Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

О расистской сути иудаизма Novus ordo seclorum Ссылки на холокост — это трюк, цель которого — лишить законных оснований любую критику иудеев Э. Ходос об иудеях хабада и политиках
Новости

Треблинка: ложь и правда (окончание)

Начало здесь: Треблинка: ложь и правда

Студент: Я хотел бы сначала узнать, какой ширины была решетка.

Ф. Брукнер: Об этом в дюссельдорфском приговоре не говорится. Свидетель Шия Варшавский указал ширину 4 м, но длину не 20–25 м, а всего 10 м32.

Студент: По Ш. Варшавскому выходит, что решетка имела площадь 40 м2. Если мы схематически представим себе труп в форме прямоугольника размером 1,75 м × 0,5 м, т. е. площадью 0,875 м2, то на решетке мог уместиться слой из (40: 0,875) = 46 трупов. Если же, как утверждает дюссельдорфский суд, ежедневно сжигали 2000–3000, т. е. в среднем 2500 трупов, надо было нагромоздить (2500: 46) = 54 слоя; при средней высоте слоя 0,3 м эта гора трупов имела бы высоту около 16 метров! Даже если бы эсэсовцы попытались сделать это, например, с помощью кранов, рельсы прогнулись бы под тяжестью трупов задолго до достижения этой высоты, и гора трупов обрушилась бы.

Примем теперь длину решетки за 25 м, как уверяют дюссельдорфские судьи, а ширину за 4 м, по Ш. Варшавскому, тогда ее площадь была 100 м2…

Ф. Брукнер: Стоп! Нельзя объединять два противоречивых свидетельских показания.

Студент: Но это только игра ума. Решетка не могла быть намного шире четырех метров, так как тогда после начала процесса сжигания слишком большие куски трупов проваливались бы в промежутки между 5 или 6 рельсами и быстро загасили бы огонь. Исходя из этих данных, на решетке могли умещаться (100: 0,875) около 114 трупов, уложенных (2500: 14) примерно в 23 слоя. Эта гора трупов все еще имела бы высоту около 7 м, и рельсы после начала сжигания прогнулись бы под воздействием тепла. Так что эта история совершенно невероятна.

Студент: Да, но это еще далеко не все. Воздействующий снизу на трупы огонь сжигал бы самые нижние слои, во все меньшей мере обугливал или опалял бы средние, а верхние вообще не доставал бы.

Студент: И огонь под решеткой быстро погас бы. Вопервых, быстро растущая часть дров превращалась бы в золу, а во-вторых, части трупов постоянно проваливались бы сквозь решетку.

Студент: Так как для сжигания на решетке 3600 трупов имелись всего 24 часа, надо было за это время сжечь всю гору трупов, очистить место под решеткой, заложить новые дрова и нагромоздить следующую гору трупов.

Ф. Брукнер: Итак, вы все убедились в том, что вся эта история от А до Я – совершенная бессмыслица, только дюссельдорфский суд этого, к сожалению, не отметил. Судьи ни на секунду не сомневались, возможно ли это вообще. Свидетели так говорят – и баста.

Студентка: Но если судьи не владели техническими знаниями, они должны были привлечь экспертов.

С КОГО БЫ ЕЩЁ... : получить за холокост?Ф. Брукнер: На все подобные процессы действительно привлекают экспертов, но не техников и токсикологов, а историков и идеологов, которые читают лекции об отвратительности нацистского режима и огульно считают массовое уничтожение евреев неоспоримым фактом. В задачу суда входит только подкрепление этого «неоспоримого факта» приговором, а для этого надо принимать за чистую монету идиотские показания свидетелей. Мы позже еще подробно поговорим об этих скандальных процессах и условиях, в которых они проходят, но сейчас я хотел бы завершить тему о мнимых массовых убийствах в Треблинке.

