Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Болезнь «избранности» есть психиатрическое и тяжелейшее заболевание человечества Ответ на „еврейский вопрос” Э. Ходос об иудеях хабада и политиках А. Леонидов. Анатомия масонства
Новости

Сионизм возник не как движение, а как капиталистическое предприятие

Историк-сионист Наум Соколов

Предлагается небольшой отрывок из книги Ю.Иванова „Осторожно, сионизм”. В нём рассматриваются попытки западных держав создать государство Израиль как очередной коммерческий проект. Небезынтересно также прочитать о том, какая роль отводилась Сирии в середине-конце 19 века.
***
Задолго до первых попыток Теодора Герцля и К° выступить с идеей о «создании еврейского государства» заявили о себе другие, так сказать, истинные сионисты, которым (в действительности) принадлежит приоритет не только в выдвижении этой идеи, но и в разработке конкретных планов колонизации различных районов мира, где евреи были бы той живой силой, которой предписывалось вынести первые жестокие невзгоды новопоселенцев.

Именно эти сионисты-неевреи пытались пропагандировать подобного рода «необходимость», искали среди евреев достаточно влиятельных деятелей, которые могли бы придать идее переселения и концентрации лиц еврейского происхождения характер «национальный».

Первыми сионистами были правящие круги колониальных империй.

«С соизволения и под протекцией голландской Вест-Индской компании в 1652 году на острове Курасао земельные угодья были предоставлены Жозефу Нунезу да Фонсеке и другим с целью создания там еврейской колонии. Попытка не увенчалась успехом» 59.
В 1654 году Англия намеревалась поселить евреев в своей колонии Суринам, а Франция в Кайенне.

Первую серьезную попытку колонизации Палестины путем переселения туда евреев предпринял в своих стратегических целях Наполеон Бонапарт в 1799 году, но закончилась она столь же безуспешно, как и предыдущие.

Историк-сионист Наум Соколов, не без сожаления комментируя это, писал: «Так как провалилась вся экспедиция (наступление Наполеона из Египта на Сирию. — Ю. И.), то и еврейское общественное мнение разделилось. Не в отношении принципа, а в отношении данной возможности и средства» 60.

Незадолго до того, как Наполеон призвал к колонизации Палестины, во Франции было опубликовано анонимное письмо, написанное якобы одним из членов еврейской общины своему другу: «Я предлагаю оккупировать страну — с соизволения Франции, — которая включала бы Нижний Египет, а также район, границы которого будут простираться от Птомели до Осфальтового озера или Мертвого моря и от южной оконечности этого озера до Красного моря».

Анонимный автор приводит следующие мотивы оккупации этой территории. «Заняв положение, — утверждает он, — которое является наивыгоднейшим в мире, мы станем благодаря Красному морю королями торговли с Индией, Аравией, Южной и Восточной Африкой, Абиссинией и Эфиопией — богатейшими странами, снабжавшими царя Соломона таким огромным количеством золота, слоновой кости, драгоценных камней...» 61. В письме все эти богатства, естественно, предлагалось делить с Францией.

Даже Н. Соколов признает, что письмо было опубликовано «по совету тех, кто в то время находился у власти во Франции» 62.
Если, однако, попытки французских колонизаторов использовать евреев в своих целях на Ближнем Востоке можно назвать лишь историческим эпизодом, то усилия английских правящих кругов в этом направлении следует характеризовать не иначе как последовательную реализацию хорошо продуманного плана.

В 1840 году ведущие европейские колониальные державы, боровшиеся за влияние в хиреющей турецкой империи, рассматривали вопрос о будущем Сирии, оккупированной египетскими войсками. 17 августа 1840 года лондонская «Таймс» в статье «Сирия — возрождение евреев» писала: «Предложение (такого предложения, насколько известно, никто не вносил. — Ю. И.) переместить евреев в страну их отцов и поселить там под протекторатом пяти держав не является более вопросом рассуждений, а представляет, скорее, предмет серьезного обсуждения».

