Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Болезнь «избранности» есть психиатрическое и тяжелейшее заболевание человечества 29 признаков того, что элиты трансформируют общество в абсолютно управляемую тюрьму Еврей Каганович плохо знал евреев. Сталин его поправлял Англичанка по-прежнему гадит
Новости

Треблинка: ложь и правда

Преступления немецких фашистов перед человечеством безспорны. Им нет и никогда не будет оправданий.

Другое дело, когда этими преступлениями „арийских сверхчеловеков”, якобы избранного народа, преступно пользуется другой „избранный” народ для сокрытия своих безчеловечных замыслов. Не менее, если не более преступных.

Под шум мифа о т.н. „холокосте” иудеи безстыдно выдвигают свои страдания от рук фашистов на первый план. На авансцену, тода как от рук гитлеровцев пострадали ВСЕ народы, участвовавшие в войне. И большинство погибших - славяне. Только о „холокосте” славян вы, почему-то, не найдёте упоминаний в той же иудейской мировой прессе. Нет, согласно иудейским сказкам, больше всего от фашистов пострадал именно „избранный” народ.

Выдвинув себя, таким образом, на первый план, иудеи не только безстыдно побираются у сегодняшних немцев, но главное, пытаются публично вызвать к себе жалость. Тогда как за кулисами те же иудеи по-прежнему продолжают эксплуатировать человечество посредством мафиозной мировой финансовой системы. Они по-прежнему организовывают войны, как это было в случае с Гитлером. Как и раньше, иудеи сталкивают народы лбами, имея на каждом конфликте свой гешефт.

Но не дай бог усомниться в иудейских россказнях о холокосте! Суд и нары. И это - в т.н. „цивилизованных” европейских странах!

Иудейскую ложь, как и всякую другую, необходимо постоянно разоблачать. До тех пор, пока не останется ни одного человека, заражённого ядовитой иудейской лживой пропагандой. Ведь больше всего ложь боится именно света, света Божиего. Т.е. - правды. Так давайте, высветим грязные закоулки иудейской холокостной лжи!
***
Чем интересна книга Юргена Графа? Помимо прочего тем, что на каждое утверждение автор даёт ссылку на первоисточник. Поэтому о книге Графа иудейские СМИ предпочитают вообще не упоминать.
***
Треблинка: газовые камеры

Ф. Брукнер: Кому из вас известно имя Ивана Демьянюка? Вам, да?

Студент: Это был американец, родившийся на Украине, которого двадцать лет назад судили в Израиле по обвинению в массовом убийстве людей в концлагере, приговорили к смерти, но позже освободили.

Ф. Брукнер: Правильно. Демьянюк родился в 1920 году на Украине, в 1942 году попал в плен к немцам. Чтобы спастись от голода в лагере, он, как и многие его соотечественники, записался в добровольцы на сторону немцев и попал в украинскую национальную гвардию, которая сражалась против Красной армии под командованием генерала Шандрука. После войны он сначала жил в Германии, а потом эмигрировал в США, где начал новую жизнь, став рабочим автомобильного завода.

В середине 70-х годов он попал в поле зрения группы «охотников за нацистами». Группа американских следователей выехала в Израиль, где семь бывших узников Треблинки опознали в Демьянюке «Ивана Грозного», украинца, который обслуживал дизельный мотор газовых камер.

Вскоре после этого просоветская газета «Юкраиньен ньюс » опубликовала факсимиле служебного удостоверения из концлагеря Травники, где служили охранниками многие украинцы. Согласно этому удостоверению И. Демьянюк был в марте 1943 года откомандирован в Собибур. В середине 1987 года в США этот документ был подвергнут химическому анализу, который выявил в качестве компонента фотобумаги окись титана – химикат, который использовался в черно-белой фотографии только с конца 60-х годов1. Но к тому моменту И. Демьянюк уже находился в израильской тюрьме. Иммиграционные службы США сочли фотокопию этого документа достаточным доказательством, хотя, даже если бы он был подлинным, не доказывал бы пребывание Демьянюка в Треблинке, и распорядились выдать его Израилю.

