Антисионизм

Узнай ПРАВДУ про мировое закулисье, сионизм, иудаизм - разоблачаем мировую паразитическую систему

Ссылки на холокост — это трюк, цель которого — лишить законных оснований любую критику иудеев Так вот ты какой, Мошиах!! Обращение русских ученых к евреям России Ответ на „еврейский вопрос”
Новости

Участие и роль иудеев в культурной жизни России - 2

Начало здесь - Участие и роль иудеев в культурной жизни России

 Но с тех пор, как сионизм стал уклоняться от своей прямой цели и стал заниматься пропагандой еврейского национального единства в самой России - такого направления Правительство не может потерпеть, ибо оно приведет к тому, что в стране возникнут группы людей, чуждых и враждебных патриотическим чувствам, на коих основано каждое государство.

Если сионизм вернется к своей прежней программе - он сможет рассчитывать на моральную и материальную поддержку русского правительства, особенно с того дня, когда какие-нибудь из его практических мероприятий сократят численность еврейского населения России.

В этом случае Правительство готово поддержать перед Турцией стремления сионистов, облегчить их деятельность и даже выдавать субсидии эмиграционным обществам".

Во время своего пребывания в Петербурге Герцль добился и приема у Витте, известного не только как крупный самовник, но и как человек с большими связями в финансовом мире Европы, в котором евреи играли доминирующую роль.

Витте разочаровал Герцля. При обсуждении еврейского вопроса в России, Витте, по воспоминаниям Герцля, был груб и прямо сказал Герцлю, что Правительство и все русские патриоты не могут не считаться с тем фактом, что евреи, составляющие всего 5% населения Империи, дают 50 % всех революционеров.

Герцль, сам пламенный сторонник переселения евреев в Палестину, уехал из России не совсем разочарованным. Все-таки кое-какие обещания от Плеве были получены, хотя и обусловлены невмешательством сионистов во внутренние дела России. А с тем, что Плеве был в значительной степени прав, трудно было не согласиться, хотя из соображений тактических Герцль никогда об этом не высказывался, а ограничился оглашением на 6-м сионистском съезде приведенного выше письма Плеве.

Намечавшиеся, как будто, возможности канализации сионистского движения, или хотя бы его какой-то части, по путям, приемлемым и для русского правительства, и для подлинных сионистов, всерьез собиравшихся выехать в Палестину для создания еврейского государства, а не создавать в пределах России "государство в государстве", не выезжая из России - все было прервано наступившими революционными событиями 1904-1907 годов.

Русскому правительству было не до сионистов, а сионистам, перед которыми открылись головокружительные возможности в случае успеха революции, было не до Палестины. Они, в массе своей, с головой ушли в дело поддержки той борьбы, которая велась за осуществление всех еврейских вожделений.

Вожделения же эти сводились к полному и безоговорочному равноправию евреев в России, а, сверх того, и к возможности создать на законных основаниях "государство в государстве", в результате признания за евреями, рассеянными по всей России, права "национально-персональной автономии".

Сущность "национально-персональной автономии" заключалась в том, что на общегосударственный счет должны были содержаться чисто еврейские культурно-бытовые учреждения и организации (газеты, театры, учебные заведения и т.п.) в любом населенном пункте государства, где поселится некоторое количество евреев. Во внутреннюю же жизнь "национально-персонально-автономных" еврейских общин - групп не-евреи никакого права вмешательства или влияния не имели, хотя бы они и составляли подавляющее большинство данного населенного пункта.

Вступление евреев в русскую политическую жизнь началось тотчас же после того, как начали создаваться кадры евреев, получивших среднее и высшее образование в русских учебных заведениях.

Произошло это в начале 60-х годов прошлого столетия, когда начали создаваться первые революционно-радикальные политические кружки, из которых впоследствии развились "Народная Воля", "Черный Передел", а на рубеже нынешнего столетия - "Партия Социалистов-Революционеров", сокращенно "Эс-Эры".

