемый совершающимися ныне на его глазах событиями, стремится найти им посильное разъяснение, уразуметь духовный смысл и значение разыгрывающейся мировой катастрофы.

Вот к сердцу и уму таких людей и обращаю я книгой этой мое слово.”

Увы, сегодня мы все являемся свидетелями и участниками той самой катастрофы, о которой писали русские люди сто с лишним лет назад. Мы ведь не только губим нашу планету, природу, уничтожаем здоровый генотип наших потомков, но главное - мы теряем нашу нравственность, то, что нас связывает с Создателем.
***
Предлагаем вашему вниманию небольшой отрывок, посвящённый сути масонства.
***
Великий архитектор
(Этим именем масонство называет своего «бога»)

Сатана.— Его возвращение в христианский мир.

Православная Церковь, канонически, собор­ными постановлениями своими запретив верным сынам своим какое бы то ни было общение с ев­реями, тем самым как бы поставила над всем ев­рейским вопросом точку и более к нему не воз­вращалась, считая его исчерпанным и навсегда разрешенным (Хотя читает неканоническую Библию. Какой абсурд, отвергать весь народ, избранный Богом Е. Т.). И Господь за Православие, по свидетельству преподобного Серафима, миловал и Церковь Свою святую, и народ Свой Бого­носец — святорусское Царство Православное и от масонства, и от воинствующего на Христа Израиля.

Православное церковное учительство в силу этого не встречало в течение ряда веков надоб­ности обращать меч свой против этих исконных врагов Христианства и потому молчало. (Вот это православие под руководством масонов подвизается в экуменическом Всемирном Совете Церквей, как и ВСЕХБ. Е. Т.)

 

Молчало и доселе еще молчит церковно-русское пастырство и учительство.

Не то на Западе, в отступившей в схизму, а после уже и еретичествующей церкви Римско-католической. Лишившись за отступление охра­ны благодати Божией в той полноте, какую ее доселе имело Православие, она вынуждена была вступить в борьбу с союзом еврейства и масон­ства с первых же атак этих врагов Христовых на Западную Европу: воинствующий Ислам, все­возможные жидовствующие ереси, люциферианство тамплиеров, Реформация и, наконец, ма­сонство — все это возмущение ада против Триипостаснаго Бога вызвало на борьбу с собою весь цвет Западной Церкви и породило огромнейшую литературу предмета, в высокой степени поучи­тельную и для настоящего, переживаемого Рос­сией и Русской Церковью момента чрезвычайно важную.

В литературе этой выдающееся место при­надлежит обширному труду каноника епархии города Лилля, доктора богословия, монсиньора Делассю. Называется труд этот «Антихристи­анский заговор. Масонский храм, воздвигаемый на развалинах католической Церкви». Ввиду важности труда этого в общехристианском смыс­ле и для православной Русской Церкви, я позво­ляю себе привести здесь из него один отдел, ка­сающийся той же тайны беззакония, разоблаче­нию которой, в мерах сил моих и разумения, служит и настоящее мое исследование.

Вот что сообщает Делассю (Монсиньор Делассю. «Антихристианский заговор». Т. II, главы XLIX, L, LI; с. 708-750):
«Выше масонов, выше главных руководите­лей, трудящихся над созданием масонского хра­ма, не стоит ли еще некий верховный распо­рядитель, направляющий ход работ по разру­шению старого религиозного и общественного строя? Нет ли скрытого архитектора того зда­ния, которое возводится на обломках старого мира, нет ли инженера-строителя того храма, который воздвигается на развалинах христиан­ской Церкви? (Правильнее было бы сказать, на развалинах ложных учений, а не христианской церкви. Е.Т.)

В «Католическом Обозрении конституции и права» граф д'Антемарр с положительностью до­казал, что Верховное Существо, под чьим покро­вительством великая французская революция, провозгласив «права человека», собиралась уста­новить «культ природы», был и по мысли глав­ных творцов «Декларации» и новой религии не Бог, Ему же поклоняется небо и земля, а сатана, «верховное существо», или «великий архитек­тор», именуемый так на лживом и исполненном преднамеренного тумана языке масонских лож, и есть не кто иной, как все тот же сатана, утаен­ный от непосвященных (профанов) для сокры­тия тайных целей, преследуемых масонской сек­той.