Если, однако, «Таймс», как английский официоз, была вынуждена говорить языком дипломатическим и подчеркивать, что она радеет также и за прочих колонизаторов, то в других кругах Англии не считали необходимым скрывать по этому вопросу свои истинные побуждения и взгляды.

Видный английский политический деятель Шафтссбури в письме министру иностранных дел Великобритании Палмерстону (от 25 сентября 1840 года) писал, что Сирию необходимо превратить в английский доминион. Он подчеркивал, что для этого потребуются капитал и рабочая сила, а «капитал по природе своей всегда без большой охоты направляется в любую страну, где имущество и жизнь не находятся в безопасности». В заключение Шафтесбури предлагал: «Если бы мы продумали вопрос возвращения евреев в свете восстановления или колонизации Палестины, мы обнаружили бы, что это — самый дешевый и надежный путь обеспечения данного малонаселенного района всем необходимым» 63.

Борьба колониальных держав за влияние на Ближнем и Среднем Востоке в период, предшествовавший строительству Суэцкого канала и после завершения его создания, была крайне напряженной. Д-р Эдвард Робинсон (1797—1863), характеризуя упорное противоборство колониальных держав в этом районе мира, писал: «Франция уже давно была признанным защитником католиков... в лице сторонников греческой церкви Россия всегда имела надежных союзников... Но в ком же Англия могла найти своих союзников в той или иной части турецкой империи?» 64

Англия стремилась обеспечить себе поддержку восточных евреев (приняв в этот период закон об их опеке) и убедить европейских евреев в необходимости переселения (под ее эгидой) в Палестину.

25 января 1853 года полковник Георг Гаулер, бывший генерал-губернатор Южной Австралии и, следовательно, опытный колониальный чиновник, заявил в английском парламенте: «Божественное провидение расположило Сирию и Египет на пути Англии к наиболее важным районам ее колониальной внешней торговли — Индии, Китаю, Индийскому архипелагу и Австралии... Перст божий указывает Британии энергично заняться созданием благоприятных условий в обеих этих провинциях... Рука Британии должна обновить Сирию посредством единственно подходящего для этой миссии народа, чья энергия может быть использована постоянно и эффективно — истинных сынов этой земли, сынов Израиля» 65.

Примечательно, что в своем послании в 1854 году д-р Н. Адлер, главный раввин Великобритании, фактически выступил против подобных призывов английских колонизаторов. Он писал, что судьбы евреев в руках господних, который повелел «не взывать к его воле, не будить его любовь до часа, который он сам предрешит» 66.

Однако чем дальше, тем обнаруживалось все больше желающих разбудить нерадивого Яхве. В 1866 году Генри Дунант, основатель организации Международного Красного Креста, предложил создать Восточное международное общество с целью развития Палестины «при участии народа Израиля». Дунант указывал, что «влиятельные люди во Франции, Англии и других странах благожелательно относятся к такому проекту» 67.

Такого сорта «коллективная собственность», однако, никак не могла устроить англичан. На склоне лет уже известный нам английский политический деятель Шафтесбури подчеркивал в печати: «Сирия после преобразования будет преимущественно торговой страной, а кто же преимущественно торговцы в мире? Разве найдется более благодатное место и более благодатная сфера, где можно было бы развернуться еврею? Разве у Англии нет своих особых интересов, чтобы осуществить необходимое преобразование? Для Англии будет ударом, если кто-либо из ее соперников овладеет Сирией».

Трудно допустить, чтобы христианский священник преподобный Джеймс Нейль, земляк Шафтесбури, не знал, что по канонам иудаизма лишь сам бог через посланника-мессию «должен собрать всех евреев в тени священной горы Сион». Это обстоятельство, однако, его не смущало. Сообразуясь с интересами правящих кругов «старой доброй» Англии, он писал в 1877 году в своей книге «Переселение в Палестину или собирание рассеянного Израиля», что англичанам вряд ли удастся колонизировать Палестину столь же успешно, как Северную Америку, из-за жары, чинимых арабами трудностей, отсутствия эффективной защиты и многого другого. Поэтому он предлагал использовать для этой цели евреев.