В нелепости, которые рассказывает об этом главный свидетель Янкель Верник, поверить невозможно. Он пишет, будто в Треблинке убили «миллионы» евреев33 и четверть трупов сожгли за «несколько дней»34. Если под «миллионами» понимать два миллиона, а под «несколькими днями» максимум 10 дней, это значит, что на вышеописанных решетках в день сжигали не 7600, а 50 000 трупов! Процесс сожжения Я. Верник описывает так:

«Это было ужасное зрелище, самое ужасное, какое когда-либо видели человеческие глаза. Когда горели трупы беременных женщин, их животы лопались, и можно было видеть зародыши в утробах матерей (…) Бандиты стояли рядом с горой пепла и тряслись в сатанинском судорожном смехе. Их лица сияли поистине дьявольской радостью. Они пили водку и самые изысканные вина, чокались, ели, шутили и создавали себе уют, греясь у огня».35

И показания этого Янкеля Верника, как мы скоро увидим, являются основными, к которым восходит вся современная версия событий в Треблинке.

Студент: Мы все не дураки и без труда можем оценить достоверность подобных свидетельств. Но нас интересует, что нашли поляки при раскопках на территории лагеря.

Ф. Брукнер: В первой половине ноября 1945 года следователь из Седльце Здзислав Лукашевич организовал в Треблинке раскопки, которые длились четыре дня, и изложил их результаты в докладе36. В первый день команда могильщиков нашла «множество польских, советских, немецких, австрийских и чешских монет, а также осколки различных сосудов», но подчеркивалось, что «никаких человеческих останков не найдено». Во второй день нашли «всякую кухонную посуду, различные предметы домашнего обихода, обрывки одежды, множество более или менее сильно поврежденных польских документов, сильно поврежденное удостоверение личности одного немецкого еврея и еще больше монет». На третий день наткнулись среди прочего на «большое количество пепла и человеческих останков». Наконец, на четвертый день нашли «обломки всякой кухонной посуды, большое число лохмотьев, греческие, словацкие и французские монеты, документы на еврейском и польском языке, а также остатки одного советского паспорта». На глубине 5 м раскопки были прекращены из-за постоянно ухудшающихся погодных условий.

13 ноября 1945 года Лукашевич приказал прекратить раскопки, так как «с большой долей вероятности на территории бывшего лагеря нельзя больше найти никаких могил». Какой итог вы можете подвести?

Студентка: Конечно, в Треблинке люди умирали, но этого никто и не оспаривает. Если бы имело место массовое уничтожение людей, то, кроме осколков кухонной посуды, монет и остатков одного советского паспорта, однозначно нашли бы следы массовых захоронений, огромное количество человеческого пепла, а также миллионы осколков костей и зубов.

Ф. Брукнер: Так что мы можем спокойно назвать историю о «лагере уничтожения» Треблинка – мифом. А теперь давайте обратимся к истории вопроса, то есть рассмотрим, каким образом этот миф возник.

Треблинка: происхождение мифа

Ф. Брукнер: Треблинка была открыта 23 июля 1942 года как пересыльный лагерь для евреев из Варшавского гетто. Вскоре после этого еврейские и польские организации Сопротивления начали распространять повсюду слухи о массовых убийствах депортированных. 17 августа подпольная газета «Информацья бежонца» сообщила о подвижной газовой камере, которая разъезжает взад-вперед между массовыми захоронениями37. 8 сентября в той же газете была напечатана еще более дурацкая история:

«Украинцы вытаскивают евреев из вагонов и ведут их для «мытья» в баню. Это здание, окруженное колючей проволокой. Они входят туда группами по 300–500 человек. Каждую группу герметически закрывают и пускают газ. Этот газ, правда, действует не сразу, так как потом евреи идут к удаленным на 10–20 м ямам глубиной 30 м. Там они теряют сознание и падают вниз, экскаватор засыпает их тонким слоем земли. Потом подходит следующая группа».38

Другой вариант появился месяц спустя в той же подпольной газете. На этот раз говорилось, будто евреев убивают в бараке выхлопными газами мотора, к топливу которого подмешаны «ядовитые жидкости»39. Через полгода этот барак превратился в «сотню газовых камер». В одном докладе, представленном польскому эмигрантскому правительству в Лондоне 31 марта 1943 года, мы читаем:

«В конце концов они (жертвы) у цели – по внешнему виду это ванные, в действительности – газовые камеры. Они входят попарно в одну камеру, а всего таких камер около ста».40

Студентка: Иными словами, каждый «свидетель» рассказывал, что ему взбрело на ум.