Видную роль в этих кружках 60-х годов играл еврей Утин, который был приговорен к смертной казни, бежал за границу и был секретарем русской секции 1-го Интернационала. Утин был в очень близких отношениях с Карлом Марксом и поддерживал его активно в борьбе с Бакуниным. Карьеру свою Утин закончил в России богатым купцом. Он подал прощение о помиловании, был прощен и, вернувшись в Россию, достиг завидных успехов на поприще торговли и финансов.

В следующее десятилетие, к концу 70-х годов, мы уже встречаем евреев в радикально-революционном движении значительно больше, причем многие из них заняли руководящие положения в кружках и партиях, как, например, уже упомянутые выше, Дейч, Натансон, Аксельрод, Зунделевич и много других.

Дальше, к концу столетня прошлого и в первые годы нынешнего, число евреев революционеров возросло настолько, что Витте, имея в руках статистические данные, смог сказать Герцлю о 50 % евреев-революционеров, при всего 5% евреев в числе народонаселения России. При этом Витте имел в виду только революционеров, не причисляя к ним "оппозиционеров", противников режима, к каковым принадлежали почти все без исключения еврейско-русские интеллигенты.

Все сказанное выше, относится к радикально-революционным течениям "Народнического" направления, каковые были единственными в 60-х и 70-х годах.

Но, кроме них, начиная с 80-х годов начали создаваться и развиваться параллельно и течения марксистские - предтечи социал-демократической партии, единой до 1903 года, когда она раскололась на меньшевиков и большевиков. Первое в России марксистское (социал-демократическое) течение было организационно оформлено, когда в 1883 году была основана группа "Освобождение Труда". Основателями были Г. Плеханов (русский), П. Аксельрод (еврей) и Л.Дейч (еврей).

Группа быстро разрослась и к началу 90-х годов уже представляла собою многочисленное течение, в которое вошли как русские, та и многочисленные евреи. Несколько позднее вошло немало грузин.

Среди пионеров этого нового в РОССИИ движения было много евреев, впоследствии игравших крупную роль в общероссийском марксистском революционном движении: Рязанов (Д. Гольдендах), Стеклов (Ю. Нахамкес), Кольцов (Д. Гинзбург), Мартов (Ю.Цедербаум), Дан(Ф. Гурвич), Мартынов (А.Пикер), Гриневич (М. Коган) и немало других. Большинство принимали русский псевдоним, как видно из вышеприведенного перечня.

Нарастание революционных настроений в начале текущего столетия усилило чрезвычайно приток новых революционных сил, среди которых бросалось в глаза большое количество евреев. .

Но, кроме того, параллельно евреи-марксисты образовали и свою собственную, еврейскую марксистскую (социал-демократическую) партию - "Бунд". По своим идеологическим установкам и программе "Бунд" ничем не отличался от общероссийской социал-демократической партии выросшей из группы "Освобождение Труда", но членами "Бунда" могли быть только евреи.

На это было обращено внимание правоверных марксистов, протестовавших против этого самоограничения внутри одной, по существу, партии. И притом по признаку еврейства, т. е. расы и религии в то время, как марксизм стремился стереть и уничтожить именно эти различия в пролетариате.

Создававшиеся и оформлявшиеся тогда организации социал-демократов, естественно, создавались по признаку территориальному, собирая и объединяя всех, исповедовавших социал-демократическую (марксистскую) идеологию и программу, независимо от их расы, племени и религии.

В связи с созданием "Бунда" разгорелась ожесточенная полемика о недопустимости дробления по признаку расы и племени, единого пролетарского движения

В процессе этой полемики "бундовцы" выпустили даже особую брошюру (на русском языке), в которой оправдывали свою позицию, приводя следующие доводы:

"Вообще было бы большим заблуждением думать, что какая бы то ни было социалистическая партия может руководить освободительной борьбой пролетариата чужой национальности, к которой она сама не принадлежит. Пролетариат каждой нации имеет свою, выработанную историей, психологию, свои традиции, привычки, наконец, свои национальные задачи. Все эти условия отражаются на классовой борьбе пролетариата, определяют его программу-минимум, формы организации и т. д. С этим условием и особенностями нужно считаться, их нужно уметь использовать, а это возможно только для партии, выросшей из данного пролетариата, связанной с ним тысячью нитей, проникнутой его идеалами, понимающей его психологию. Для партии чужого народа это невозможно".