Студент: А почему Израилю? Этого государства во время Второй мировой войны еще не было.

Ф. Брукнер: С юридической точки зрения это была полная нелепость. Демьянюка могли бы выдать Польше, но ей он был не нужен. Только через десять месяцев после того, как И. Демьянюк был выдан Израилю, советская сторона предоставила американцам это удостоверение, которое, как позже выяснилось, было фальшивкой.

Студентка: А зачем СССР нужна была эта фальшивка?

Ф. Брукнер: И. Демьянюк в США принадлежал к националистической украинской и антикоммунистической организации. Дело Демьянюка предоставило Советскому Союзу возможность очернить всех украинских эмигрантов как пособников нацистов и палачей.

Для Израиля последовавший показательный процесс был уникальным шансом подогреть истерию вокруг Холокоста и идеологически обработать молодое поколение; этот процесс в обязательном порядке изучали в израильских школах. Пятеро «переживших Холокост» заявили под присягой, что И. Демьянюк и есть «Иван Грозный», рассказывая леденящие кровь истории о его жестокости. Свидетель Пинхас Эпштейн утверждал:

«Иногда он приходил с кинжалом, иногда со штыком, пробивал черепа, отрезал уши, издевался над заключенными. В это невозможно поверить, но он стоял рядом с трупами и пялился на них. Я хотел бы сказать высокому суду, что это было ужасно – смотреть на трупы, когда их вытаскивали из камер. Люди с разбитыми лицами, с колотыми ранами в животах, женщины со свисающими из них зародышами, молодые девушки с колотыми ранами, с выколотыми глазами (…) Он стоял там и смотрел на дела рук своих, на заколотых девушек с выдавленными глазами и отрезанными грудями, стоял и наслаждался этим зрелищем. Этот Иван был чудовищем с другой планеты».2

Свидетель Элиаху Розенберг вспоминал:

«Я тоже видел, что у него был кинжал, я видел его с этими орудиями убийства, видел, как он бил, хлестал и резал жертв на входе в газовую камеру (…) Мы уже были там, в этом месте, и привыкли к ударам, но не к пыткам. Всемогущий Боже, зачем нужны были пытки? Зачем надо было вырезать мясо из живых людей? Никто не приказывал ему делать это, никто, он делал это по собственному побуждению. Я никогда не слышал, чтобы хоть один немец говорил ему, что он должен это сделать».3

Свидетель Иехиль Рейхман показал:

«Я хочу рассказать, что случилось у колодца с моим другом Финкельштейном. Когда мы вместе с ним чистили зубы, подошел этот дьявол Иван со сверлом и стал сверлить им дыры в ягодице Финкельштейна, приговаривая: «Если ты закричишь, я тебя застрелю» (…) Иван – это был сверхдьявол, сверхубийца из Треблинки».4

В апреле 1988 года Иван Демьянюк был приговорен к смертной казни через повешение, но приговор не был приведен в исполнение. А в 1993 году он был освобожден и смог вернуться в США. Его израильский адвокат Иорам Шефтель, который позже написал книгу об этом процессе5, обнаружил столько несоответствий и неточностей, что израильтяне не решились на казнь. Вот одно из этих несоответствий: свидетель Элиаху Розенберг, когда он был еще Элиасом Розенбергом, заявил в Вене 24 декабря 1947 года, что «Ивана Грозного» забили лопатами во время восстания заключенных в Треблинке 2 августа 1943 года6. Кроме того, И. Шефтель нашел советские документы, в которых со ссылкой на свидетельские показания говорилось, что газовые камеры в Треблинке обслуживал некто Иван Марченко, пропавший без вести после войны.