Примеч. Дух зла в Священном Писании известен под несколькими именами. Главное его имя — сатана. По-еврейски сатана значит «противник». Другое его имя «диавол», что значит «клеветник», «ложный обвинитель». Называется он еще и «демон», что значит «злой дух», «искуситель». Он демои и диавол по отно­шению к людям, как их клеветник и ложный обвинитель; по отношению же к Богу он — сатана, Божий противник.

Его меч­та восхитить себе власть Бога. Он был ее скрытым восхитителем в эпоху «Декларации прав человека»; теперь он таковым открыто признается официальным отступничеством. «Клеветник», «ложный обвинитель!». Да, он таков в действительности, и в этом звании своем он есть истинный отец и наставник франкмасонства и его духовного влияния. «Злой дух» и «иску­ситель!». И это правда, слишком хорошо известная каждому из нас, христиан. Называется он еще — Люцифер, как якобы свет носящий, свет истинного знания и просвещения. Он же и — Денница (ср. Ис. 14, 12-14).

Вот этому-то «богу» настоящие «посвящен­ные» и хотят воздвигнуть тот символический храм, под сводами которого они намерены соединить все человечество, связать его единой, общей для всех религией, под единым для всего мира скипетром. «Посвященные» эти для своего культа уже покушались раз захватить наши святилища. Это было совершено теофилантропами по установлении культа этого Робеспьером. «Если, — так сказал тогда один из главарей сек­ты, — оставить стоять старинные храмы, возве­денные вековою верою, то пусть в них масонс­кий треугольник введет торжественность своего ритуала, а священники Собора Богоматери усту­пят свои церковные дома пастырям «Великого Востока».

На втором заседании масонского конвента брат-масон Блатэн высказался так: «В тех зданиях, которые властью жрецов христианского культа были посвящены религиозным суевери­ям, мы, быть может, призваны в свою очередь вести проповедь нашего учения, а вместо псал­мопения клириков; которое еще доселе раздает­ся под обширными сводами и под колоннами этих зданий, мы услышим там стук наших масонских молотков, аплодисменты и шумные одобрения нашего Ордена».
Примеч.

Когда в палате депутатов обсуждался проект закона отделения церкви от государства, г. Груссо в своей речи сообщил эти слова бр. Блатэна. На это администрация масонского органа «Акация» в лице своего директора, г. Лимузина письмом в редакцию газеты «Фигаро» выразила сомнение в точности передачи слов Блатэна. На это письмо в том же «Фигаро» г. Груссо ответил следующее: «Текст слов этих сейчас находится у меня перед глазами — он напечатан на страницах 526, 631 и 645 “Бюллетеней Великого Востока Франции”».

В следующем 1884 году, 24 февраля, на но­вом масонском собрании брат-масон Массон, уполномоченный ложи «Друзей независимости», повторив вновь вышеприведенное пожелание Блатэна, сослался на него как на авторитет в масонстве.
Можем удостоверить, что все эти слова и речи ничего общего не имеют с пустым бахваль­ством. Мы уже и теперь являемся очевидцами усилий масонской секты, направленных к дос­тижению намеченных ею целей: наши церкви нам уже более не принадлежат; нас пока еще только терпят, но как скоро это наскучит, нас изгонят совсем из церквей наших, и их для нас в один прекрасный день закроют навсегда.

В ожидании же того дня, когда секта найдет для себя наиболее удобным захватить наши цер­кви для своих надобностей, ею ведется упорная и последовательная подготовка умов к этой пе­ремене: имя Божие постепенно, но неуклонно вытесняется из употребления и заменяется про­славлением сатаны.

Примеч. По поводу Бородинских торжеств, бывших в августе 1912 года в России, газета «Социальная война», масонский подголосок, орган известного анархиста-антимилитариста Эрве, пишет так: «Все приходит в свое время... Были времена, когда и француз­ская армия, предводительствуемая своими королями и импе­раторами, с той же потрясающей своей величественностью тишине с благоговением и обнаженною головою слушала так же утреннюю и вечернюю молитвы.