Брошюра была напечатана в Лондоне, в марте 1903 года, то есть до раскола социал-демократов на большевиков и меньшевиков.

Полемика закончилась полной и безоговорочной победой "Бунда", который не только продолжал существовать и развиваться, но и весьма активно вмешивался в жизнь и деятельность других социал-демократических организаций, не-еврейских, в частности, в деятельность "Российской Социал-Демократической Партии", как меньшевистской, так и большевистской ее фракций.

Не только рядовые члены "Бунда", но даже и его лидеры считали для себя возможным и допустимым принимать самое активное участие в общероссийских социал-демократических организациях и не только как рядовые члены, но и как члены ЦК, ревниво оберегая в то же время "чистоту" (в смысле еврейском) своего "Бунда", (Евреи-выкресты в "Бунд" не допускались).

Явление это не осталось не замеченным. Но поднимать этот вопрос никто не смел. Психологическая атмосфера в революционных кругах Того времени была такова, что самая постановка этого вопроса была бы квалифицирована, как "черносотенство" и "мракобесие", недопустимые среди передовых и интеллигентных людей. И все, мирились с этим явлением, которое на одном из митингов в Киеве было названо "двойным социал-демократическим подданством", причем было сказано, что и сам Карл Маркс, как выкрест, не смог бы быть даже рядовым членом "Бунда".

И евреи-"бундовцы" играли выдающуюся роль в "Российском социал-демократическом движении" до революции, во время революции и продолжают играть и поныне, в эмиграции. Чтобы 'убедиться в этом, достаточно просмотреть несколько номеров журнала "Социалистический Вестник", много десятилетий выходившего в эмиграции, или присутствовать на каком-либо собрании или докладе "Российской Социал-демократической Партии" (меньшевиков). Не-евреев в этой партии и в составе ее, так называемой, "Заграничной Делегации" можно перечесть по пальцам. А на конгрессах И Интернационала от имени "российских социал-демократов" тщетно и безнадежно будет искать делегата не-еврея. .

"Бунд" и РСДП (м) настолько тесно переплелись, что нельзя установить, где кончается "Бунд" и где начинается РСДП (м).

Кроме двух основных течений русской дореволюционной общественной и политической жизни, имевших характер радикально-революционный, вышедших из кружков и групп второй половины прошлого столетия ("народнических" - будущих Эсеров - и "марксистских"- будущих Эсдеков), в России существовали и течения оппозиционные, но не революционные.

Это были разных оттенков "либералы" и "демократы". Общее у них всех было оппозиционное отношение к внутренней политике Правительства и отрицание методов революционных для изменения этой политики. "Либералами" называли и активных сотрудников Александра II при проведении им реформ первого двадцатилетия его царствования: освобождение крестьян, судебная реформа, введение земств, всеобщая воинская повинность. "Либералами" называли и тех, кто стал в оппозицию по отношению к ограничительным мероприятиям Правительства в царствование преемников Александра II.

Дворяне-помещики, земские и городские деятели, в значительной степени, писатели и публицисты, профессура - тогда (до начала XX столетия) пополняли ряды "либералов".

Евреев в их рядах не было или почти не было, за немногими исключениями.

Но очень скоро, когда эти "либералы" организационно оформились, назвавши себя "Конституционно-Демократической" партией (в 1905 году), туда хлынули евреи и заняли там ведущие позиции, особенно в органах печати партийных или партии симпатизирующих.

Основоположниками "Конституционно-Демократической Партии" (сокращенно - "Ка-Де" или "Кадетской") были либеральные земские деятели И. Петрункевич, Ф. Родичев, князь Шаховский, князь Львов, князь Трубецкой, все крупные помещики, а также ряд выдающихся профессоров - С.Муромцев, П. Милюков, Новгородцев и др. "Кадетов" с полным правом называли самой культурной партией России.

Политический идеал "кадетской партии" была конституционная монархия, типа английской, где "король царствует, но не управляет", полное равноправие всех подданных государства, свобода печати, широкое местное самоуправление. Словом, парламентаризм, как в Англии или во Франции, с министрами, ответственными перед парламентом и строгим разделением власти законодательной, судебной и исполнительной.