Студентка: Стоп! Так «Иван Грозный» был забит лопатами 2 августа 1943 года или пропал без вести после войны?

Ф. Брукнер: Я не знаю. Этот пример наглядно показывает вам, чего стоят свидетельские показания, а все дело И. Демьянюка – образец того, как можно с помощью сфальсифицированных документов, лгущих под присягой свидетелей и раздутой СМИ истерии объявить невинного человека чудовищем.

Тем местом, где «Иван Грозный» якобы совершал свои преступления, была Треблинка, второй лагерь «акции Рейнхардт». О нем мы теперь и поговорим. Исходная ситуация по многим пунктам весьма похожа на случай с Белжецем: например, о Треблинке также не сохранилось почти никаких документов.

Студент: Очевидно, нацисты уничтожили все компрометирующие их документы.

Ф. Брукнер: Даже если ревизионисты правы, и лагеря «акций Рейнхардт» действительно были пересыльными лагерями, национал-социалистам не делают чести ограбление евреев и отправка их в рабочие лагеря или гетто. Так что вполне возможно, что немцы уничтожили документацию по Белжецу, Треблинке и Собибуру, как утверждает официальная история. Но могло случиться и так, что эти документы попали в руки держав-победительниц и те либо уничтожили их, либо спрятали, так как они противоречат официальной «правде» об этих лагерях.

Для исследователей Треблинка гораздо более простая тема, чем Белжец, потому что свидетелей во много раз больше и многие из них дали очень точные описания убийства людей газом и сожжения трупов. В этих условиях гораздо легче доказать, осуществимо ли описанное технически или нет. Этому вопросу, не считая Фридриха Берга, работа которого о токсичности выхлопных газов дизельных моторов касается всех трех лагерей «акции Рейнхард», уделили особое внимание три ученых-ревизиониста: Удо Валенди7, Арнульф Ноймайер8 и Карло Маттоньо; книга последнего, написанная совместно с Юргеном Графом9, является на сегодня самым обширным исследованием данного направления.

Студент: Ради объективности вам следовало бы указать и на классические работы официальных историков по Треблинке.

Ф. Брукнер: Здесь, в первую очередь, можно назвать книги Гитты Серени «В эту тьму »10 и Ицхака Арада «Белжец, Собибур, Треблинка. Лагеря смерти операции Рейнхардт ».

Лагерь Треблинка состоял из двух секций: рабочего лагеря Треблинка I и т. н. лагеря уничтожения Треблинка II. Треблинка находится примерно в 80 км к северо-востоку от Варшавы, в 4 км от одноименной деревни и менее чем в 2 км от реки Буг, на железнодорожной линии Остров Мазовецки-Седльце. «Лагерь уничтожения» имел площадь около 14,5 га, т. е. был более чем вдвое больше Белжеца. Он был открыт 23 июля 1942 года и работал до августа 1943 года. Его узниками якобы были евреи из Варшавского гетто и других частей Польши, в меньшем количестве – евреи из гетто Терезиенштадт, Словакии, тогда болгарской Македонии и Греции.

После того, как Красная армия завоевала область вокруг Треблинки, к работе приступила советская комиссия. В своем докладе от 23 августа 1944 года она утверждала, что в этом лагере были убиты три миллиона человек11. Как и в случае с Белжецем, польские власти вскоре были вынуждены резко сократить это смехотворно преувеличенное число. В официальной литературе по Холокосту сегодня называется количество жертв от 750 000 до 912 000. Израильтянин Ицхак Арад называет в своей «классической работе» о лагерях «акции Рейнхардт» число жертв до 881 00012.

Согласно данным всех авторов, большинство жертв приходится на первые два месяца существования этого лагеря смерти, так как потом туда прибывало гораздо меньше составов. Согласно Араду, до конца сентября 1942 года были убиты газом 491 000 евреев, с ноября 1942 по август 1943-го – еще 390 000.