Но эти времена прошли, и мы надеемся, что они уже не вернутся.Здравый разум подсказал Франции, что ее армия может обойтись и без этих грандиозных сцен, и мы почтительнейше исключили Бога из армии, как уже исключили Его из наших судов, из школ, из больниц и отовсюду. Россия, вырвавшаяся уже из уз Самодержавия и успевшая обзавестись уже своим народным представительством, идёт в последнее время быстрыми шагами по пройденному уже Францией пути прогресса, и есть все основания ожидать, что вскоре и она последует примеру своей союзницы и расстанется со своим Богом самым радикальным образом, как с ненужным и отжившим свой век предрассудком.

Как ни трудна еще работа русской молодой Думы, но в этом направлении ею уже немало сделано для просвещения Русского народа, и можно быть уверенным, что она успешно доведет это дело до конца».

Первая часть этой программы уже выполня­ется и очевидна: все новые законы, особенно же школьный, направлены к ее осуществлению. Что же касается второй ее части, то проведение ее в жизнь требует большой осторожности, и, тем не менее, она проводится с твердой неуклонностью.

Известен отвратительный привет, составленный и посвященный Сатане Прудоном, и столь же омерзительный, принадлежащий творчеству Ренана. Мишле предсказал близость торжества Сатаны, а Кине открыто заявил, что он желал бы «задушить христианство грязью», чтобы на его месте поставить религию Сатаны.

И культ сатаны уже начинает себя обнару­живать: именование масонами мест своих сбо­рищ храмами, воздвигнутый в них алтарь, укра­шения и знаки отличия на одеянии масонских представителей, церемониальный обряд, ими совершаемый — все это указывает на существо­вание у них культа, но отнюдь не культа Бога, Его Ангелов и Его Святых.

Примеч. В 1903 году, в Риме был сдан внаймы «Великому Востоку Италии» дворец Боргезе. Два года спустя, в силу одного пункта контракта, масонству было вручено судебное решение освободить часть занимаемого им дворца. «Корьере Национале» по этому поводу опубликовал следующее: «Когда поверенный Боргезе явился для осмотра помещения ввиду его ремонта по случаю приезда герцога Сципионе Боргезе и герцогини Феррары, то нашел одну залу запертой.

Доступ в нее был открыт только угрозой обратиться к полиции. оказалось, что зала эта была обращена в капище сатаны. Указанная газета дала такое описание капища: «Стены его были обиты красной и черной шел­ковой материей «дама», в глубине залы был повешен ковер, и на нем выделялась фигура Люцифера. Около этого ковра нахо­дилось возвышение вроде алтаря, там и сям виднелись треу­гольники и другие масонские эмблемы. Кругом были расставлены великолепные, раззолоченные сиденья, на спинках которых было изображено нечто вроде глаза — транспаранта, изнутри освещаемого электричеством. Посреди капища возвы­шалось нечто напоминающее собою трон».

У сатанинской религии есть свои «священ­ные» гимны, которые распеваются даже вне масонских капищ. У нее есть и свои таинства: есть масонское «крещение», возводяее младен­ца в звание «волчонка»; есть масонское погребе­ние, именуемое «гражданским»; такой же есть и масонский брак. Журнал всемирного масонства «Цепь Единения» в нумере от января-февраля 1881 года посвящает желающих в обряды этого «таинства», совершаемого в масонских семьях.

Примеч. На четвертом заседании масонского конвента 1890 года, 11 сентября был возбужден вопрос о погребальном обряде, уже много лет находившемся в пренебрежении у масонов. По­началу членам конвента представилось, что было бы целесо­образнее масонские деньги употребить на что-либо более серьезное, чем на символические манифестации, например, на политическую агитацию.

Но эта точка зрения сразу встретила сильнейший отпор от немногих высших посвященных, присут­ствовавших на конвенте. Зная гибельность пренебрежения обрядами, они заявили протест. «Причина этому, — замечает Жорж Буа, — заключается в том. что если масонство в конечной своей тайне есть сатанизм, то оно не может обходиться без своего культа, без оскорбления Бога подделкой под богослужение. Масонские обряды крещения, брака, погребения хоть и неудачно, но подражают обрядам католической церкви в ожидании окончательного захвата масонством соборов и церквей христианства».

У сатанинской религии имеются и свои уче­ные. В журнале «Педагогическая трибуна», изда­ваемом педагогами для распространения в педа­гогической же среде, о Сатане говорится в таких выражениях:
«Сатана — враг католической церкви и, как таковой, является предметом симпатии для многих.