Ф. Брукнер: Вот именно. Правда, в гораздо более подробном описании мнимого процесса уничтожения людей в Треблинке о газе вообще ничего не говорится. Я хочу зачитать вам длинный отрывок из доклада, составленного движением Сопротивления Варшавского гетто 15 ноября 1942 года и переданного польскому эмигрантскому правительству в январе 1943 года. Он назывался «Треблинка. Вечный позор для немецкого народа» и содержал, кроме подробного описания Треблинки, также чертеж лагеря.

Согласно этому докладу, немцы сначала построили в Треблинке «дом смерти № 1» с тремя камерами и одной котельной, но уже скоро началось строительство второго, большего «дома смерти» с десятью камерами примерно по 35 м2, и к сентябрю постройка была почти завершена. Прибытие заключенных и процесс убийства описываются следующим образом:

«Обычно в Треблинку приходят ежедневно два состава, утром и вечером, но, когда время поджимает, приходят несколько составов. Каждый из них состоит из 10–20 товарных вагонов (…) Людей быстро выгружают из вагонов. Забитая и в высшей степени нервная человеческая масса облегченно вздыхает, когда выходит на площадь, где их встречают. Ее сразу встречают евреи из вспомогательной службы во главе с «капо» [заключенным, который выполняет функцию помощника администрации]. Им приказывают на языке идиш, что надо делать. Женщин с детьми сразу уводят в бараки, а мужчины остаются на площади. Когда они оглядываются вокруг, то видят на высоком столбе плакат, на котором огромными буквами написано «Внимание, варшавяне», хотя в Треблинку прибывают в массовом порядке составы с евреями и из многих других городов т. н. Генерал-губернаторства, а также из Германии и других западноевропейских стран. «Не беспокойтесь о своей судьбе, – написано далее, – вас всех пошлют на Восток, вы будете работать, а ваши жены будут вести домашнее хозяйство. Но перед отъездом вы должны вымыться, а вашу одежду надо подвергнуть дезинсекции. Ценные вещи и деньги вы должны сдать в здешнюю кассу; вам будут выданы соответствующие квитанции, и после бани и дезинсекции вы получите все назад в целости и сохранности» (…)

Чтобы вызвать у евреев доверие к немцам и создать впечатление, будто на приемной площади действительно производится разделение по профессиям для посылки разных профессиональных групп на работу, на площади в разных местах расставлены таблички с надписями «Портные», «Сапожники», «Столяры» и т. д. Разумеется, в действительности никакого разделения не производится.

Вместо этого капо быстро строят мужчин в ряды по 10 человек, приказывают им снять обувь, потом совсем раздеться и отправиться в баню. Каждый может взять с собой кусок мыла и документы. Тем временем сортировочная команда доставляет снятую одежду на предназначенное для нее место. Женщины и дети тоже вынуждены раздеваться донага. Теперь наступает последний акт трагедии Треблинки; терроризированная масса мужчин, женщин и детей вступает на свой последний путь, путь смерти. Впереди гонят группу женщин с детьми, которую постоянно подгоняют ударами хлыстов или пинками сопровождающие ее немцы с хлыстами в руках (…) У входа в дом смерти № 1 стоит сам начальник с хлыстом в руке и его ударами хладнокровно загоняет женщин внутрь. Пол в камерах скользкий, люди скользят и падают, но не могут подняться, так как на них наваливаются новые массы насильно загоняемых внутрь жертв. Маленьких детей начальник бросает в камеры на головы женщин. Таким образом камеры заполняются до отказа, потом двери герметически закрываются и начинается медленное удушение водяным паром, который подается по трубам через многочисленные отверстия. Сначала изнутри доносятся приглушенные крики, которые постепенно слабеют, и уже через 15 минут казнь завершена.