В Треблинке, как и в Белжеце, якобы были два здания для убийства газом. Первое имело три камеры площадью 4 × 4 м каждое. Так как их пропускная способность была недостаточной, немцам вскоре пришлось построить второе здание с десятью камерами по 8 × 4 м. В немецком – но не в русском – издании «Энциклопедии Холокоста » говорится, что это второе здание было построено между концом августа и началом октября 1942 года13.

Я хотел бы, чтобы вы продумали сказанное мною. Даю вам пять минут…

…Так, пять минут прошли. Кто хотел бы высказаться? Вы?

Студент: Меня зовут Владимир, я по образованию математик. Это значит, что я могу, во-первых, считать, а во-вторых, мыслить логически. Описанные вами процессы в Треблинке – полный абсурд, этого просто не могло быть.

Ф. Брукнер: Почему?

Студент: Если второе здание было построено только в начале октября 1942 года, это значит, что все 491 000 евреев, убитых в Треблинке до конца сентября, должны были обрести смерть в первом здании. С 23 июля по 30 сентября прошло ровно 70 дней; в итоге мы получаем (491 000: 70) = 7014, или округленно 7000 убийств в день. В первом здании было три камеры по 16 м2, т. е. их общая площадь равнялась 48 м2.

Если исходить из того, что среди жертв было много детей, можно рассчитать теоретический максимум десять человек на квадратный метр, так что три газовые камеры вместе могли вместить максимум 480 человек. При таких условиях в день требовалось бы 14–15 циклов (7000: 480). При круглосуточной работе газовых камер это означало бы, что на один цикл отводилось бы лишь немногим более полутора часов. За это время жертвы, которые, разумеется, отчаянно защищались, надо было загнать в здание, распределить по трем камерам (деление на камеры было столь же бессмысленным, как и в Белжеце, оно уменьшало полезную площадь и усложняло процесс), потом впустить в камеры выхлопные газы дизельного мотора, а после смерти всех жертв освободить камеры, вытащить трупы из здания, после каждого второго или третьего цикла очистить камеры от кала, мочи и рвотных масс – и так все 70 дней без перерыва. Разумеется, дизельный мотор никогда не должен был ломаться и при этом работать с сильной нагрузкой, так как при малой нагрузке он вообще не смог бы выработать нужное количество моноокиси углерода. Требовать от рационально мыслящего человека, чтобы он поверил в это, – просто наглость.

Ф. Брукнер: Согласно приговору дюссельдорфского суда на процессе бывшего лагерного персонала Треблинки в 1964–1965 годах, число жертв, погибших в газовых камерах первого здания, составляло 200–350 на цикл, т. е. эти камеры могли вмещать в общей сложности 1050 человек и в день требовалось всего семь циклов. Что касается камер второго здания, то суд исходил из числа 400–700 жертв на один цикл14.

Студент: Позвольте, я сейчас подсчитаю… У этих горе-юристов получается, что на одном квадратном метре умещались в среднем 17, а часто даже 22 человека?

Ф. Брукнер: Да; это показывает, что дюссельдорфских судей Бог явно обделил мозгами. Но перейдем к следующему пункту. Согласно приговору дюссельдорфского суда, который, разумеется, опирался только на показания свидетелей, газовые камеры первого здания имели высоту «около 2,6 м», а второго – «вероятно» 2 м15. По показаниям свидетелей произошла герметизация этих камер, чтобы могла подействовать моноокись углерода от дизельного мотора.

Карло Маттоньо совместно с Юргеном Графом в книге о Треблинке подсчитал, сколько времени при таких условиях должно было пройти в герметичной камере, чтобы жертвы задохнулись16. Если согласиться с нереальным числом в среднем 17 человек, которые, согласно дюссельдорфскому приговору, набивались на один квадратный метр, то в камерах первого здания все люди задыхались бы примерно через 32 минуты, второго – примерно через 21 минуту, так как к этому моменту достигалась бы смертельная концентрация двуокиси углерода 10 % параллельно со снижением содержания кислорода в воздухе до 8,5 %. Если же исходить из максимально возможного числа 10 жертв на квадратный метр, то это время увеличивается на 70 %, в первом здании оно составило бы 54, во втором – 36 минут.