Сатана не только отрицатель какой бы то ни было веры, основанной на религии, но к тому же еще и распространитель всякого научного знания. В мозгу мыслителя он дух исследования, кри­тики, философских изысканий, он представи­тель союза научного знания с философией про­тив обскурантизма.

Сатана, кроме того, есть представитель при­роды и, как таковой, является протестом против церковного учения. В юное сердце молодого че­ловека сатаною влагается все, что только есть сладчайшего на свете; влюбленное желание, огонь великодушных страстей; и если мы, люди, еще представляем собою какую-либо ценность, то ею мы обязаны только ему».
Не следует упускать из виду, что журнал этот педагогический, диктующий уроки свои на­ставникам и через них — детям.
Италианские масоны, пока еще более сме­лые, чем масоны французские, основали в Ан­коне журнал под названием «Люцифер», в Ли­ворно — другой журнал «Безбожник».

«Наш вождь — сатана», — так объявили ре­дакторы обоих изданий в своих редакционных программах. Мало того, во вторник Сырной не­дели 1882 года, они дерзнули вывести сатану на сцену театра в Алфиери и в Турине и там петь ему гимны, приносить ему курение фимиама и жертвы, оповещая народ о явлении его на «ог­ненной колеснице» и о грядущем царстве его на всей земле.

Известный гимн сатане, воспетый прославлен­ным италианским поэтом, Джозефом Кардуччи, выражает пожелание, чтобы отныне курение фимиама и пение священных гимнов приноси­лись сатане как «бунтовщику против Бога».
Примеч. В числе возмутительных явлений последнего времени необходимо отметить в особенности следующее; некто из под­писчиков журнала «Будущее Италии» сделал предложение на первый день нового 1905 года совершить «благочестивое палом­ничество» в дом певца сатаны Кардуччи, бывшего вице-Вели­ким Мастером италианского масонства.

Христианский демок­ратический листок этот, издаваемый в Болонье, поторопился тотчас же выразить свое полное одобрение этому начинанию в таких выражениях: «Славный поэт этот хорошо знает, что восхищение наше пред ним искреннее теперь, что в свое время, когда мы это считали своим долгом, мы выступали против него. Наше теперешнее пред ним преклонение и инициатива палом­ничества в его дом с особенною силою подчеркивают ясность спокойствия нашего духа и полную объективность, столь облаго­раживающие миссию журналиста».

Джозеф Кардуччи издавна пользуется благорасположением партии «христианских демократов»: его «творения» красовались наряду с другими книгами в витринах Общества культуры» аб­бата Ромоло Мурри в то время, когда он стоял еще во главе этой партии.

А вот нечто и еще более того удивительное: в 1909 году италианцы праздновали столетний юбилей дня рождения Кардуччи. День этот был отпразднован и французским университетом в Сорбонне. Но что превосходит уже всякое вероятие, так это то, что один из наиболее рекомендованных католических журналов передовую свою статью от 22 июня 1909 года посвятил похвале этого певца сатаны. «Поэт этот, — пишут в этом журнале, — представляет собою не только величайшее имя в современной нам италианской поэзии, но он равен знгаменитейшим поэтам прошлого».Так проникает некое «тщательно скрываемое влияние» даже в архикатолическую среду.

22 июня на открытии в Генуе памятника Мадзини носили в процессии черное знамя, древ­ко которого было увенчано статуэткой Люци­фера. После такой демонстрации антиклери­кальный Генуэзский кружок послал в журнал «Католическое Единение», издаваемый в Турине, письмо и в нем объявил, что хоругвь Сатаны, ког­да наступит подходящий момент, предположено водрузить на всех церквах Италии и, главным образом, на Ватикане. 20 сентября 1883 года в предместьях той же Генуи — в Корона Сан-Фруттуозо — вновь в пышной процессии были носимы черные хоруг­ви с вышитыми на них изображениями сатаны-триумфатора. Газета «Эпоха» напечатала на другой день следующее: «каркайте сколько угод­но, издыхающие черные вороны!

Отныне все ваши анафемы, ваши проповеди, все легенды ваши — все это только эхо в покинутых пеще­рах: сатана не замедлит восторжествовать по всей линии».

На соборе кардиналов 30 июня 1889 года Лев XIII вынужден был заявить протест против пуб­личного выставления в Риме знамени сатаны, что имело место на открытии гражданской властью памятника развратному расстриге — монаху Джиордано Бруно.