Теперь наступает очередь могильщиков. С криками и понуканиями немецкие надзиратели гонят их на работу, которая заключается в том, чтобы вытащить трупы из камер. Могильщики стоят у края, напротив заслонок. Заслонки открываются, но трупы не выпадают. Под влиянием пара все трупы образуют монолитную массу, которая склеивается потом убитых (…) Чтобы могильщики могли вытащить отдельные трупы, эту массу поливают ведрами холодной воды из ближайшего колодца. Тогда один труп отделяется от другого и их можно легко вытаскивать (…) Раньше могилы находились у самого дома смерти, и убитых можно было быстро зарыть. Но по мере поступления все новых жертв граница могил передвигалась все дальше на восток, и доставка трупов к месту их вечного упокоения стала занимать все больше времени (…) Так казнят мужчин. И они проходят свой путь к смерти через лес (…) Новый дом смерти рассчитан на уничтожение 8–10 тысяч жертв (в день). С учетом того, что к настоящему моменту на территории Треблинки похоронены уже 2 000 000 (два миллиона) жертв, т. е. большая часть польского еврейства, возникает тревожный вопрос, для кого эсэсовцы строят новый дом смерти и какие обреченные отдадут в нем Богу душу (…) Призрак смерти в паровых камерах стоит в настоящее время перед глазами у польского народа, и тревожные сигналы уже поступают. По рассказу одного свидетеля, немцы во второй половине августа уже казнили в доме смерти № 1 группу поляков».41

Студент: Значит, в Белжеце применялся ток, а в Треблинке – пар.

Ф. Брукнер: Применительно к Треблинке тоже говорили о массовых убийствах током. В известной хронике гетто Эммануила Рингельблюма утверждается, что в Треблинке для убийства использовались «газ, пар и электричество»42. Но последний метод для Треблинки никогда не был признан официально, и до 1944 года господствовало мнение, что там использовался пар.

Студентка: А что говорят официальные историки Холокоста о том докладе, который Вы нам только что процитировали?

Ф. Брукнер: Наиболее честные из них, например Рауль Хильберг или издатели «Энциклопедии Холокоста », просто его замалчивают, как и версии об амбарах или подземных резервуарах с водой и электрическими плитами в Белжеце. Ступенью ниже на лестнице морали стоят люди вроде израильского историка Ицхака Арада, который, хотя и дает в своей книге резюме доклада от 15 ноября 1942 года, но, ничтоже сумняшеся, заменяет слово «паровые камеры» на «газовые камеры»43. Он пишет, например: «Доклад заканчивается вопросом, зачем строят новые газовые камеры, если большинство польских евреев уже уничтожено ». И. Арад подвергает критике только названную в докладе цифру два миллиона евреев, убитых до ноября 1942 года, и считает ее преувеличенной, однако он утверждает: «Описанные на основании виденного факты соответствовали действительности». И этот наглый фальсификатор считается ведущим специалистом по лагерям «акции Рейнхардт »!

Студент: Представители официальной версии событий в Треблинке могли бы прибегнуть к следующему объяснению. Движение Сопротивления узнало от своих эмиссаров, что в Треблинку непрерывно приходят составы с депортированными евреями и все они уходят оттуда пустыми. Из этого был сделан правильный вывод, что евреев убивают. Но, поскольку этот лагерь был отдаленным и закрытым, ни один посторонний не мог туда проникнуть и ни один заключенный не ушел оттуда живым, не было известно, каким именно способом осуществляются убийства, и эти обстоятельства порождали самые дикие слухи. Истина стала известна лишь через несколько лет.