Согласно показаниям свидетелей, при убийстве газом один цикл обычно длился 30–40 минут, но здесь есть много несоответствий. Польская еврейка Рахель Ауэрбах утверждала, что борьба со смертью в новых газовых камерах «часто длилась более часа», так как мотор от советского танка, который подавал выхлопной газ в камеру, не давал достаточного количества газа, чтобы заполнить помещение17.

Главный свидетель по Треблинке Янкель Верник писал в 1944 году:

«Мотор в новых газовых камерах был с дефектами, и несчастные жертвы вынуждены были ждать смерти часами. Сам Сатана не смог бы выдумать такую дьявольскую пытку».18

Парадоксальным образом подача выхлопных газов дизельного мотора не укорачивала, а продлевала жизнь жертвам, поскольку эти газы, как известно, содержат много кислорода. Короче: зачем нужен был дизель, если и без него жертвы могли задохнуться максимум через 54 минуты? Зачем надо было возиться с мотором? Слушаю вас, Анатолий?

Студент: Дизельный мотор работает как компрессор. Я считаю, что стены газовых камер под давлением подаваемых выхлопных газов не выдержали бы и рухнули.

Ф. Брукнер: На эту возможность указывал и дипломированный инженер Арнульф Ноймайер. Он писал:

«Согласно показаниям свидетелей моторами, которые заполняли камеры газом, были тяжелые дизельные моторы советских танков, мощность которых достигала 550 л. с. Так как дизельные моторы имеют высокий уровень компрессии, можно предположить, что они могли еще продолжать действовать, когда давление выхлопных газов после выхода из цилиндра составляло 0,5 атмосферы. Когда эти газы подавались в герметично закрытое помещение, давление там тоже повышалось на 0,5 атмосферы (что соответствует нагрузке 500 г/см2)».19

В первом здании давление на стены достигало силы, которая соответствует весу в 52 тонны. Каменная кладка не могла долго выдерживать столь сильное давление, и газовые камеры должны были рухнуть. Это приводило бы к нужному результату – смерти узников, но с тем маленьким недостатком, что здание после каждого цикла приходилось бы отстраивать заново, если только мотор не останавливали заранее.

Студентка: Скорее под давлением слетели бы с петель двери и жертвы сразу вырвались бы на свободу.

Студент: Однако, несмотря на все эти технические проблемы, нацистам удалось за 70 дней убить 491 000 евреев в трех небольших камерах первого здания. Зачем тогда, собственно, понадобилось строить второе здание? Ведь с октября 1942 по август 1943 года в Треблинку поступили еще «только» 390 000 евреев.

Студентка: Может быть, нацисты не знали заранее, сколько жертв еще прибудет.

Студент: Ты шутишь? Если действительно существовала программа систематического уничтожения евреев, то она должна была проводиться по рациональному плану. Следовало бы исходить из того, что немцы сначала определили, сколько евреев живет в занятых ими областях. Если они построили в Польше ряд лагерей уничтожения, можно предположить, что они заранее рассчитали, сколько евреев из каких областей и за какое время надо будет депортировать в каждый из этих лагерей. Но в свете вышесказанного у меня все больше создается впечатление, что не было никакой организации и все было предоставлено на волю случая.

Ф. Брукнер: Прекрасное наблюдение! Когда мы перейдем к вопросу, каким образом избавлялись от трупов почти 900 000 жертв Треблинки согласно официальной исторической версии, это впечатление станет еще сильней.