Когда раздался этот протест папы, «Обозре­ние Итальянского Масонства» (том XVI, с. 356— 357) выразилось по его поводу так: «Папа ска­зал: «vexilla regis prodeunt inferni» — «знамена князя ада двигаются вперед». Ну, что ж! Да, да, знамена ада двигаются вперед, и нет сознатель­ного человека, любящего свою родину, который не встал бы под эти знамена, под эти хоругви франкмасонства».

Тот же орган масонства, несколько ранее (том X, с. 265) напечатал следующее: «Гений гря­дущего, наш собственный бог, в нас самих зак­ладывает зародыш нового закона добра... Душа нашего бога отвергает необходимость для соци­ального блага освобождения человека от его жи­вотности (sic), ибо социальное благо в действи­тельности есть не что иное, как следствие чело­веческой животности (sic). Ныне разрушающееся общественное здание нуждается в краеуголь­ном (треугольном) камне, и камень этот будет положен нашим богом. И не на небесах, а на зем­ле место этому камню.

Пройдите же вы, все страждущие, и покло­нитесь Гению-обновителю, выше поднимайте чело ваше. Братия мои масоны, ибо грядет он — сатана великий!» Так взывает к масонству «Обо­зрение Итальянского Масонства». Культ сатаны, таким образом, как мы видим, ищет повсеместно своего признания.

В октябре 1905 года богатый немец Герман Менц, обосновавшийся в Соединенных Штатах неподалеку от Нью-Йорка, воздвиг на пригор­ке, в своем имении, статую сатане. Вышина этой статуи 5 метров, кроме пьедестала. Ста­туя эта изображает Люцифера, сидящего, как фавн, на корточках на скале и готового прыг­нуть на мир. Голова его украшена двумя тра­диционными рогами, а в руке судорожно сжа­тый трезубец. Герман Менц бесплатно раздает брошюры, в которых проповедует свою веру в «единого» диавола.

В Нью-Йорке есть клуб, носящий название «Thirteen» («Клуб тринадцати»). Клуб этот в торжественном заседании избрал сатану в по­жизненные члены.

И во Франции у нас идет прославление са­таны публично. Расстрига-аббат Шарбоннель, предавшийся спиритизму еще в то время, когда не снимал с себя рясы, приезжал в Лилль читать лекцию в собрании, на котором председатель­ствовал масон Дебьер, и там, в домовой церкви Редемптористов изрыгал ужаснейшие хулы на Бога и славил сатану.
Некий Ж. Шикойн, канадец, в год смерти известной анархистки Луизы Мишель поведал в газете «Правда Квебека» о том, что он видел и слышал у нас во Франции в 1880 году.

В том году «красная девка», как звали эту анархистку, возвращалась во Францию из своего изгнания. 18 сентября в честь ее была устроена большая де­монстрация. Ж. Шикойн попал на нее в компа­нии с двумя парижскими журналистами и одним люксембуржцем, В зале, где происходило собра­ние, было тысяч до пяти народу. Председатель­ствовал Рошфор. Известная фраза Бланки: «ni Dieu, ni maitre» — «ни Бога, ни начальства», — эта фраза служила темой для самых гнусных словоизвержений. «Наибольший успех, — пишет Шикойн, — выпал на этом сборище какому-то бесноватому апологету Люцифера. Он говорил: «Если бы можно было принять на веру легенду об отпадении ангелов, то их вождю подобало бы обоготворение за то, что он первый воспротивил­ся авторитету. Его следует признать покровите­лем всех борцов за свободу и эмансипацию.

— Да здравствует сатана! — крикнул кто-то из толпы.
— Да здравствует Сатана! — подхватили этот клич пять тысяч голосов с жаром и увлече­нием, граничащим с безумием.
«Видел толпу, обезумевшую до громогласно­го восхваления падшего ангела», — так пишет Щикойн, — это было зрелище, какое не часто встретишь».

Но хвалебный клич этот еще раньше черни раздался из академического мира: его орган «Журнал Дебатов» (нумер от 25 апреля 1885 года) потребовал на своих столбцах восстановления чести демона: «Из всех существ, преданных не­когда проклятию, — так писали в этой газете, — и нашим веком от него освобожденных, более всего, конечно, от цивилизации и прогресса вы­играл сатана. Фанатичное Средневековье на свой лад и себе в утешение изобразило его злым и безобразным уродом.