Ф. Брукнер: Этот аргумент кажется на первый взгляд логичным, но не выдерживает критики, потому что исходит из ложных предпосылок. Треблинка не была ни «отдаленным», ни «закрытым» лагерем, шел даже интенсивный обмен между заключенными и польскими крестьянами – жителями соседних деревень. Крестьяне приходили, чтобы «делать дела», сообщает бывший заключенный Самуил Вилленберг44, а бывший заключенный Аврам Кшепицкий пишет:

«У каждого из работавших евреев было полно денег (…) Местные крестьяне это очень хорошо знали и понимали, что нигде в мире они не смогут выручить за свои продукты больше, чем в Треблинке (…) В Треблинку приносили корзины с белым хлебом, жареными цыплятами, сыром, маслом, кремом и т. д. Молодые люди (т. е. рабочие евреи) давали какому-нибудь украинцу деньги, и он приносил потом ту еду, которую они заказывали».45

Студентка: Да, любой из русских и немецких солдат, которые мерзли и голодали в окопах Сталинграда, охотно провел бы отпуск в таком «лагере уничтожения».

Студент: Я никак не могу объяснить эту бессмыслицу с паровыми камерами. Как могли люди из движения Сопротивления Варшавского гетто дойти до того, чтобы высосать из пальца такую невероятную историю?

Ф. Брукнер: Но я убежден, что паровые камеры были.

Студент: Неужели?

Ф. Брукнер: Они существовали, но не для истребления людей, а для истребления вшей и прочих вредных насекомых. Наряду с дезинсекцией одежды газом во время войны применялась и дезинсекция паром. Ее техника описана в книге, которую выпустил в 1943 году врач СС по имени Вальтер Детцер46.

Помните, поляк Станислав Козак, который участвовал в постройке первого «здания для убийства людей» в Белжеце, говорил об установленных в «газовых камерах» печах и водопроводных трубах? По всей вероятности, эти «газовые камеры» были паровыми камерами для дезинсекции одежды, а печи и водопроводные трубы служили для получения горячего пара. Кстати, эту вполне логичную гипотезу первым выдвинул Жан-Клод Прессак в 1995 году47.

Студент: Если исходить из того, что Треблинка была пересыльным лагерем, в котором одежда пересылаемых очищалась горячим паром от паразитов, обретают смысл и другие фрагменты доклада от 15 ноября 1942 года, например, плакаты, на которых евреев извещали, что они должны вымыться перед дальнейшей поездкой на Восток, а их одежда подлежит дезинсекции, или разделение по профессиям.

Ф. Брукнер: Очень тонкое наблюдение! Этот доклад, несомненно, был рафинированной смесью правды и лжи.

Перейдем теперь к вопросу, когда и при каких обстоятельствах произошло чудесное превращение паровых камер в газовые.

В мае 1944 года польский еврей Янкель Верник, по его собственным словам проведший год в Треблинке, написал книгу, которая в том же году была переведена на английский язык и опубликована в США48. Он перенес в нее план лагеря из доклада от 15 ноября 1942 года, но не описание метода убийства. Вместо паровых камер у него впервые появились два «здания для убийства газом», которые позже перекочевали в официальную историю. Правда, по Вернику, в первом здании было пять газовых камер, а не три. Орудием убийства Я. Верник назвал мотор, но не сообщил читателям, был ли этот мотор дизельным или работающим на бензине. Однако, несмотря на это, нынешняя версия событий в Треблинке была оформлена впервые именно в его книге.

Студент: Очевидно, Верник считал историю о паровых камерах не слишком умной.

Ф. Брукнер: Да, но прошло еще два года, прежде чем версия о моторе утвердилась окончательно. В августе 1944 года Красная армия завоевала район Треблинки, и советская комиссия опросила ряд бывших заключенных лагеря. Методом убийства, который они описывали чаще всего, было не убийство паром или выхлопными газами мотора, а удушение путем откачивания воздуха из камер. 17 августа свидетель Абе Кон заявил, что «баня» состояла из 12 кабин площадью по 6 × 6 м; в каждую кабину загоняли 600 человек (т. е. 17 на квадратный метр!). За баней стояла машина, которая откачивала воздух из камер; жертвы задыхались через 6–15 минут49.