Треблинка: массовые захоронения и сжигание трупов

Ф. Брукнер: Рабочий лагерь Треблинка I, который находился примерно в двух километрах от т. н. лагеря уничтожения Треблинка II и в котором большей частью не евреи, а поляки работали в большом карьере, добывая гравий, не имеет никакого отношения к Холокосту, но дает нам представление о том, что официальное изображение событий в Треблинке II не соответствует истине. В августе 1944 года советские власти нашли вблизи Треблинки I три массовых захоронения и приказали провести судебное расследование, о результатах которого было доложено 23 августа. Первая могила имела объем 100 м3, вторая – 95 м3 и третья – 125 м3; в первой находились 105 трупов, во второй – 97 и в третьей – 10320. На территории лагеря могил обнаружено не было. Как вы думаете, почему немцы не хоронили умерших в самом лагере?

Студент: Разумеется, из гигиенических соображений. Как известно, трупы загрязняют почву и воду. Кроме того, возбудители болезней в земле гораздо меньше подвергаются атмосферным воздействиям.

Ф. Брукнер: Совершенно верно. Но в Треблинке II массовые могилы, в которые закапывались трупы до их сожжения, находились, согласно единогласным показаниям свидетелей, на территории самого лагеря.

Охрана и заключенные «лагеря уничтожения» добывали воду из колодцев. На плане, который нарисовали заключенные Мошек Лакс и Манек Платкевич, отмечены четыре таких колодца21. Если бы там действительно были захоронены сотни тысяч трупов, эти четыре колодца через короткое время, несомненно, были бы совершенно отравлены. Таким образом массовые захоронения, как и в Треблинке I, должны были располагаться вне лагеря, а утверждения свидетелей, отрицающих это, не заслуживают никакого доверия. То же самое относится, разумеется, и к Белжецу.

Перейдем к сжиганию трупов. Как мы уже видели, было бы чистым безрассудством не построить крематорий в лагере, предназначенном исключительно для уничтожения людей. Даже в таком небольшом рабочем лагере, как Травники, лагере-спутнике Майданека, отсутствие крематория порождало проблемы. В августе 1943 года начальник строительства этого лагеря писал:

«Крематория в здешнем лагере нет. На этот недостаток уже не раз указывалось. Постройка крематория является насущной потребностью».22

Насколько же нужней был крематорий в «лагере уничтожения», где планировалось убить сотни тысяч людей.

Студент: Господин Брукнер, могу я вас поправить? Если бы планировалось массовое убийство людей, то вряд ли построили бы обычный крематорий, так как его муфельная печь предназначена для сжигания лишь одного трупа, чтобы потом отдать пепел родственникам. Было бы гораздо эффективней построить установку для массового сожжения, какие используются для уничтожения трупов животных. При помощи нее от трупов можно было бы избавляться гораздо быстрей, чем в крематории.

Ф. Брукнер: То, что вы говорите, вполне логично. Я вижу, и мне, лектору, есть чему у вас поучиться.

Согласно официальной версии Холокоста, в феврале

1943 года Треблинку посетил Генрих Гиммлер, который к своему удивлению обнаружил, что здесь и не приступали к сожжению 700 000 трупов, уже лежавших в гигантских массовых захоронениях на территории лагеря. Правда, этот мнимый визит Гиммлера не подтверждается ни одним документом и, по-видимому, является чистой выдумкой «свидетелей». Американская еврейка Коннилин Фейг, историк Холокоста, пишет:

«Даже если бы сжигали ежедневно по 1000 трупов, понадобилось бы 700 дней, чтобы выполнить приказ Гиммлера. Франц (якобы комендант лагеря) и Лалька рассмотрели несколько возможностей решения проблемы. Они выливали ведрами бензин на трупы в одной из ям; получалось большое пламя, но трупы лишь слегка опалялись. Они уложили сотни трупов в широкие ямы меньшей глубины и снова залили их бензином. И опять огонь не смог сжечь трупы (…) К концу первого этапа опытов они пришли к выводу, что понадобится 140 лет, чтобы выполнить указание Гиммлера».23

Студент: А нельзя было придумать что-нибудь еще глупей? Если бензин вылить на слой трупов и зажечь, сгорят лишь самые верхние трупы, и то лишь в том случае, если бензина будет много, нижние же только обуглятся.