Эти политические требования "кадетов", по существу, были посягательством на прерогативы Монарха и ограничение его власти, а потому в правящих кругах отношение к "кадетам" было резко отрицательное, несмотря на то, что в рядах партии было много лиц титулованных, богатых помещиков и профессоров со всероссийскими именами.

Это отрицательное, в лучшем случае настороженно-недоверчивое, отношение порождалось и усиливалось тем обстоятельством, что ряды "Кадетов" быстро наполнились евреями, в особенности редакции их партийного органа "Речь" и идеологически близкой ежедневной газетой "Русские Ведомости", выходившей в Москве и считавшейся серьезной, "профессорской газетой".

С самого возникновения "Конституционно-Демократической" партии одним из ее наиболее влиятельных лидеров стал М. Винавер; И. Гессен, Г.Слиозберг, Г. Иодлос, М. Мандельштам, М. Шефтель заняли в партии места его ближайших сотрудников. С мнением Винавера и его единоплеменников - членов партии, не только все считались, но нередко ему и подчинялись.

Среди членов редакции и постоянных сотрудников партийного органа "Речь" доминировали еврейские имена. Редактор - И. Гессен, член редакции - М. Ганфман; постоянные сотрудники - А. Ланда, И. Эфрос, Л. Клячко, В. Ашкенази, А. Кулишер, С. Поляков-Литовцев...

В "Русских Ведомостях" руководящее положение в редакции занимал Г. Иоллос, а среди постоянных сотрудников мы видим: И. Левин, Н. Эфрос, Л. Слонимский, Г. Шрейдер, М. Лурье-Ларин, Ю. Энгель, П. Звездич, а также известного сиониста В. Жаботинского, который был заграничным корреспондентом этой газеты.

Аналогичное соотношение евреев и не-евреев было и в подавляющем большинстве областных и краевых крупных газет, обслуживающих население разных областей и частей в России. Одесса, Харьков, Ростов-на-Дону, Киев, Саратов, даже отдаленные Иркутск и Ташкент имели бойкие газеты с многотысячным тиражом, находившиеся фактически в еврейских руках. Издатели или редакторы, со значительным процентом постоянных сотрудников, были евреи. Так, например, в Ташкенте крупнейшей газетой руководил еврей Сморгунер, в Саратове - Авербах (шурин известного коммуниста Свердлова), "Киевская Мысль" была в руках еврея Кугеля, а сотрудничали в ней Бронштейн-"Троцкий", Д.Заславский-"Гомункулус", А. Гинзбург-"Наумов", М. Литваков-"Лиров"...

В самой распространенной в предреволюционные годы в России Тибете "Русское Слово", которую издавал известный Сытин, секретарем был А. Поляков, до этого сотрудник "Одесских Новостей" и бойкой и ходкой в Петербурге газеты "Биржевые Ведомости"...

Сказанного выше достаточно, чтобы составить себе представление о степени проникновения евреев всех политических оттенков и направлений в русскую периодическую печать.

О значении периодической печати на создание и направление общественного мнения говорить не приходится.

Вряд ли нужно говорить и о том, что евреи журналисты и публицисты ко всякому явлению и событию подходили и его освещали, исходя прежде всего из положения, полезно и нужно это для евреев или, наоборот, для евреев это вредной опасно. Согласно ставшей банальной фразе: "а как нашим", разумея под "нашими" своих единоплеменников.

В результате, очень многое в жизни государства и народа в печати освещалось односторонне и тенденциозно: одно выпячивалось и подчеркивалось, другое смягчалось или замалчивалось.

Характерен в этом отношении уже упомянутый выше случай с кровавым подавлением беспорядков на Ленских Золотых приисках, всколыхнувших всю Россию и имевших отклики и в мировой печати. Перечислялись убитые, раненные, арестованные рабочие. Только вскользь упоминалось о том, что были жертвы и на другой стороне - были и убитые и раненные среди полиции и войск. А часто об этих жертвах и вообще не упоминалось. И тщетно было искать в газетах того времени правдивого освещения подлинных причин разыгравшихся событий: алчности и бесчеловечного отношения к справедливым требованиям рабочих, бессовестно эксплуатировавшихся миллионером Гинсбургом, владельцем приисков. Стоявшее на страже правопорядка и защищавшее частную собственность Русское Правительство вынуждено было прибегнуть к крайним мерам, причем в защите интересов еврея Гинсбурга пролилось немало русской крови.