Премьер-министр Англии Герберт Асквит в своем дневнике свидетельствует приблизительно о такой же «логике» своего преемника Ллойд Джорджа. Он писал по поводу обсуждения одного из многочисленных планов овладения Палестиной: «Как ни странно, еще одним защитником предложения был Ллойд Джордж. И мне не стоит говорить, что ему ни к черту не нужны ни евреи, ни их прошлое, ни их будущее, однако он считает, что переход священных мест под опеку... «атеистической» Франции был бы катастрофой» 68.

В 70-х годах XIX столетия в Англии создается «Сирийско-палестинская колониальная компания» с целью «обеспечения колонизации Сирии, Палестины и близлежащих стран лицами благопристойными как христианами, так и евреями» 69. Сионизму оставалось, как говорится, только появиться, иначе, по заявлению сионистского лидера начала XX века Макса Мордау, «Англии пришлось бы его выдумать» 70.

В 1897 году, как уже упоминалось, была основана Всемирная сионистская организация. В 1902 году возникает международное сионистское акционерное общество — Еврейский колониальный трест, «который представляет собой финансовый инструмент сионистского движения в достижении главной цели — промышленного и коммерческого развития Палестины и соседних стран» 71.

Комментируя эти события, Наум Соколов писал: «Все великие победы Британии в ее мирных (?) завоеваниях, начинавшихся с учреждения фонда или треста, явились для сионистов примером. Сесиль Родс, начинавший всего с одного миллиона фунтов стерлингов, создал Родезию, простирающуюся на 750 тысяч квадратных миль. Британская компания по освоению Северного Борнео обладала капиталом в 800 тысяч фунтов стерлингов, а сейчас она господствует на территории 31 тысячи квадратных миль. Британская восточноафриканская компания, овладевшая 200 тысячами квадратных миль, начинала свою деятельность с той же самой суммы денег, что и учрежденный Еврейский колониальный трест, — 250 000 фунтов стерлингов» 72.

Акции Еврейского колониального треста на первых порах были выпущены на сумму в 2 миллиона фунтов стерлингов. Вокруг сионистского колониального начинания был поднят немалый шум. Лидеры сионизма всячески стремились рекламировать созданную ими корпорацию как некое «общенациональное еврейское» детище и собственность. Но это была откровенная трескотня, рассчитанная на простаков.

В свете недвусмысленных высказываний Н. Соколова становится совершенно очевидным, что сионизм возник не как движение, и тем более не как народное движение, а как капиталистическое предприятие. Пайщиками возникшей корпорации были крупные дельцы многих стран, коммивояжерами — сионистские лидеры. Сионизм оформился организационно именно как колонизационное, связанное тесными узами с империалистическими кругами предприятие, нужды которого обслуживало международное объединение сионистов.

Именно такое положение вещей дало возможность «барону» Эдмонту Ротшильду заявить незадолго до первой мировой войны: «Без меня сионисты не продвинулись бы ни на шаг, но и без сионистов мои труды стали бы на мертвой точке».

Сионизм возник как явление чуждое не только для еврейских трудящихся, боровшихся совместно с рабочим классом своих стран за лучшее будущее, но и вообще для подавляющего большинства лиц еврейского происхождения, живших в самых различных точках земного шара. Именно это обстоятельство позволило Леонарду Штейну утверждать: «Для эмансипированною еврея, менее всего желавшего, чтобы к нему относились с повышенным вниманием, сионист был анфантеррибль. Для реформиста, который в сионизме видел не только источник неудобств, но и угрозу духовным ценностям, которые он искренне берег, сионизм был не менее нежелательным. Для ультраортодокса, если взглянуть на противоположный конец шкалы, сионист являлся не более чем осквернителем веры, претенциозно пытающимся подтолкнуть руку всемогущего».