Ф. Брукнер: Это первое. Второе: поверит ли кто-нибудь, у кого в порядке с головой, что немцы будут расходовать огромное количество бензина, необходимого им для танков и грузовиков, в то время как в Польше много лесов? И третье: можно ли представить, чтобы Г. Гиммлер оставил поиск наиболее эффективного метода сожжения 700 000 трупов, к которым добавились еще трупы евреев, убитых до августа 1943 года, на усмотрение лагерного начальства, которое потом с помощью примитивных ремесленных экспериментов пыталось определить, как лучше всего решить эту задачу?

Если верить свидетелям, эсэсовцы Треблинки решили эту проблему, обнаружив, что многие трупы горят сами. В своем заявлении, сделанном в 1947 году в Вене, наш старый знакомый Элиас Розенберг утверждал:

«Для этой цели (т. е. для сожжения трупов) укладывали на землю параллельно друг другу два рельса и поленья. При этом бывало так, что трупы, особенно только что умерших, горели плохо, и их приходилось заливать бензином».24

Студент: Выходит, многие трупы, особенно старые, горели и без бензина, т. е. сами? Но человек на 70 % состоит из воды, трупы не могут гореть сами!

Ф. Брукнер: Похоже, в Треблинке не действовали законы природы. Четыре десятилетия спустя, на процессе над

И. Демьянюком, Э. Розенберг еще больше разукрасил эту бессмыслицу:

«В Треблинке мы узнали, что маленькие дети сгорают быстрей, чем мужчины. Их можно поджечь одной спичкой. Поэтому немцы, будь они прокляты, приказывали нам сначала укладывать в яму для сожжения детей».25

Янкель Верник, важнейший свидетель по Треблинке, писал в 1944 году:

«Оказалось, что женские трупы горят лучше мужских, поэтому женские трупы использовались для разжигания огня».26

Кроме детских и женских трупов в Треблинке, по словам свидетелей, в качестве горючего использовалась и кровь. Польская еврейка Рахель Ауэрбах, которая сама не была в Треблинке, рассказывает, ссылаясь на показания свидетелей:

«Мужчины не горят без женщин (…) Женские трупы использовались для разжигания огня в куче трупов (…) И кровь оказалась первоклассным горючим материалом».27

Студентка: Вы нас разыгрываете!

[Соблюдающие иудейскую традицию евреи являлись главным источником эпидемиологической опастности в гетто. Они не брили бороды, неделями не мылись и превращались в разносчиков вшей. В гетто ими никто не занимался, а в лагерях у них отбирали завшивленную одежду и обувь, принудительно мыли и стригли им бороды. Евреи до сих пор не могут простить немцам такого издевательства, они превратили эту тифозную одежду в Освенциме в святыню, любуются ею и плачут, глядя на состриженные вместе со вшами иудейские пейсы и бороды.] Ф. Брукнер: Ничего подобного. Это свидетельства, на которые десятилетиями ссылается официальная литература по Холокосту при доказательстве массовых убийств в Треблинке!

Перейдем теперь к вопросу, сколько нужно дров, чтобы сжечь 870 000 трупов. Карло Маттоньо в результате собственных опытов по сжиганию трупов животных пришел к выводу, что для сжигания трупа весом 45 кг нужно 160 кг дров28. Он исходил из такого сравнительно малого среднего веса трупов, потому что если были массовые убийства, то среди жертв должно было находиться много детей, а также с учетом частичного обезвоживания многих трупов после долгого пребывания в земле. Для сжигания 870 000 трупов, исходя из названной цифры (870 000 × 160) требовалось 139 200 000 кг дров.