Студентка: Но это еще большая бессмыслица, чем паровые камеры! Пониженное давление разрушило бы камеры.

Ф. Брукнер: Что не помешало советской комиссии взять на вооружение эту дурацкую версию. Она описывала процесс убийства следующим образом:

«Баня» – дом удушения состоял из 13 кабин, каждая размером 6 × 6 метров. В кабину загоняли по 400–500 человек. Они имели 2 двери, закрывающиеся герметически. В углу между потолком и стеной было 2 отверстия, соединенных шлангами. За «баней» стояла машина. Она выкачивала воздух из камеры. Люди задыхались через 6–10 минут. Затем открывали вторую дверь, и мертвых людей на вагонетках отвозили в специальные печи».50

В сентябре 1944 года Треблинку почтил своим посещением профессиональный пропагандист ужасов нацизма, советский еврей Василий Гроссман. В своей вышедшей в 1945 году и сразу же переведенной на несколько иностранных, в том числе на немецкий, языков книге «Треблинский ад » он, разумеется, позаимствовал названную советской комиссией цифру три миллиона жертв. Поскольку он явно не знал, какой из трех описанных свидетелями методов убийства выбрать, то предусмотрительно описал все три:

«Для убийства использовали самые различные средства: нагнетали выхлопные газы тяжелого танкового мотора, который обсуживал силовую станцию Треблинки (…) Вторым, чаще всего применявшимся в Треблинке способом убийства было откачивание воздуха из камер с помощью специальных отсасывающих устройств (…) И, наконец, еще третий, более редкий, но также применявшийся метод – убийство с помощью пара; этот метод также основывался на том, что организм лишался кислорода – пар вытеснял воздух из камеры».51

Студентка: Полный хаос!

Ф. Брукнер: Он присутствует и в показаниях других свидетелей, которые в конце 1945 года выступали перед польскими следователями. Например, в протоколе следователя Здзислава Лукашевича указано, что Шимон Гольдберг заявил:

«Евреев травили, откачивая воздух – была машина для выкачивания воздуха – и впуская газ автомобиля. Сжигали эфир и впускали пары. Был еще хлор».52

На Нюрнбергском процессе польское правительство по таинственным причинам сделало выбор в пользу пара. В переданном поляками 14 декабря 1945 года нюрнбергским судьям документе говорилось:

«Все жертвы должны были снять свою одежду и обувь, которые потом собирались, после чего все, сначала женщины и дети, загонялись в камеры смерти. Тех, кто слишком медленно двигался или был слаб, подгоняли шомполами, ударами хлыстов и пинками (…) Маленьких детей просто вбрасывали внутрь. Набитые камеры герметически закрывали и впускали пар».53

Студент: Когда же произошел переход к газовым камерам?

Ф. Брукнер: В 1946 году. Тогда Рахель Ауэрбах – та гениальная ученая, по мнению которой кровь – первоклассное горючее, опубликовала на языке идиш книгу «На полях Треблинки », которая 33 года спустя была переведена на английский язык и вошла в сборник Александра Доната «Лагерь смерти Треблинка ». Р. Ауэрбах назвала указанную В. Гроссманом цифру три миллиона жертв Треблинки преувеличенной, предложила свою цифру жертв 1,074 миллиона и говорила только о газовых камерах, не упоминая ни единого слова о других методах убийства.

Эта версия быстро укрепилась в официальной истории по вполне понятным причинам. Поскольку три «восточных лагеря уничтожения» подчинялись одним и тем же немецким инстанциям, было бы невероятно, чтобы в каждом из них применялись различные методы убийства; требовалась унификация, и логично было выбрать самую правдоподобную, по крайней мере, на первый взгляд, версию. Так, паровые камеры и камеры для отсоса воздуха Треблинки были отправлены в чулан истории вместе с электрическими установками и засыпанными известью поездами смерти Белжеца.