Наш же век, столь плодо­витый в реабилитациях всякого рода, нашел достаточно оснований и для оправдания этого несча­стливого революционера, пустившегося из-за жажды деятельности в неверные предприятия. Наша снисходительность по отношению к сатане вызывается еще и тем, что и он не стал уже так злобен, как прежде, когда, как дух-губитель, был предметом великой ненависти и страха.

Очевид­но, в наши дни зло стало менее сильно, чем было когда-то. Средневековью было позволительно пи­тать к нему такую ненависть, ибо оно жило в по­стоянном присутствии зла сильного, вооруженно­го, укрепившегося за крепкими бойницами. Нам же, чтущим божественную искру, где бы она ни блестела, трудно предавать кого-либо беспово­ротному осуждению из опасения осудить хотя бы и малейший атом красоты». Это уклонение в сторону сатаны исходит от евреев.

Еще до Рождества Христова, в особенности же со времени рассеяния, некоторые евреи на­чали обращаться к учению и обрядам черной, или магической, Каббалы, представляющей собою не что иное, как квинтэссенцию идолослужения, религию и культ падших духов, демонов.. Уче­ние Каббалы указывает способы входить в не­посредственное с ним сношение. Масон Элифас Леви (католический расстрига-священник.

Настоящее имя Альфонс Констан) утверждает, что «в средние века величай­шими знатоками, учителями и вернейшими блю­стителями тайн Каббалы были главным образом евреи. Не без основания, стало быть, фарисеи с их последователями в Апокалипсисе дважды названы Спасителем «сонмищем сатанинским», что то же — синагога или церковь диавола.

Франкмасоны, следовательно, веру свою по­лучили от евреев, и эта вера, по их мнению, не­когда должна заменить собою веру в Господа на­шего Иисуса Христа.

Известный знаток масонства и воинствую­щего иудейства, Гужено де Муссо, пишет: «Ис­тинные вожди масонов находятся в теснейшем, интимнейшем единении с воинствующими чле­нами иудаизма, с представителями и учителями высшей Каббалы. То же подтверждает и профес­сор магии, вышеупомянутый Элифас Леви: «Зна­ние это, то есть Каббалы, нам передано евреями, а эти последние получили его от халдеев-сабеи­стов, потомков Хама, которые, в свою очередь, по мнению, принятому в магической науке, унас­ледовали учение это от сынов Каина.

«Еврейская Каббала, — говорит в книге своей «Франкмасонство— синагога Сатаны», епископ Мёрин, — «представляет собою фи­лософское основание франкмасонства и ключ к нему».

Расстрига-священник Элифас Леви, он же — Альфонс Констан, слова которого мы привели выше, добавляет к ним следующее: «Религиоз­ные обряды всех иллюминатов — Якоба Бёме, Сведенборга, Сен-Мартена — все они заимствованы у Каббалы. Той же Каббале всеми своими тайнами и символами обязаны и все остальные масонские общества».

Того же мнения держится и католический орган «Римский Наблюдатель».

1 октября 1893 года в нем напечатана была статья о франкма­сонстве, и в ней было сказано: «Франкмасонство сатанично во всем: в происхождении своем, в организации, в деятельности, в целях, в сред­ствах, в уставе своем и в управлении, ибо оно сделалось тождественно иудаизму, мало того — оно представляет собою величайшую силу и главную армию иудаизма, домогающегося стереть с лица земли Царство Христово и заменить его царством диавола».

Примеч. До времени, ведомого Богу, евреи со дня богоубийства из­любленный народ и орудие сатаны. Они его достояние прибли­зительно на том же основании, на каком по грехопадении и до искупления его достоянием было все человечество.

Преступле­ние евреев было для них как бы вторым первородным грехом. «Кровь Его на нас и на детях наших».


Просмотров: 4706
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Различия между национал-социализмом и фашизмом Тургенев, которого нет в школьных учебниках Начальники лагерей ГУЛАГа...говорящие на идиш Так кто же он, пан Тягнибок: еврей, полуеврей, антисемит или полуантисемит? Менахем Ааронович Мендель Глава еврейской общины Украины гестаповец Коломойский - спонсор нацистких партий Свобода и Удар