На аэрофотоснимках, сделанных в мае и ноябре 1944 года, виден густой лес площадью около 100 га с северной и восточной стороны лагеря, небольшая часть которого находится на территории самого лагеря. Так откуда могло лагерное руководство взять эти 139 200 тонн дров?

Перейдем к вопросу о пепле. При кремировании трупа остается пепел, вес которого составляет примерно 5 % от веса тела29. От 870 000 трупов средним весом 45 кг должно было остаться (870 000 × 45 × 0,05) примерно 1950 тонн пепла. При сжигании древесины остается зола, вес которой – около 8 % веса древесины. При расходе 139 200 тонн дров должно было остаться (139 200: 0,08) около 11 100 тонн золы. Следовательно, по завершении сжигания вместе с пеплом трупов на территории лагеря должно было остаться (11 100 + 1950) около 13 000 тонн золы и пепла плюс огромное количество осколков костей и зубов. Согласно показаниям свидетелей, пепел ссыпали в пустые общие могилы. Даже не принимая во внимание, что, по расчетам Маттоньо, после этого еще должны были остаться около 48 000 кубометров пепла, советская и польская стороны могли по окончании войны произвести раскопки и представить миру неопровержимые доказательства массовых убийств. Ничего этого сделано не было.

Студентка: Значит, после войны в Треблинке не было никаких раскопок?

Ф. Брукнер: Были, но они дали совсем не тот результат, какого ожидали. Мы еще вернемся к этому вопросу, но предварительно я хотел бы еще сказать о самом безумном аспекте всей этой истории, а именно: о способе сжигания.

Согласно докладу советской комиссии от 24 августа 1944 года, свидетели Абе Кон, Самули Райзман и Енох Бреннер показали, что с помощью экскаватора была вырыта яма длиной 250–300 м, шириной 20–25 м и глубиной 5–6 м и в дно этой ямы были вбиты три ряда железобетонных свай высотой по полтора метра. Эти сваи были соединены друг с другом поперечинами, а на поперечины с промежутком 5–7 см были уложены рельсы, на которых сжигали трупы. К краям ямы была подведена узкоколейка30.

В более поздних показаниях свидетелей размеры этой решетки значительно уменьшились, и она удивительным образом переместилась со дна ямы на ее поверхность. В 1965 году дюссельдорфский суд написал в своем приговоре и по делу персонала Треблинки:

«После того, как (…) были поставлены самые различные опыты с сожжением, была наконец построена большая установка для сожжения. Она состояла из бетонных цоколей высотой около 70 см, на которых с небольшими промежутками были уложены 5–6 железнодорожных рельсов длиной 25–30 м. Под этими рельсами горел огонь, в то время как трупы убитых в газовых камерах евреев в количестве от двух до трех тысяч укладывались на решетку и сжигались. Когда увидели, что эта система себя оправдывает, то трупы, захороненные в течение предыдущих месяцев, снова вырыли с помощью большого экскаватора и также сожгли описанным способом».31

Вскоре после этого якобы была установлена вторая решетка такой же конструкции; на этих двух решетках с начала апреля до конца июля 1943 года якобы сожгли 870 000 трупов, т. е. 435 000 трупов на решетку, в течение 122 дней, т. е. примерно 3600 трупов в день. Кто из вас мог бы сказать, насколько это технически осуществимо? Вы, Анатолий?

Студент: Я хотел бы сначала узнать, какой ширины была решетка.

***
Из книги Ю. Графа „Крах мирового порядка”. 

Окончание здесь: Треблинка: ложь и правда


Просмотров: 3610
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Как Ротшильды и Рокфеллеры делят Россию Осторожно Хабад! Эдуард Ходос о ненормативной войне на Украине, жидовском олигархате и рабском будущем ее населения Работорговля и кастрация славян в средние века Откровение раввина Финкельштейна Масонская галерея России