Во время войны утверждали, что в третьем «восточном лагере уничтожения» Собибуре для убийства применялся хлор, но потом от этой версии тоже отказались. Важнейшая свидетельница по Собибуру, еврейка Зельда Мец, определила число жертв этого лагеря в два миллиона и так описала процесс уничтожения:

«Потом они (евреи) входили в деревянное здание, где женщинам остригали волосы, а потом в «баню», т. е. газовую камеру. Их удушали хлором. Через 15 минут все они задыхались. Через окошко смотрели, все ли мертвы. Потом пол автоматически открывался. Трупы падали в вагонетки поезда, который проходил через газовую камеру и доставлял трупы в печь. Это было огромное открытое горнило с костемолкой».54

Советский свидетель Александр Печерский называл орудием убийства не хлор, а некую «черную жидкость», которой жертв обливали по спирали из отверстий в потолке, но и у него «после казни открывался пол, трупы падали в вагонетки, их вывозили из здания, обливали бензином и сжигали »55.

Студент: Воистину, немецкая техника творила чудеса!

Ф. Брукнер: Да, изобретательный ум немецких инженеров-убийц заставляет замереть от почтения. Но и на эти варианты после войны была тактично накинута завеса молчания, и число жертв Собибура снизили с двух миллионов до 200–500 тысяч. В русской версии «Энциклопедии Холокоста » вы найдете первую цифру на с. 325, вторую – на с. 569.

Таким образом, для всех трех «восточных лагерей уничтожения» с 1946 года был установлен постулат о массовых убийствах с помощью выхлопных газов моторов, но еще не было четко прописано, что это были именно дизельные моторы. Насколько мне известно, о дизельном моторе в Треблинке было впервые упомянуто в декабре 1947 года, а именно Элиасом Розенбергом в его уже не раз цитировавшемся заявлении в Вене56. Своим окончательным утверждением эта версия, несомненно, обязана показаниям Герштейна. Таким образом Треблинка и Собибур, как и Белжец, получили свои «дизельные газовые камеры», которые сегодня фигурируют во всех книгах по истории, и, оспаривая существование которых, вы можете сегодня в Германии загреметь в тюрьму на пять лет.

Студент: Не скажете ли еще несколько слов о Собибуре?

Ф. Брукнер: Ревизионистами пока не написана монография об этом лагере, ибо по нему нет почти никаких документов и мало свидетельских показаний. И здесь описываются столь же технически невероятные методы, как в Белжеце и Треблинке, с тем единственным отличием, что избавляться от трупов было легче, поскольку число жертв было меньше. Позже я представлю доказательства того, что Собибур точно так же, как Треблинка и Белжец, был пересыльным лагерем.

Четвертым и последним из т. н. «чистых лагерей уничтожения» был, согласно официальной истории, расположенный к северо-западу от Лодзи лагерь Хелмно, по-немецки Кульмгоф. Насколько я знаю, не сохранилось ни одного немецкого документа военного времени об этом лагере. Нам приходится довольствоваться показаниями свидетелей, которые, как доказала немецкая исследовательница Ингрид Веккерт в хорошо обоснованной статье, изобилуют противоречиями и нелепостями57. В Хелмно массовые убийства совершались якобы не в стационарных газовых камерах, а в газовых автомобилях. Об этих автомобилях мы еще будем говорить в связи с событиями на Восточном фронте.

Из книги Ю. Графа „Крах мирового порядка”. 


Просмотров: 3831
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Различия между национал-социализмом и фашизмом Полное интервью Аарона Руссо о планах Рокфеллеров MTV – уникальное средство для промывания мозгов Кончита - Восход Люцифера Начинается очищение государственного организма России Как серые захватили власть над Землей