Газеты того времени, которые не плыли в фарватере оппозиционно-революционных настроений и назывались "правыми", сообщая об этих событиях, по причинам понятным, не углублялись в рассмотрение вопроса, кто по племенной принадлежности был тот русский подданный, имущество которого защищалось. В этом отношении, перед законом все были равны: капиталист-еврей и капиталист-не-еврей. Право собственности законом признавалось и безоговорочно защищалось и оберегалось, а нарушители карались.

Следствием такого одностороннего освещения событий было создание оппозиционных или революционных настроений среди тех, кто "правой" прессы не читал, и усиление и подогревание антиправительственных течений среди тех, кто и без того был настроен соответствующим образом и априори относился недоверчиво и критически ко всему, что исходило не "слева", а от Правительства или печаталось в "правой" печати.

Здесь уместно будет напомнить, что начиная с 1905 года, в России предварительной цензуры для газет и журналов не было.

Газета или журнал попадали к цензору уже после того, как были отпечатаны и если в них было что недопустимое с Точки зрения Правительства - против редактора предпринимались соответствующие меры: штраф, арест "ответственного редактора", запрещение выхода на некоторое время или даже закрытие газеты или журнала.

При .таком порядке была возможность издавать газеты и журналы не только резко оппозиционные, но даже направления "эсеровского" и "социал-демократического", как меньшевистские, так и большевистские. Правда, редакторы часто подвергались разного рода взысканиям, штрафам или арестам, или и то и другое вместе... Но все же выходили, а для "отсидки под арестом" всегда находилось лицо, которое фигурировало, как "ответственный редактор". Легко находились и деньги для уплаты штрафов.

В предреволюционные годы широкие круги русской общественности живо интересовались дебатами в Государственной Думе, где нередко произносились речи с резкой критикой действий органов власти. Стенографические отчеты были слишком длинны, чтобы их печатать в газетах полностью, а потому обычно печаталось содержание тех или иных речей и выступлений в изложении, присутствовавших на заседаниях журналистов - представителей газет. Как изложить и "подать" читателю - это зависело от корреспондента. И на этой почве нередко возникали конфликты.

Однажды, в 1908 году один из членов Государственной Думы, в ответ на выступление оппозиции, требовавшей большей свободы для печати и утверждавшей, что все осведомление России и всего мира проходит через цензуру, сказал: "Да, но, к сожалению, не через цензуру Правительства, а через цензуру "черты оседлости"... И указал рукой на ложу журналистов, в которой сидели представители газет, получавшие доступ в ложу на основании карточек, выдававшихся редакциями, в которых не проставлялось имя, отчество и фамилия представителя.

В связи, с этим выступлением были проверены паспорта (а не только карточки от редакций), в которых как известно, в то время, не было графы "национальность" или "народность", но зато были полностью обозначены имя, отчество, фамилия и вероисповедание владельцев.

При проверке выяснилось, что подавляющее большинство лиц, сидевших в ложе журналистов в качестве "корреспондентов" разных газет России, были евреи. Не-евреев было всего несколько человек. А 25 русских журналистов были "иудейского вероисповедания", т. е. евреи. Евреем был и директор бюро печати (частного) при Гос. Думе, Зайцев-Бернштейн. (Полный список этих русских журналистов - в Приложении). Такова была картина (в самых общих чертах) участия евреев в русской периодической печати, игравшей огромную роль в деле пропаганды.


Просмотров: 2383
Рекомендуем почитать



Новости партнеров

Популярное на сайте
Тайны Иллюминатов Что евреи сделали с Украиной Американские эксперты подробно расписали сценарий разрушения России MTV – уникальное средство для промывания мозгов Масоны у власти в Украине Чернобыльская авария это теракт