Однако же сионизм возник. Каковы основные причины этого? Попытаемся, подытоживая вес сказанное ранее, кратко сформулировать их.

1. Противоречия Англии и Франции, а позднее и консолидировавшейся Германии в районе Ближнего Востока, который все еще находился в пределах одряхлевшей Оттоманской империи, борьба за ее окончательный раздел вынуждали каждую из колониальных держав (учитывавших, что это были уже не времена огульных колониальных захватов, а рубеж XIX и XX столетий, когда каждое новое «колониальное приобретение» грозило вызвать широкие военные контрмеры соперников) искать благовидные предлоги для расширения сферы своего влияния.

Идея переселения евреев в Палестину (а как мы позднее увидим, вообще в какую-либо страну, представлявшую непосредственный интерес), давно вынашиваемая английскими правящими кругами, выглядела наилучшим вариантом «благопристойной» колонизации. (Эту идею был намерен эксплуатировать даже Бисмарк, планировавший поселить евреев вдоль железной дороги Берлин — Багдад.) Для реализации такого рода проектов, однако, необходимы были людские ресурсы, обеспечить которые долгие годы безуспешно стремилась, в частности, Англия.

Следовательно, существовала конкретная заинтересованность империалистов Англии, Франции и Германии в поддержке сил, бравших на себя роль практических исполнителей в осуществлении взаимовыгодного предприятия: колонизации Палестины или, как планировал Бисмарк, различных частей Оттоманской империи.

2. Обострение классовой борьбы в преддверии XX века ставило империализм перед необходимостью консолидации и поддержки всех сил, так или иначе выступавших против интернационального пролетарского движения, классовой солидарности и борьбы всех трудящихся.

Следовательно, существовала объективная заинтересованность правителей всех без исключения крупнейших европейских государств в таком явлении, как сионизм.

3. Процесс классовой дифференциации и распада еврейских общин и стремление еврейских трудящихся выйти из-под контроля общинных управителей н каждой стране, где имелось еврейское население, формировал из числа лиц, принадлежащих к верхушечным слоям общины, группы единомышленников, которые стремились в любой форме восстановить и укрепить былую гегемонию, обеспечить контроль над массой еврейских трудящихся.

Следовательно, налицо были и конкретные политические предпосылки образования Всемирной сионистской организации.
Сионизм, иными словами, возник как овеществленная в Еврейском колониальном тресте и Всемирной сионистской организации попытка проимпериалистической еврейской буржуазии восстановить утраченный верхушкой еврейских общин контроль (теперь уже буржуазных слоев) над массами еврейского населения, задержать «несомненный прогресс, — как подчеркивал В. И. Ленин, — их ассимиляции с окружающим населением», обеспечить в масштабе каждой страны и в международном масштабе политический и физический резерв, способный быть использованным с целях главного союзника и старшего партнера сионизма — наиболее могущественной в данный исторический период империалистической державы.

Совершенно очевидно, что лозунг «еврейского государства» приобретал в конкретных условиях конца XIX — начала XX века чисто «инструментальный» характер. Создание «еврейского государства» сионистские лидеры всегда представляли себе не как цель, а как средство достижения других, гораздо более широких целей: восстановления контроля над еврейскими массами, всемерного обогащения во имя власти и паразитарного благоденствия, защиты и укрепления империализма.

Скрыть истинную классовую сущность сионизма, его действительные притязания и планы, изгладить из памяти его истинную дату рождения и причины появления на свет, убедить еврейское население стран мира, что сионизм — это именно то, чего они всю жизнь желали, но о чем лишь по чистой случайности не догадывались, — вот цели, которые преследовал распространяемый и поныне миф о так называемой древности сионизма.


Просмотров: 5055
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Бизнес кланов Ротшильдов и Рокфеллеров Работорговля и кастрация славян в средние века Ленин — палач Русского Народа и обычный педераст ФРС США на 88,8% принадлежит России, в лице Николая II Зачем евреи берут русские имена и фамилии? Пророчества о падении США